главная | новое | каталог | учебники

Экономика (Самуэльсон П.) » Экономика. Введение

Экономика. Введение

Век рыцарства прошел; наступил век софистов, экономистов и счетных машин.
Эдмунд Бурке

Доктор Ватсон поведал нам, как велико было его изумление, когда он узнал, что великий Шерлок Холмс никогда не слышал о солнечной системе. Но еще больше поразило его то, что Холмс, руководствуясь эксцентричной психологической теорией, согласно которой мозг подобен чердаку, имеющему ограниченную вместимость, и не намерен был выслушивать описание солнечной системы, ибо это, по мнению Холмса, вытеснило бы из его рассудка более важные вещи, например осведомленность о строении мочки уха у магазинных воровок.

Можно с уверенностью сказать, что изучение экономической теории не лишит вас познаний в области физики, латинского языка или точечной сварки. Но вместе с тем справедливо и то, что каждый стремится экономить свое ограниченное время. Поэтому, если экономический анализ не преследовал бы важную цель, затрачиваемые на него часы можно было бы со спокойной совестью посвятить множеству других дел.

По ком звонят колокола

Первым поводом к изучению экономической теории является то, что эта теория имеет дело с такими проблемами, которые касаются всех нас без исключения:

Какие виды работ нужно выполнять? Как они оплачиваются? Сколько товаров можно купить на доллар заработной платы сейчас и в период скачущей инфляции? Какова вероятность наступления такого времени, когда человек не сможет находить подходящую для себя работу лишь в пределах приемлемого срока?

Помимо проблем личного и семейного порядка, экономическая теория рассматривает и вопросы политического характера, решение которых затрагивает каждого человека:

Будет ли государство помогать безработным шахтерам, увеличивая мой налог, или оно может способствовать смягчению проблемы безработицы с помощью других мер? За что я должен голосовать — за то, чтобы сейчас строить новую школу и шоссейную дорогу, или же за то, чтобы отложить это строительство до такого времени, когда деловая активность уменьшится, цена на цемент упадет и нужно будет выискивать возможности для получения работы? Должны ли мы голосовать за то, чтобы замужним женщинам было отказано в праве работать в государственных учреждениях и таким образом не допустить, чтобы безработица выбрасывала мужчин на улицу? Приведет ли автоматизация на заводах к снижению заработной платы до полугодового уровня и возникновению избыточной рабочей силы? А что сказать об антитрестовском законодательстве, имеющем целью борьбу против монопольных цен?

В предмет экономической теории входят также вопросы торгово-промышленного предпринимательства:

Почему курс акций катастрофически упал с 1929 по 1932 г. и испытал драматический взлет в послевоенные годы? Почему курс облигаций зачастую повышается именно тогда, когда понижается курс акций? Каким образом фермерам надлежит изменить соотношение между затратами земли и затратами труда в случае, когда заработная плата относительно увеличивается по сравнению с земельной рентой?

Экономическая теория должна дать ответ на важнейшие проблемы, встающие перед обществом и нацией:

В каком смысле рост народонаселения составляет проблему для Индии? И в каком смысле — для Соединенных Штатов? Будет ли темп нашего роста в будущем зависеть главным образом от того, в какой мере мы сейчас приносим в жертву потребительские товары ради производства машин и другого промышленного оборудования, или же определяющей переменной будущего роста явится изобретательность наших университетских ученых, инженеров-исследователей и фабричных инспекторов?

Из всех вопросов, интересующих люден в передовых западных цивилизациях и в слаборазвитых районах мира, наиболее важным по-видимому, являются следующие. Догонит ли Советский Союз через два десятилетия Соединенные Штаты как общество наибольшего изобилия во всем мире? Как изменяется разрыв между этими различными типами экономических систем? Что может сделать каждый для изменения их относительного положения? Каким методам должны подражать простые люди в Индии и Конго, чтобы ускорить экономическое развитие своих стран?

Для того чтобы ответить на все эти вопросы, нужно изучить экономическую теорию. Из этого, конечно, не следует, что достаточно пройти курс экономической теории или проштудировать полдюжины учебников, чтобы ответить на эти вопросы раз и навсегда. Экономическая теория имеет дело с жизнью людей, а человеческая жизнь, как мы увидим, не укладывается в рамки простых и категоричных ответов.

Для человека, который систематически не изучал экономическую теорию, представляет огромную трудность не только дать ответ на эти вопросы, но даже сама попытка обдумать их как следует. Он подобен глухому, пытающемуся дать свою оценку музыкальному произведению. Дайте этому человеку возможность слышать, и, даже если он лишен таланта и неспособен восполнить его отсутствие опытом или в состоянии наслаждаться мелодией и ритмом, не понимая музыкальной гармонии и структуры, он все же по меньшей мере сможет почувствовать, что такое музыка.

На протяжении всей нашей жизни экономические вопросы, подобные перечисленным выше, а также постоянно возникающие новые вопросы будут обсуждаться людьми и прессой. Изучение экономической теории — это необходимая предпосылка для полезного и приятного участия в этом «Великом разговоре».

Свет и плоды

Существует и другое основание для изучения экономической теории. Эта теория может оказаться в высшей степени увлекательной. Это верно, что на протяжении двух столетий образованные люди находили в ней ответ чуть ли не на все вопросы, которые жизнь ставила перед ними. Но в то же время экономическим принципам присуще известное логическое изящество евклидовой геометрии. Чтобы полностью оценить прелести квантовой физики, необходимо сначала в совершенстве овладеть тонкой математической техникой. Для того чтобы ощутить эстетику построения экономического анализа, требуется лишь логическое мышление и способность изумляться по поводу того, что подобные умозаключения действительно имеют жизненно важное значение для миллиардов людей во всем мире.

Однако одним изяществом, конечно, нельзя ограничиться. Если бы, подходя к концу своего долгого жизненного пути, экономист понял, что он не оставляет после себя ничего, кроме размышлений о красивых формах, то он был бы далек от того чувства удовлетворения, которое испытал бы, если убедился в том, что плоды его труда серьезно повлияли на жизнь людей. Экономическую теорию изучают ради того света, который она излучает, а всякое попутное удовлетворение — это не более чем случайная премия.

Что такое экономическая теория

В прошлом люди, начинающие изучать экономическую теорию, обычно требовали, чтобы им было дано краткое, в одном предложении, определение этого предмета. И надо сказать, что этот сильный спрос не испытывал недостатка в предложении. Вот некоторые из таких определений:

  1. Экономическая теория есть наука о видах деятельности, связанных с обменом и денежными сделками между людьми.
  2. Экономическая теория есть наука об использовании людьми редких или ограниченных производительных ресурсов (земля, труд, товары производственного назначения, например машины, и технические знания) для производства различных товаров (таких, как пшеница, говядина, пальто, концерты, дороги и яхты) и распределения их между членами общества в целях потребления.
  3. Экономическая теория есть наука о повседневной деловой жизнедеятельности людей, извлечении ими средств к существованию и использовании этих средств.
  4. Экономическая теория есть наука о том, как человечество справляется со своими задачами в области потребления и производства.
  5. Экономическая теория есть наука о богатстве.

Этот перечень достаточно велик сам по себе; однако, проведя час в соответствующем отделе хорошей библиотеки, грамотный человек сможет во много раз удлинить его. Втиснуть в несколько строк точное описание любого предмета, которое четко отделило бы его от смежных дисциплин и дало бы представление начинающему о всех вопросах, охватываемых этим предметом, — дело весьма нелегкое. Экономическая теория, несомненно, включает в себя все элементы, указанные как в этих определениях, так и в тех, которые могли бы войти в более длинный перечень.

Если заставить специалиста выбрать из всех приведенных выше дефиниций лишь одну, то в наше время он, по всей вероятности, остановился бы на второй. Ему известно, какое значение имеют деньги, и если бы Китай начиная с будущего года отказался от использования денег вообще, то он тем не менее продолжал бы сталкиваться с бесчисленным множеством проблем, которые призвана изучать экономическая теория. Действия Робинзона Крузо и самостоятельных поселенцев, хотя они и не занимались обменом товаров или бартерной торговлей, также находятся в пределах компетенции экономической теории.

Если говорить об обычном течении жизни, то экономическая теория, как это совершенно очевидно, не может описывать чувства человека во время воскресной обедни, вкус гусиного мяса, которое он ест, слушая, как Эллиот читает свои стихи или как поет Синатра о страданиях любви или муках смерти. То, что является самым значительным в жизни, не приобретается даром, но его нельзя купить и на рынке. Короче говоря, никакое определение предмета экономической теории не может быть точным, да в этом, по сути, и нет необходимости. Тем не менее, для ознакомления с предметом можно было бы дать следующую его краткую характеристику.

Экономическая теория есть наука о том, какие из редких производительных ресурсов люди и общество с течением времени, с помощью денег или без их участия, избирают для производства различных товаров и распределения их в целях потребления в настоящем и будущем между различными людьми и группами общества.

Чем не является экономическая теория

Экономическая теория не является экономикой домоводства. Чтобы обучиться искусству выпечки тортов и ведению домашнего счетоводства, нужно обратиться в другое место.

Экономическая теория не является наукой об управлении предприятиями. Она не раскроет вам секретов успеха — как заработать миллион долларов, подготовить годовой финансовый отчет, разработать наилучшую рекламную стратегию или предвосхитить курс акций на бирже.

Экономическая теория не является технической наукой. Ответы на вопросы о том, как построить хорошую плотину, получить пенициллин или опылить кукурузу, нужно искать в лабораториях и в самой жизни.

Тем не менее экономическая теория, как мы увидим дальше, близко соприкасается со всеми этими проблемами. Она исходит из того, что инженер хорошо знает свое дело. Она признает ограниченность природы и человеческих познаний. Более того, экономическая теория описывает, каким образом ограниченность ресурсов и относительные уровни цен заставляют техников менять свои решения и делать выбор между альтернативными технологическими процессами. Если вышел из строя двигатель, не посылайте за экономистом. Но экономические знания очень пригодятся тогда, когда нарушаются взаимозависимые социальные отношения производства, как это случилось во время великой депрессии после 1929 г. в нашей стране или в период инфляции 1923 г. в Германии.

Вопрос о том, каким образом семьи расходуют свои деньги, очень интересует экономиста; но это отнюдь не означает, что он подходит к характеристике потребительского спроса точно так же, как и бережливый глава семьи или специалист по вопросам семейного права. Точно так же усвоение излагаемых в начальных курсах экономической теории, подобных данной книге, методов, к которым прибегает какая-либо группа бизнесменов, чтобы получить большую прибыль или добиться осуществления других целей, еще не позволяет студенту-второкурснику сразу же превзойти умудренного опытом отца.

В самом деле, если вы хотите в течение пяти лет как можно больше заработать на бирже или торговыми операциями, вам лучше прямо пойти на линию огня и поступить в обучение в какую-либо действующую компанию. Тем не менее, хотя экономическую теорию и не изучают с целью чисто профессиональной выучки, лицо с более широким кругозором и глубоким пониманием великих социальных сил современной экономики, по всей вероятности, в конечном счете добьется большего материального успеха, чем нетерпеливый юноша, который стремится сразу же приобрести практический опыт.

Одна среди многих

Экономическая теория, или политическая экономия, как ее обычно называют, тесно соприкасается с другими важными университетскими предметами. Социология, политическая наука, психология и антропология — все это социальные науки, предмет изучения которых частично совпадает с предметом экономической теории. Приведем лишь один пример:

Один приезжий экономист как-то заметил, что в доведенной до нищеты Индии коровы считаются священными животными; они миллионами бродят по улицам в поисках пищи. И если наивный экономист, абсолютно не разбирающийся в истинной природе человека, рассматривает эти стада как главный источник белковых дополнений к скудной пище, то более дальновидный ученый, с присущим ему пониманием психологического отношения к национальному обычаю, при анализе экономического развития Индии, безусловно, примет в расчет этот социологический фактор. Он постарается, кроме того, выяснить, как подобная обстановка влияет на политическую структуру и на группы, оказывающие воздействие на политику.

Экономическая теория очень близка также к изучению истории. Можно ли считать простым совпадением, что после того, как Колумб открыл Америку со всем ее золотом, цены в Испании и Европе повышались на протяжении веков? Почему век парохода и железных дорог помог фермерам Айовы, ухудшил положение фермеров Вермонта и Оксфордшира и облегчил участь жителей лондонских трущоб? Для истолкования истории необходимы аналитические средства, ибо факты никогда не «говорят сами за себя»; однако этот подход не опровергает старинной китайской пословицы: «один взгляд стоит тысячи ухищрений».

Среди множества научных дисциплин, связанных с экономической теорией, особого упоминания заслуживает статистика. Государственные учреждения и организации предпринимателей публикуют огромное количество всевозможной цифровой информации. Большая часть наших представлений о действительной форме различных кривых, которые можно увидеть на страницах этой книги, является результатом тщательного статистического анализа собранной информации. Именно в области экономики находят свое наиболее важное применение многие из математических методов теории вероятности и статистики.

Хотя каждый элементарный учебник должен содержать геометрические диаграммы, тем не менее значение математики как таковой необходимо лишь для более сложных разделов экономической теории. Ключом к успешному овладению основными экономическими принципами является логическое мышление, а для успешного применения экономической теории на практике необходима точная оценка эмпирических данных.

Лауреат Нобелевской премии Макс Планк, основатель квантовой физики, однажды скромно заметил, что он начинал свою деятельность как экономист, но затем оставил эту профессию, потому что она слишком трудна. Когда об этом рассказали пионеру современной математической логики Бертрану Расселу, он ответил: «Это странно. Я бросил экономическую теорию из-за того, что она слишком проста!»

Обе точки зрения содержат зерно истины. Но в них заключена и ошибка. Миллионы раз было подтверждено, что любой смышленый человек, достигший 16 лет, может хорошо усвоить экономические принципы. И в этом смысле Рассел прав. Однако в искусстве познания экономических сил человеческой жизни на одной лишь умственной виртуозности, как это понял Планк, далеко не уедешь. С другой стороны, опыт показывает, что, хотя простаки не достигали успеха ни здесь, ни в любой другой области, все же не нужно быть сверхчеловеком, чтобы плодотворно заниматься предметом, который люди назвали экономической теорией и который находится на полпути между искусством и наукой.

Экономическое описание и анализ

Первая задача современной экономической науки состоит в том, чтобы описать, проанализировать и объяснить динамику производства, безработицы, цен и других подобных явлений, а также установить соотношения между ними. Для того чтобы такое описание имело какую-либо ценность, оно должно представлять собой нечто большее, чем ряд бессвязных перечислений. Оно должно быть подчинено определенной системе; именно под этим понимается подлинный анализ.

Сложность поведения людей и изменений в социальной жизни не позволяет надеяться на достижение той степени точности, какая присуща исследованиям в области ряда естественных наук. Мы не можем осуществлять контролируемые эксперименты подобно тому, как это делает химик или биолог. Как и астрономы мы должны довольствоваться главным образом «наблюдением». Но наблюдаемые экономические события и статистические данные, увы, не так четки и упорядочении, как орбиты небесных спутников. К счастью, однако, точность наших ответов не обязательно должна достигать нескольких десятичных знаков, напротив, мы сделаем гигантский шаг вперед даже в том случае, если сможем правильно определить общее направление данного явления и достигаемый эффект.

Знание и понимание природы и общества уже сами по себе стоят затраченного труда. Если изучение путей планет и шалостей атомов представляет значительный интерес, то не менее полезно также узнать, каким образом банки создают деньги, как развивается инфляция и какую роль предложение и спрос играют в установлении цен. Но, помимо приобретения знаний ради знаний, есть надежда — и для большинства людей она имеет гораздо большее значение, — что открытия в физике смогут помочь инженерам сделать полезные усовершенствования, что изучение физиологии будет способствовать развитию медицины и что беспристрастный анализ экономических данных даст возможность обществу найти пути, чтобы воспрепятствовать повторению некоторых наиболее неприятных и болезненных экономических явлений.

Экономическая политика

Мы подошли теперь к важной проблеме экономической политики. В конце концов понимание должно помочь контролю и усовершенствованию. Каким образом можно умерить капризы экономического цикла? Как стимулировать эффективность и экономический прогресс? Как сделать более доступным достаточный уровень жизни?

Мы будем стремиться осветить эти проблемы экономической политики в каждой части нашего анализа. Чтобы добиться успеха, все мы должны стараться выработать объективность и беспристрастность, способность видеть вещи такими, каковы они есть на самом деле, независимо от наших симпатий или антипатий. Нельзя не учитывать, что экономические проблемы все принимают близко к сердцу. Когда затрагиваются глубоко укоренившиеся убеждения и предрассудки, то у людей повышается кровяное давление, их голоса становятся крикливыми; а ведь некоторые из этих предрассудков являются не более чем плохо замаскированным выражением определенных экономических интересов.

Доктор, страстно стремящийся к искоренению болезней, должен сначала научиться объективно оценивать то, что является предметом его наблюдений. Он ставит себе на службу бактериологию, но с помощью этой же науки сумасшедший ученый может попытаться истребить человечество, заражая людей чумой. Нельзя добиться осуществления желаний одними лишь благими намерениями. «Там, где обязаны поклоняться солнцу, законы теплоты будут слабо поняты».

Точно так же для каждой экономической ситуации существует лишь одно истинное объяснение, как бы трудно не было его дать. Не может быть одной экономической теории для республиканцев и другой — для демократов, одной — для рабочих и другой — для предпринимателей. В оценке основных экономических проблем, касающихся цен и занятости, точки зрения большинства экономистов довольно близки.

Это не означает, что экономисты всегда единодушны в определении экономической политики. Экономист А может выступать за то, чтобы полная занятость была обеспечена любой ценой. Экономист Б может не придавать этому первостепенного значения. Коренные вопросы, определяющие, насколько правильны или же ошибочны преследуемые цели, не могут решаться наукой как таковой. Они относятся к области этики и «оценки ценностей». В конечном счете эти вопросы должны решаться всем обществом. Все, что может сделать специалист, — это указать на осуществимые альтернативы и на те действительные издержки, с которыми может быть связано то или иное решение.

Здравый смысл и бессмыслица

Экономическая политика часто вызывает споры. Мир цен, заработной платы, процента, акций и облигаций, банков и кредита, налогов и расходов, — это сложный мир. Каждый вопрос, по-видимому, имеет две стороны или даже больше; зачастую кажется, что единственно правильный ответ дает тот, кто, ухватившись за вашу пуговицу, убеждает вас последним.

Никто не может разобраться в таком сложном предмете, как химия, без длительного и тщательного изучения. В этом есть и свои преимущества и свои неудобства. Человек с улицы или же тот, кто стоит за газетным прилавком, не может, вероятно, считать себя высшим авторитетом в области химии; так оно и должно быть. С другой стороны, тот, кто начинает изучать химию, должен сначала познакомиться со всеми основными концепциями, а для этого ему нужно затратить немалое время.

Что касается экономики, то каждый уже с детства кое-что о ней знает. Это знакомство и полезно, потому что наличие определенной суммы знаний говорит само за себя, и в то же время вводит в заблуждение, ибо человеку свойственно некритически воспринимать как истину внешне правдоподобную точку зрения. Каждый студент знает довольно много о деньгах, по-видимому, даже больше, чем он сам предполагает. Так, он с полным правом смеется над ребенком, который предпочитает большой никель маленькому дайму или блестящую монету в 25 центов бумажной банкноте в 1 долл., а также над теми крестьянами-басками, которые убили приехавшего к ним художника, чтобы завладеть его незаполненной чековой книжкой.

Но и скудные познания тоже таят в себе опасность. При более тщательном исследовании здравый смысл может оказаться сущей бессмыслицей. Профсоюзный лидер, успешно заключивший несколько трудовых контрактов, может почувствовать себя экспертом в вопросах теории заработной платы. Бизнесмен, который выплатил всю сумму заработной платы, может полагать, что его точка зрения в вопросе о контроле над ценами является окончательной. Банкир, который способен сбалансировать свои счета, может прийти к выводу, что он знает о деньгах все, что вообще можно о них знать.

Каждому человеку свойственно обращать внимание только на те последствия какого-либо экономического явления, которые оказывают непосредственно воздействие на него самого. Нельзя ожидать, что выброшенный на улицу рабочий-каретник будет размышлять о том, что одновременно с сокращением производства карет могут появиться новые возможности для получения работы в автомобильной промышленности. Но мы должны быть подготовлены именно к такого рода размышлениям.

Предварительно знакомясь с каким-либо вопросом, экономист интересуется функционированием экономики как единого целого, а не точкой зрения какой-либо одной группы. Его целью является разработка социальной и общегосударственной, а не индивидуальной политики. Слишком часто то, что касается всех, никого не касается конкретно. Поэтому в высшей степени полезно вновь повторить в самом начале, что элементарный курс экономической теории не претендует на то, чтобы обучить кого-либо, как вести предприятие или банк, как разумно расходовать деньги или как быстро разбогатеть на бирже. Но мы надеемся, что общая экономическая теория создаст полезную основу для множества таких видов деятельности.

Экономист, конечно, должен иметь достаточно ясное представление об образе мыслей и действий бизнесменов, потребителей и инвесторов. Это не значит, что каждый индивидуум, принимая решения, должен пользоваться той же терминологией и теми же методами, какими пользуются экономисты, описывающие его деятельность. Разве планетам нужно знать, что они следуют по эллиптическим орбитам, обнаруженным астрономами? Многие из нас всю жизнь говорят прозой, даже и не подозревая об этом. Точно так же многие бизнесмены были бы удивлены, узнав, что их деятельность можно подвергнуть систематическому экономическому анализу. Их не следует упрекать за такую неосведомленность. Знание законов аэродинамики не помогает играющему в бейсбол; действительно, если мы, застегивая рубашку, будем думать о том, какова роль самосознания в наших действиях, то может оказаться, что пуговицы станет труднее застегивать.

Теория и практика

Экономический мир чрезвычайно сложен. Мы уже отмечали, что обычно в ходе экономического анализа не представляется возможным проводить контролируемые эксперименты, как это практикуется в научных лабораториях. Физиолог, желающий определить, как действует пенициллин при воспалении легких, может «сделать прочие условия равными», для этого он использует две подопытные группы, отличающиеся только тем, что одна из них получает инъекции пенициллина, а другая — не получает их. Экономист находится в менее благоприятных условиях. Допустим, он хочет определить, какое воздействие оказывает на потребление горючего налог на бензин. В этом случае его работу может осложнить то обстоятельство, что в том же году наряду с введением налога на бензин были впервые проложены трубопроводы. Тем не менее он должен попытаться, хотя бы мысленно, выделить из числа других причин то влияние, которое оказал бы этот налог «при прочих равных условиях». В противном случае ему не понять, какой экономический эффект дают налогообложение и усовершенствование транспортировки как в отдельности, так и вместе взятые.

Трудность анализа причин какого-либо явления в условиях, когда невозможен контролируемый эксперимент, можно проиллюстрировать на примере с первобытным лекарем, который считает, что для умерщвления врага необходимо как колдовство, так и небольшое количество мышьяка; он полагает, кроме того, что деревья покроются листвой лишь после того, как весной он наденет платье зеленого цвета. В результате этого и многих других ограничений наши количественные познания в области экономики оказываются далеко не полными. Это не означает, конечно, что мы не располагаем множеством доступных и точных статистических сведений. Они есть у нас. Правительствами, торговыми ассоциациями и концернами собраны кипы цензовых данных, рыночной информации и финансовой статистики.

Но даже если бы данных у нас было еще больше и они были бы более совершенными, все же нам необходимо, как и во всякой науке, упрощать, абстрагироваться от бесконечной массы деталей. Никакой мозг не в состоянии охватить ворох не связанных между собой фактов. Всякий анализ сопряжен с процессом абстрагирования. Прежде чем начать рассматривать мир таким, каков он есть, всегда необходим умозрительный подход, всегда нужно опускать детали, создавать простые гипотезы и схемы, с помощью которых можно было бы обобщить массу фактов, поставить правильные вопросы. Каждая теория, независимо от того, идет ли речь о физике, биологии или же о социальной науке, искажает реальность, чрезмерно упрощая ее. Но если это настоящая теория, тогда то, что опущено, с избытком восполняется возможностью понимания разнообразных эмпирических данных, на которые она проливает свет.

Поэтому, если понимать их правильно, теория и наблюдение, дедукция и индукция не могут противоречить друг другу. Критерий обоснованности теории — ее полезность для освещения наблюдаемой действительности. Ее логическое изящество и красивое построение сложных рассуждений прямого отношения к делу не имеют. Поэтому, когда исследователь заявляет: «Это верно в теории, но не на практике», — то в действительности он имеет в виду, что «не все в порядке в относящейся к делу теории», ибо в противном случае он говорит бессмыслицу.

Целое и часть: «ошибочное построение доказательства»

Тот, кто изучает экономическую теорию, должен прежде всего усвоить следующее важное правило: нельзя принимать вещи такими, какими они часто кажутся. Это можно проиллюстрировать на следующих примерах:

  1. Если все фермеры упорно трудятся, а природа помогает им вырастить небывалый урожай, то общая сумма доходов фермеров может упасть и, вероятно, упадет.
  2. Один человек, желающий получить работу, может решить для себя эту проблему, если он обладает большим умением находить работу или же соглашается работать за меньшую плату, но все люди, желающие найти работу, не могут решить эту проблему таким же путем.
  3. Повышение цен на продукцию одной отрасли может принести выгоду тем, кто с ней связан, но если в одинаковой мере растут цены на все, что покупается и продается, то никто не выгадает от этого.
  4. Для Соединенных Штатов может стать выгодным снизить пошлины на импортируемые товары, даже если другие страны отказываются делать то же самое.
  5. Фирме может оказаться выгодным какое-либо дело, ведение которого целиком не покрывает связанных с ним полных издержек.
  6. Попытки отдельных лиц увеличивать свои сбережения во время депрессии могут повести к уменьшению общей суммы сбережений в обществе.
  7. То, что считается благоразумным для отдельного человека или фирмы, временами может быть безрассудным для нации или государства.

Давайте подчеркнем: каждое из приведенных выше утверждений справедливо. Но внешне они парадоксальны. В этой книге каждый из кажущихся парадоксов будет решен. В ней нет магических формул или скрытого обмана. Экономическая теория такова, что при последовательном и логичном развитии доказательств все, что действительно существует, должно казаться вполне разумным.

Здесь полезно также заметить, что многие из этих парадоксов связаны с одной-единственной ошибкой, которая в логике называется «ошибочное построение доказательства». В книгах по логике ей дается следующее определение:

Ошибочное построение доказательства — ошибка, которая проистекает из предположения, будто то, что верно в отношении части, верно также и для целого.

В экономической области часто наблюдается следующее явление: то, что кажется правильным для каждого индивидуума, не всегда верно для общества в целом; и наоборот, то, что представляется правильным в отношении всего общества, может быть ошибочным в отношении отдельного человека. Если, наблюдая парад, все встанут на цыпочки, то это никому не принесет никакой пользы, хотя отдельное лицо, поступая таким образом, могло бы выиграть. Можно привести бесчисленное множество подобных примеров из области экономики. Вы можете позабавить себя, проверив, какие из приведенных выше семи примеров могут быть отнесены к ошибочному построению доказательства. Но будет еще лучше, если вы попытаете счастья в поисках новых примеров.

Мы заканчиваем наш вводный обзор. Вероятно, лучшим ответом на вопрос, для чего следует изучать экономическую теорию, является знаменитый ответ, которым Кейнс закончил свое классическое полемическое произведение:

«...идеи экономистов и политических мыслителей — и тогда, когда они правы, и тогда, когда они ошибаются, — более могущественны, чем обычно думают. В действительности мир почти этим только и управляется. Люди практики, которые считают себя совершенно неподверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого. Сумасшедшие, стоящие у власти, которые слышат голоса с неба, извлекают источники своего безумия из творений какого-нибудь академического писаки, сочинявшего несколько лет назад. Я уверен, что мощь корыстных интересов значительно преувеличивают по сравнению с постепенным просачиванием времени. В области экономической и политической философии не так уж много людей, поддающихся влиянию новых теорий, после того как они достигли 25- или 30-летнего возраста, и поэтому идеи, которые государственные служащие, политические деятели и даже агитаторы применяют к текущим событиям, по большей части не являются новейшими. Но рано или поздно, именно от идей, а не от корыстных интересов исходит опасность как для блага, так и для зла».

О содержании книги

Здесь, в части 1, мы рассмотрим основные методы анализа важнейших фактов и институтов современной экономической жизни; этот обзор мы завершим единой концепцией национального дохода.

В части 2 мы займемся исследованием причин процветания и депрессии; мы рассмотрим вопрос, как осуществляется взаимодействие процессов сбережения и инвестирования, определяющее уровень денежной покупательной способности, дохода и занятости, и каким образом денежная и фискальная политика государства может стабилизировать деловую активность на здоровом уровне прогрессирующего роста.

В части 3 будут изучаться силы конкуренции и монополии, которые, действуя через механизм предложения и спроса, участвуют в определении структуры национального дохода, выраженного как в произведенных товарах и услугах, так и в ценах на них.

Часть 4 посвящена распределению дохода — заработной плате, ренте, проценту и прибыли.

В части 5 рассматривается международная торговля, ее денежная и реальная стороны.

В последней главе части 5 и во всех главах части 6 будут освещены некоторые из наиболее важных текущих экономических проблем — это такие острые и волнующие проблемы, как развитие отсталых стран, стимулирование экономического роста и контроль над инфляцией и др.