главная | новое | каталог | учебники

Экономика (Самуэльсон П.) » Теория определения уровня дохода

Теория определения уровня дохода

Если склонность к потреблению и норма новых инвестиций даны, то может быть только один уровень занятости, совместимый с равновесием.
Дж. М. Кейнс (1936)

Экономисты согласны, что важным фактором, вызывающим колебания дохода и занятости, являются инвестиции. Столкнемся ли мы с ситуацией инфляционного роста цен или застоем массовой безработицы, все это зависит, как мы увидим, от уровня инвестиций.

Нет необходимости подчеркивать важность проблемы определения уровня дохода. В последние десятилетия все нации были обеспокоены проблемами, связанными со слишком высоким общим денежным спросом, недостатком товаров и ростом цен. Но память коротка, и есть опасность, что мы забудем о тех громадных потерях, которые сопутствовали массовой безработице предвоенной великой депрессии. Рис. 44 напоминает нам, что издержки этой депрессии, — измеряемые стоимостью продукции, потерянной в силу безработицы и простоев оборудования, — превысили половину триллиона послевоенных долларов! Едва ли было бы преувеличением сказать, что экономические издержки этой депрессии были примерно равны стоимости всех экономических ресурсов, израсходованных в течение второй мировой войны.

Издержки великой депрессии не уступают издержкам войны:

Потеря национального продукта в период великой депрессии.
Рис. 44. Потеря национального продукта в период великой депрессии. Темная часть показывает разрыв между тем, что мы фактически произвели в 30-х годах, и тем, что наша экономическая система способна была произвести. Этот ущерб превысил половину триллиона долларов.

А. Определение уровня равновесия дохода

В предыдущей главе дана упрощенная картина графиков склонности к потреблению и к сбережению для общества. Как было показано, они получены на основе наших знаний о бережливости различных семей, распределении доходов между семьями и т. д. (Вначале мы должны принять добавочные упрощенные предположения, что в обществе нет налогов, нераспределенных прибылей корпораций, трансфертов или государственных расходов. Следовательно, мы не должны беспокоиться о существовании различий между чистым национальным продуктом и чистым доходом и можем применять слово «доход» по отношению к обоим этим понятиям. На данном этапе мы должны также отвлечься от каких бы то ни было изменений в уровнях цен).

Каждая точка кривой, характеризующей размеры потребления на рис. 45, показывает, сколько общество готово продолжать потреблять при данном уровне чистого дохода. Каждая точка кривой, характеризующей размеры сбережения, показывает, сколько оно готово продолжать сберегать при данном уровне дохода. Обе кривые, очевидно, связаны между собой: поскольку С + S всегда равно доходу, то кривые СС и SS суть сиамские близнецы, дополняющие друг друга до линии 45°.

Национальный доход определяет потребление и сбережение общества:

Национальный доход определяет потребление и сбережение общества.
Рис. 45. СС — кривая национальной склонности к потреблению, а SS — кривая национальной склонности к сбережению. Обратите внимание на их тесную связь: точка нулевого сбережения B показана на верхней диаграмме там, где СС пересекает линию 45°, а на нижней диаграмме — там, где SS пересекает горизонтальную ось. Можете вы объяснить, почему показанные на обеих диаграммах вертикальные белые стрелки должны быть равны? Прерывистая линия FF показывает чистый национальный продукт (NNP) при условии полной занятости. Каково при этом уровне продукта было бы потребление и сбережение?

Как определяется тот уровень дохода, где кривые сбережения и инвестиций пересекаются

Мы видели, что сбережение и инвестиции зависят от совершенно различных факторов: сбережение обнаруживает тенденцию к «пассивной» зависимости от дохода, тогда как постоянно меняющиеся инвестиции зависят от «автономных» факторов динамического роста.

Для простоты прежде всего предположим, что возможности инвестирования таковы, что чистые инвестиции точно равны 20 млрд. долл. в год независимо от уровня чистого национального продукта (NNP). Если мы теперь против NNP начертим кривую инвестиций, то это будет горизонтальная линия, находящаяся все время на одинаковом расстоянии над горизонтальной осью. На рис. 46 эта линия инвестиций обозначена через II, чтобы отличить ее от кривой сбережений SS. (Обозначение II не смешивать с римской цифрой два.)

Определение равновесия национального дохода может быть показано следующими равнозначными путями.

Во-первых, на основе пересечения кривых сбережений и инвестиций:

Как сбережение и инвестиции определяют доход.
Рис. 46. Как сбережение и инвестиции определяют доход. Е отмечает точку, где кривые инвестиций и сбережения пересекаются. Точка равновесия находится здесь, ибо ни при каком другом уровне NNP то сбережение, которое намерены осуществлять семьи, не равно тем инвестициям, которые намерены осуществлять фирмы.

Кривые сбережения и инвестиций пересекаются в точке Е, которая соответствует уровню NNP, равному отрезку OM.

Точка пересечения кривых, характеризующих размеры сбережения и инвестиций, отражает то состояние равновесия, к которому будет стремиться национальный доход. При наших условных предположениях никакой другой уровень дохода не может сохраняться неограниченно долго. Следующие страницы раздела А данной главы будут посвящены единственной задаче — объяснению этой важной истины.

Давайте посмотрим, почему в конечном итоге равновесие дохода должно быть в Е, точке пересечения кривых инвестиций и сбережения. Чтобы показать это, мы должны рассмотреть три случая.

Первый случай, когда система находится в самой точке Е, где линия II, отражающая объем того, что промышленные и торговые фирмы готовы инвестировать, как раз пересекает кривую SS, отражающую объем того, что семьи готовы сберегать. В результате каждый будет продолжать делать то, что он делал раньше. Фирмы не столкнутся ни с положением, когда товарные запасы будут переполнять их склады, ни с положением, когда продажи будут столь оживленны, чтобы побудить их производить больше товаров. Таким образом, производство, занятость и расходование дохода останутся неизменными. NNP в этом первом случае действительно находится в точке Е; и мы можем справедливо назвать это «равновесием».

Второй случай имеет место при условии, что система начинает движение из положения, когда NNP больше, чем в точке Е (правее Е); система имеет такой уровень дохода, когда кривая SS расположена выше линии II. Почему система не может выдержать это? Потому что при таком уровне дохода семьи сберегают (то есть воздерживаются от потребления) больше, чем фирмы готовы направить на инвестиции. В результате фирмы найдут слишком мало потребителей и вопреки своему желанию будут скапливать на складах свои товары. Но они не захотят осуществлять подобные нежелательные товаро-материальные инвестиции. Что же они будут тогда делать? Они могут, конечно, сократить производство и уволить рабочих. Это понизит NNP, что на рис. 46 означает движение влево. Когда система, находящаяся в подобном состоянии неравновесия, остановится? Только тогда, когда она вернется в положение Е, в точку равновесия. Тогда тенденция к изменению исчезнет.

Третий случай должен быть сконструирован вами, читатель. Вы должны показать, что если NNP будет ниже уровня равновесия, то придут в действие мощные силы, которые сдвинут его назад, к точке Е. (Указание. Для каждого уровня NNP, когда намерения семей сберегать отстают от намерений фирм инвестировать, потребление товаров начинает превышать их текущее производство. Что это значит? Это значит, что фирмы находятся в положении, когда они продают со складов быстрее, чем производят. Наконец, бизнесмены заметят, что попали в положение, когда они вынуждены делать меньше инвестиций, то есть больше товарных дезинвестиций, чем они, согласно кривой II, того желают. Что они будут делать? Они начнут расширять производство и нанимать больше людей. Это завершит доказательство того, что система будет испытывать движение назад, вправо , пока она не придет в положение Е.)

Рассмотренные три случая приводят к одному общему выводу.

Единственное равновесие национального дохода есть положение в точке Е, где кривые сбережения и инвестиций пересекаются. В любой другой точке то сбережение, которое намерены осуществлять семьи, не равно тем инвестициям, которые намерены осуществлять фирмы. Последнее побудит бизнесменов таким образом изменить уровень их производства и занятости, что произойдет поворот системы к равновесию.

Прежде чем мы перейдем к дальнейшему, следует сделать некоторые предупреждения. Уровень равновесия, подобный Е, есть точка, где система имеет тенденцию к устойчивости. Однако не следует думать, что каждая точка равновесия представляет собой некий оптимум. Это не так. Обратите внимание на вертикальную прерывистую линию F на рис. 46, которая отмечает уровень дохода, соответствующий полной занятости. Вы, конечно, поняли тот факт, что отмеченное в точке Е равновесие находится на более низком уровне NNP, чем тот, который отвечает линии полной занятости F.

В период большой депрессии капиталистическая система может крепко застрять на уровне очень большой безработицы. В этом случае система находится в точке, образованной низким уровнем линии II. Но каждому, конечно, ясно, что точка равновесия при такой массовой безработице ни в коем случае не является хорошим показателем. Наоборот, мы будем стремиться помочь экономической системе привести в движение ее основные показатели до тех пор, пока не будет достигнута на желаемом уровне новая точка равновесия.

Определение уровня дохода на основе потребления и инвестиций

Есть другой путь, не связанный с отысканием точки пересечения кривых сбережения и инвестиций, на основе которого можно показать, как определяется уровень дохода. Конечный результат точно такой же, но наше понимание и доверие к теории определения уровня дохода возрастет, если мы изучим и этот второй подход.

В отличие от первого, определяемого как «сбережение-инвестиции», этот второй метод исчисления называют «потребление плюс инвестиции». Метод исчисления по формуле С + I опирается на свойства кривых, характеризующих склонность к сбережению и потреблению, - этих сиамских близнецов. Таким образом, он должен всегда вести точно к тому же равновесию дохода, что и метод исчисления по формуле: сбережение — инвестиции. Это можно видеть из следующего факта: если вы аккуратно совместите рис. 47 с рис. 46, то увидите, что точка Е на обоих рисунках приходится на один и тот же уровень равновесия NNP.

Метод исчисления по формуле С + I имеет то преимущество, что он отражает размеры совокупных расходов: все расходы на потребительские товары плюс все расходы на инвестиционные товары. Этот метод характеризуется сложением по вертикали кривой потребления СС, то есть тех расходов на потребление, которые намерены осуществить семьи, с кривой II, то есть с теми инвестициями, которые намерены осуществить фирмы.

Только там, где обе величины расходов, намерены сделать потребители и предприниматели, дополняют друг друга до равенства со стоимостью произведенного чистого национального продукта (NNP), будет иметь место равновесие.

С чем должна пересечься комбинированная кривая С + I, чтобы выявить точку этого равновесия? Рис. 47 вполне успешно вводит линию 45°, чтобы обеспечить искомую нами точку пересечения. Линия 45°, как мы видели выше, имеет то важное качество, что она позволяет откладывать в вертикальном направлении расстояние, всегда точно равное доходу, показанному на горизонтальной оси. Таким образом, линия 45° прекрасно подходит для того, чтобы выразить расходы фирм на факторы производства, необходимые для производства национального продукта, и то, что они должны получать обратно, если они хотят иметь уверенность в своей способности нанимать то же количество людей и создавать тот же уровень NNP.

В учебнике повышенной сложности это было бы выражено так: если система не находится в этой точке пересечения, тогда будет иметь место непреднамеренное товаро-материальное инвестирование или дезинвестирование и/или непредвиденные случайные прибыли или убытки. В результате здесь не может быть равновесия, но скорее будет иметь место ряд новых решений расширить или сократить производство и, возможно, повысить или снизить цены. Таким образом, система будет двигаться в состоянии неравновесия до тех пор, пока наконец не достигнет точки пересечения и равновесия. При этом надо указать, что измеряемое S и измеряемое I остаются идентичными даже при наихудшем неравновесии, в силу непреднамеренных потерь или прибылей и/или непреднамеренных инвестиций или сбережений.

Во-вторых, на основе пересечения кривой С + I с линией 45°:

Как потребление и инвестиции определяют доход.
Рис. 47. Как потребление и инвестиции определяют доход. Прибавление II к СC дает кривую совокупных расходов С + I. В точке Е, где она пересекает линию 45, мы имеем то же самое равновесие, что и на диаграмме «сбережение — инвестиции». (Обратите внимание на сходство между этим рисунком и рисунком 46: инвестиции, прибавленные к CC, те же, что II на рис. 46; B и F в обеих диаграммах приходятся на те же места. Это должно относиться и к точке пересечения E).

Мы можем следующим образом суммировать метод определения уровня национального дохода на основе кривой С + I:

Уровень равновесия национального дохода находится в точке пересечения кривой С + I (совокупных расходов, которые намерены осуществить потребители и предприниматели) с линией 45°, отмечающей стоимость совокупного продукта. В силу соответствия между графиками потребления и инвестиций равновесие в точке Е точно соответствует равновесию, определенному по методу «сбережение-инвестиции».

В разделе В мы увидим, что метод исчисления по формуле С + I характеризуется серьезными преимуществами, он помогает анализировать государственные расходы и фискальную политику. Он легко превращается в совершенно аналогичный метод исчисления по формуле С + I + G.

Арифметический пример определения уровня дохода: третье решение

Вдумчивый читатель может быть все же недоволен своим пониманием того, почему уровень равновесия дохода будет находиться на пересечении кривых сбережения и инвестиций. Какие силы толкают размер дохода именно к этому уровню, а не к другому?

Арифметический пример может помочь вам окончательно усвоить это важное положение. В табл. 13-1 приведен исключительно простой пример, характеризующий склонность к сбережению в отношении к национальному доходу. Уровень нулевого сбережения, когда нация слишком бедна, чтобы иметь какие бы то ни было чистые сбережения, предполагается равным 240 млрд. долл. Предполагается, что каждое изменение национального дохода на 30 млрд. долл. ведет к изменению сбережения на 10 млрд. долл. и потребления на 20 млрд. долл.; иначе говоря, МРС предполагается постоянной и равной точно 2/3 при MPS = 1/3. По этой причине кривая склонности к сбережению SS на рис. 47 принимает особенно простую форму, форму прямой линии.

В-третьих, тенденция к равновесию иллюстрируется арифметической таблицей:

Таблица 13-1
Определение уровня национального дохода на основе сбережения и инвестиций (в млрд. долл.). Выделенный ряд отмечает равновесие NNP, где 20 млрд. долл., которые бизнесмены готовы продолжать инвестировать, точно равны намеченному сбережению семей. (При более высоком уровне дохода в верхних рядах фирмы будут побуждены к вынужденным товаро-материальным инвестициям и ответят сокращением производства; в результате объем NNP начнет приближаться к равновесию. Вы сами объясните реакцию в нижних рядах.)

Что мы должны предположить относительно инвестиций? Для простоты допустим, что единственный уровень инвестиций, который может быть поддержан неограниченно долго, равен точно 20 млрд. долл., как показано в колонке 4 табл. 13-1.

Теперь решающее значение колонки 5 и 6. Колонка 5 показывает, как велики затраты фирм на заработную плату, процент, ренту, прибыль и т. д. при каждом данном уровне национального производства. Это не что иное, как NNP, перенесенное из колонки 1 в колонку 5.

Колонка 6, наоборот, показывает, что фирмы будут получать обратно в форме намеченных добровольных потребительских расходов плюс намеченные добровольные инвестиции.

Когда все фирмы в целом временно производят больше продукции, чем хотят купить потребители и чем нужно самим фирмам для инвестиций в оборудование и увеличение запасов, они окажутся вынужденными против своей воли накапливать запасы тех товаров, которые не могут быть проданы. В то же самое время их валовой доход от сбыта будет оказывать неприятное давление на прибыль в сторону ее понижения. Если SS больше II, они будут сокращать свои операции, следовательно, NNP получает тенденцию к падению. Напротив, когда II больше SS и запасы против воли фирм сокращаются, а прибыль увеличивается, они увеличат операции, а производство и NNP вырастут.

Если фирмы в целом временно затрачивают больше, чем могут получить, они захотят сократить свои операции, и NNP будет иметь тенденцию к понижению. Если они получат обратно больше, чем их текущие расходы на производство, они захотят увеличить производство, и NNP будет расти.

Только в том случае, если намечается уровень сбережения (колонка 3), точно равный намеченным инвестициям (колонка 4), фирмы будут продолжать сохранять состояние совокупного равновесия. Их продажи тогда будут как раз достаточны, чтобы оправдать сохранение текущего уровня совокупного производства, так что национальный доход не будет ни увеличиваться, ни сокращаться.

Этот же самый процесс изображен на рис. 48. NNP может быть прочтен одним из двух путей: на горизонтальной оси или (исходя из природы линии 45°) как эквивалентное вертикальное расстояние от этой оси вверх до вспомогательной линии 45°. Линия SS представляет кривую сбережения; линия II — уровень инвестиций, который может быть поддержан в течение длительного отрезка времени. На рисунке можно видеть также потребление. Так как несбереженный доход потребляется, то потребление всегда выражается расстоянием по вертикали между кривой сбережения и линией 45°.

В-четвертых, график табл. 13-1 показывает определение уровня национального дохода:

График, показывающий движение национального дохода в сторону равновесия.
Рис. 48. График, показывающий движение национального дохода в сторону равновесия. Только в точке Е нет разрыва между намеченным сбережением и инвестициями. Разрыв, подобный тому, который отмечен линией JK, будет побуждать фирмы сокращать их производство, что показывается стрелкой налево, толкающей NNP назад, к уровню равновесия Е. (Вы покажите, что противоположный разрыв J'K' означает положение, когда фирмы будут иметь такой высокий уровень продаж, что истощат свои товарные запасы. И объясните стрелку направо, показывающую, что фирмы расширяют производство, в силу чего NNP движется назад к Е). (Источник. Табл. 13-1).

Теперь мы можем использовать рис. 48, чтобы подтвердить то, что было показано арифметически в табл. 13-1. Никакой уровень дохода не может сохранять устойчивые размеры на протяжении длительного времени, если он выше, чем уровень равновесия, характеризующийся пересечением кривых сбережения и инвестиций в точке, соответствующей 300 млрд. долл. Вправо от точки пересечения Е расходы, которые несет бизнес, будут превышать сумму, которую получает бизнес в форме затрат на потребление и инвестиции.

Графически это выражается следующим образом: сумма денег, непрерывно расходуемых бизнесом, характеризуется расстоянием по вертикали до линии 45°, от Q до R, тогда как сумма денег, которую бизнес непрерывно получает, будет равна лишь сумме добровольных инвестиций QK и потребления JR. Здесь имеет место разрыв JK. Перед бизнесменами стоит реальная дилемма. В течение некоторого времени они могут держать свои цены высокими и допустить накопление непроданных товаров на складах, но это не приведет к ситуации равновесия и не может долго продолжаться. Либо через некоторое время они должны снизить цены на свои товары и продавать ниже издержек; но это тоже не может продолжаться долгий период.

Таким образом, совершенно ясно, что доход не может все время находиться выше уровня равновесия — уровня, где сумма сбережения, которое население желает осуществлять, равняется сумме инвестиций, которые бизнесмены готовы поддерживать. Продолжительный разрыв типа JK должен вызвать попытки уменьшить потери к сокращению занятости, а также чистого национального продукта, то есть вызвать движение назад, к точке равновесия, где разрыв уже оказывается равным нулю. Поэтому стрелка около точки Q направлена влево, назад к уровню равновесия.

Аналогичная аргументация показывает, что из любого места влево от уровня пересечения и равновесия доход будет стремиться к росту. Отметьте на диаграмме отношение между расходами бизнеса и тем, что бизнес получает обратно. Покажите, что здесь будет благоприятный разрыв (как J'K'): бизнес будет либо продавать так много, что исчерпает товарные запасы своих складов, либо временно повысит свои цены и получит дополнительную прибыль. В любом случае он будет стремиться увеличить занятость и производство. И если предприниматели осуществят это, результатом будет рост дохода, его движение назад к уровню равновесия.

Доход, регистрируемый статистикой, никогда не показывает разрыва, отмеченного расстоянием JK или разностью между колонками 6 и 5. Почему? Потому что здесь речь идет о разрывах в намеченных, запланированных количествах. Они показывают уровни, которые не могут быть долго удержаны. С другой стороны, статистически измеримые суммы сбережения и инвестиций равны по самому определению независимо от уровня дохода. Так, если товарные запасы вынужденно накапливаются, то для статистиков министерства торговли безразлично, что идентичность инвестиций и сбережения является здесь результатам вынужденных инвестиций. Они вникают лишь в анатомию проблемы. Но мы интересуемся динамической физиологии определения уровня дохода и живо заинтересованы в намерениях и планах предприятий и потребителей. Обратите внимание: на последних нескольких страницах мы повторяли и подчеркивали такие слова, как «добровольный», «предусмотренный», «намеченный» и «запланированный», чтобы привлечь внимание к различию между величиной, постоянно фигурирующей в качестве цели, и действительной величиной, полученной в результате последующего измерения реального факта, который может отражать любое кратковременное нарушение. В части 3, рассматривая графики спроса и предложения, мы возвращаемся к той же проблеме; в главе 4 показано, что купленная пшеница в количественном выражении всегда идентична проданной пшенице, но только при равновесии рыночной цены кривые потенциального спроса и предложения пересекаются.

Краткое повторение элементарной теории определения уровня дохода

Рис. 49 в упрощенной форме показывает основные элементы определения уровня дохода. Без сбережения и инвестиций здесь был бы циркулирующий поток дохода между бизнесом и населением: бизнес выплачивает населению (верхняя труба) заработную плату, процент, ренту и прибыль в обмен на услуги труда и собственности; а по нижней трубе население платит бизнесу суммы, предназначенные для расходов на потребление в обмен на товары и услуги.

Динамические инвестиции подкачивают национальный доход, повышая и понижая его уровень:

Динамические инвестиции подкачивают национальный доход, повышая и понижая его уровень.
Рис. 49. Изменение в технике, рост населения и другие динамические факторы приводят в движение ручку насоса. Доход растет и падает с изменением инвестиций. Его уровень равновесия для каждого данного отрезка времени реализуется лишь в том случае, если желаемое сбережение в Z равно желаемым инвестициям А.

С точки зрения реальных процессов мы должны признать, что население будет стремиться сберегать некоторую часть своего дохода, как это показано изображением крана Z. Следовательно, бизнес не может рассчитывать, что его продажи потребительских товаров будут такими же большими, как общая сумма заработной платы, процента, ренты и прибыли. Почему? Потому, что сбереженные доллары не возвращаются в качестве расходов на потребление.

Некоторые крайние сторонники денежной теории полагают, что это сбережение неизбежно означает безработицу и депрессию. Подобный взгляд просто ошибочен. Если будут иметь место возможности прибыльного инвестирования, промышленные и торговые фирмы часть своих средств затратят на заработную плату, процент и другие издержки в отраслях, создающих инвестиционные товары, вместо того, чтобы все 100% затрачивать на создание потребительских товаров. Следовательно, чтобы успешно существовать, бизнес должен получать назад от продаж потребительских товаров только часть выплаченного населению совокупного дохода, а именно ту часть, которая соответствует издержкам текущего производства потребительских товаров. Сбережение населения не будет вредить национальному доходу до тех пор, пока оно не превышает того, что бизнес может прибыльно инвестировать.

На рис. 49 показано, как инвестиции накачиваются в поток дохода через А. Ручка насоса приводится в движение 1) техническими открытиями, 2) ростом населения и 3) другими динамическими факторами. Если насос инвестиций работает в быстром темпе, национальный доход высок и достигает устойчивой нормы равновесия, когда предусмотренное сбережение, выходящее через Z, точно балансируется инвестициями, входящими через А.

Это показывает, что те пессимистически настроенные крайние сторонники денежной теории, которые полагают, что сбережение всегда гибельно, глубоко ошибаются. Но есть и другое неверное мнение: оно ведет к противоположной крайности, к представлению, что сбережение и инвестиции никогда не могут вызвать слишком высокий или слишком низкий доход в нашей современной смешанной экономике со всей ее косностью и негибкостью. Они делают фатальную ошибку, жестко присоединяя трубу к трубе А и игнорируя кредитную и фискальную политику. По этому вопросу написано множество книг, но лишь в течение нескольких последних десятилетий экономисты научились отделять истинное от ложного в обеих крайних позициях. Следующие без малого 100 страниц будут посвящены этому важному вопросу в его отношении к доходу, банковой и антициклической политике.

Б. Инвестиции и доход

Мультипликатор

Таким образом, мы закончили рассмотрение основ современной теории определения уровня дохода. Мы должны были бы теперь перейти к обсуждению ряда важных дополнений (например, влияния государственных финансов на доход). Но это может подождать. В разделе Б мы остановимся на изучении отношения между движением инвестиций и дохода.

Прежде всего покажем, как рост частных инвестиций будет вызывать увеличение дохода, а сокращение инвестиций — его уменьшение.

В этом нет ничего неожиданного. В конце концов, мы усвоили, что инвестиции — это часть чистого национального продукта; если стоимость одной части возрастет, мы, естественно, должны предположить рост стоимости целого.

Это только часть дела. Теория определения уровня дохода дает нам значительно более интересный результат. Современный анализ дохода на величину большую, чем сам прирост инвестиций! Инвестируемые доллары — как любые доллары из независимых расходов государства или семьи — это, так сказать, доллары повышенной мощности, выполняющие двойную полезную работу.

Это усиленное влияние инвестиций на доход называют доктриной «мультипликатора». Само слово «мультипликатор» используют для обозначения численного коэффициента, показывающего, во сколько раз возрастет доход при данном росте инвестиций.

Поясним эту терминологию на примерах. Если рост инвестиций на 5 млрд.долл. вызывает рост дохода на 15 млрд. долл., то мультипликатор будет равен 3. Если рост дохода составит 20 млрд. долл., то мультипликатор равен 4. Мультипликатор — это то число, на которое должно быть помножено изменение в инвестициях, чтобы получить представление о результирующем изменении в доходе.

Пока еще не приведено доказательств того, что мультипликатор будет больше единицы. Но, опираясь на здравый смысл, можно подойти к пониманию того, почему, если для строительства гаража я вовлекаю незанятые ресурсы на 1000 долл., то здесь будет иметь место вторичное расширение национального дохода и производства вдобавок к моим первичным инвестициям, И вот почему. Мои плотники и производители пиломатериалов получат 1 тыс. долл. добавочного дохода. Но это не конец дела. Если все они имеют предельную склонность к потреблению, равную 2/3, то они израсходуют 666,67 долл. на новые потребительские товары. Производители этих товаров получат теперь 666,67 долл. дополнительного дохода. Если их МРС также равна 2/3, то они в свою очередь израсходуют 444,44 долл., или 2/3 от 666,67 долл. (или 2/3 от 2/3 от 1 тыс. долл.). Так процесс будет продолжаться с каждым новым кругом расходов, равным 2/3 предыдущего круга.

Итак, мои исходные 1 тыс. долл. инвестиционных расходов вызвали бесконечную цепь вторичных потребительских расходов.

Отсюда видно, что при МРС = 2/3 мультипликатор равен 3. Он образуется из одной единицы первичных инвестиций и двух единиц вторичных потребительских расходов. Тот же расчет даст мультипликатор, равный 4, при МРС, равной 3/4, поскольку конечная сумма прогрессии = 4. Если МРС = 1/2, мультипликатор будет равен 2. Мы видим, что величина мультипликатора зависит от размера МРС. Это же может быть выражено через термин MPS, являющийся близнецом понятия МРС. Если MPS равна 1/4, то МРС будет 3/4, а мультипликатор — 4. Если MPS равна 1/3 мультипликатор будет 3. Если MPS равна 1/x, мультипликатор будет равен х.

Читатель уже понял, что мультипликатор всегда представляет собой перевернутую, или обратную дробь от предельной склонности к сбережению. Вот наша общая формула (игнорируя налоги и сбережения корпораций):

Изменение дохода = 1/MPS x изменение инвестиций = 1/(1 - MPS) x изменение инвестиций.

Иначе говоря, чем выше дополнительный потребительский расход, тем больше мультипликатор. Чем больше «утечка» в дополнительное сбережение на каждом кругу расходов, тем меньше конечный мультипликатор.

Графическое изображение мультипликатора

До сих пор мы рассматривали мультипликатор на основе понятия здравого смысла и арифметических выражений. Даст ли наш анализ дохода через «сбережение — инвестиции» тот же результат? Ответ, конечно, должен быть положительный. Предположим, что MPS, как и в табл. 13-1, равна 1/3, но что теперь имеет место серия новых изобретений, которая открывает возможности для дополнительных инвестиций в 10 млрд. долл. сверх наших первоначальных 20 млрд. долл. Тогда, если мультипликатор точно определен нашим предыдущим анализом, прирост инвестиций вызовет рост уровня равновесия NNP с 300 млрд. до 330 млрд. долл.

Рис. 50 подтверждает этот результат. Наша прежняя кривая инвестиций II поднята вверх на 10 млрд. долл. до нового уровня I'I'. Новой точкой пересечения является Е'. Смотрите, прирост дохода точно в 3 раза больше прироста инвестиций! Это объясняется тем, что MPS, равная лишь 1/3, означает сравнительно слабый наклон линии сбережения SS. Как показывают стрелки, горизонтальное расстояние, отмечающее прирост дохода, в 3 раза больше вертикального расстояния, отмечающего «первичный» прирост сбережения и инвестиций. Разница равна «вторичным потребительским расходам».

График сбережения и инвестиций имеет много применений. Он показывает, как:

Во-первых, каждый доллар инвестиций может быть «мультиплицирован» в 3 долл. дохода:

Как работает мультипликатор.
Рис. 50. Как работает «мультипликатор». Новые инвестиции повышаются от II до I'I'. Е' — новый уровень равновесия дохода при доходе, возросшем в 3 раза на каждую единицу прироста инвестиций. (Обратите внимание, что разорванная горизонтальная стрелка в 3 раза длиннее вертикальной стрелки, которая показывает рост инвестиций. Разрыв сделан, чтобы показать, что на каждую единицу инвестиций приходится две единицы дополнительных потребительских расходов.)

Короче говоря, доход должен возрасти достаточно, чтобы сделать объем добровольного сбережения равным величине новых инвестиций. При MPS в 1/3 насколько должен возрасти доход, чтобы дать 10 млрд. долл. нового сбережения? Ровно на 30 млрд. долл.

Табл. 13-1 также подтвердит этот ответ. В колонке 4 мы имеем теперь 30 млрд. вместо 20 млрд. долл. инвестиций. Новый уровень равновесия дохода с выделенного ряда сдвинется теперь вверх на один ряд. Мультипликатор может также оказывать понижательное действие. Так, сокращение инвестиций на 1 млрд. долл. вызовет бесконечную цепь отрицательных следствий, ведущих в конечном итоге к сокращению уровня равновесия дохода на 3 млрд. долл.

Как бережливость или сдвиг кривой потребления влияет на доход

Мы видели, что инвестиции влияют на доход. Разрешите теперь рассмотреть изменения в бережливости. Не вызовет ли рост бережливости сдвиг вверх кривой сбережения SS? Не будет ли новый график SS пересекать прежний график II в новой точке равновесия Е'? И не будет ли это соответствовать более низкому национальному доходу?

На эти три вопроса мы должны дать ответы: да, да и да. Рис. 51 показывает, что сдвиг вверх кривой сбережения и, что то же самое, соответствующий сдвиг вниз кривой потребления при условии неизменного положения кривой инвестиции вызовет тенденцию к понижению уровня равновесия дохода.

Здравый смысл подсказывает нам почему. Если население потребляет меньше из своих доходов, а бизнес не хочет инвестировать больше, то продажи упадут и производство сократится. До какого уровня? До тех пор, пока не будет уничтожена такая масса национального дохода, которая заставит население почувствовать себя достаточно бедным, чтобы оно наконец согласилось не пытаться сберегать больше, чем бизнес готов инвестировать. Во-вторых, изменение в бережливости, или сдвиг в потреблении, вызовет мультиплицированное изменение дохода:

Как бережливость влияет на доход.
Рис. 51. Как бережливость влияет на доход. Желание потреблять меньше при каждом данном уровне дохода сдвиг вверх графика сбережения. При неизменном II уровень равновесия понизится до точки Е'. Почему? Потому, что доход упадет до такого уровня, при котором население почувствует себя достаточно бедным, чтобы снова желать сберегать столько, сколько система может инвестировать.

Это, по-видимому, ясно. Но рис. 51 говорит нам о более удивительных вещах. Он показывает, что сдвиг вверх кривой сбережения на 1 долл., что означает сдвиг вверх кривой потребления на 1 долл., создаст аналогичный «мультиплицированный» прирост дохода в 3 долл. Короче говоря, те доллары потребления, которые отражают действительный сдвиг в склонности к потреблению и к сбережению, являются, подобно долларам инвестиции, «долларами повышенной мощности», оказывающими мультиплицированное воздействие на доход.

В дальнейшем мы увидим немало примеров этого. Так, в разделе В мы увидим, что сокращение налогов может увеличить потребление, что вызовет рост дохода на большую величину, чем сам сдвиг потребления. В качестве второго примера можно привести случаи с известным представителем прошлого поколения профессором экономики Гарвардского университета Франком В. Тауссигом. В период великой депрессии он, выступая по радио, убеждал каждого меньше сберегать, больше расходовать на потребление. Что он имел в виду? Это было еще до разработки современной теории дохода, но он, по-видимому, имел в виду, что подобные расходы в первом круге дадут работу и доход людям, что расход этого дохода на потребление создаст второй круг работ и дохода и так далее в виде мультиплицированной цепи.

Последний пример связан с так называемым «парадоксом бережливости», который мы рассмотрим ниже. Следующее резюме прокладывает путь к нему.

Если намеченные инвестиции остаются постоянными, сдвиг вверх кривой сбережения — что означает равный сдвиг вниз кривой потребления — будет сокращать национальный доход до тех пор, пока он не понизился настолько, чтобы привести желаемое сбережение в соответствие с возможностями инвестирования. Таким образом, попытки к сбережению могут не вести к росту сбережения но вместо этого могут просто понизить национальный доход.

Производные инвестиции и парадокс бережливости

До сих пор мы все время рассматривали чистые инвестиции как автономный элемент абсолютно независимый от национального дохода. Все наши кривые инвестиций были проведены как горизонтальные линии; их уровень оставался неизменным независимо от дохода, это упрощение может быть теперь снято.

Каждый бизнесмен скажет вам, что он охотно расширит свои предприятия, если его продажи высоки по сравнению с производственными возможностями предприятия. В течение короткого отрезка времени (прежде, чем бизнесмены будут иметь время приспособить свой основной капитал к измененному уровню дохода) нам имеет смысл изобразить кривую II на рис. 52 как растущую кривую. Рост занятости и национального продукта может вызвать более высокий уровень чистых инвестиций.

В-третьих, растущий доход будет побуждать бизнесменов стремиться к росту инвестиций:

Как доход побуждает к инвестициям.
Рис. 52. Как доход побуждает к инвестициям. Теперь мы отказываемся от предположения о горизонтальном направлении II. Теперь II имеет повышающий наклон, показывающий, что желаемые инвестиции меньше 20 млрд. долл. при низком NNP и больше 20 млрд. долл. при высоком NNP. Равновесие по-прежнему в точке E, где SS снизу вверх пересекает II.

Как и раньше, уровень равновесия национального дохода (который может быть поддержан в течение известного времени) находится на пересечении кривых сбережения и инвестиций (в точке Е на рис. 52). До тех пор пока кривая SS пересекает II в своем неизменном движении снизу вверх, действия бизнесменов должны возвращать экономику назад к уровню равновесия.

Если бы две кривые пересекались, двигаясь в противоположном направлении, маленькие стрелки на рис. 48 показывали бы наружу, а не внутрь и мы имели бы неустойчивое равновесие. Экономика стремилась бы уйти — в ту или другую сторону — от соседства с пересечением. Может быть приведена следующая физическая аналогия: яйцо, лежащее на боку, находится в «устойчивом равновесии»; если имеет место легкое нарушение данного состояния, то оно возвращается к равновесию. Яйцо, поставленное стоймя, находится в «неустойчивом равновесии»: легкое прикосновение — и оно опрокидывается.

Производные инвестиции показывают, что каждый прирост национального дохода является благоприятным и для отраслей, создающих капитальные блага, а каждое сокращение национального дохода неблагоприятно и для них.

Это проливает новый свет на многолетней давности вопрос о соотношении бережливости и потребления. Мы видим, что рост желания потреблять — являющийся лишь иным способом выражения уменьшающегося желания сберегать — ведет к повышению продаж и приросту инвестиций. С другой стороны, в периоды бумов рост бережливости служит средством уменьшения инфляционного давления. Однако в период депрессии он ведет к уменьшению величины осуществляемого обществом чистого капиталообразования и тем углубляет депрессию. Таким образом, высокое потребление и высокие инвестиции скорее идут рука об руку, чем противоречат друг другу.

Этот удивительный результат иногда называют «парадоксом бережливости». Он представляет собой парадокс, поскольку еще в детстве нас учили, что бережливость всегда есть доброе дело. В своей книге «Альманах бедного Ричарда» Бежнамин Франклин неустанно проповедовал доктрину бережливости. А теперь приходит новое поколение экономистов, которые как будто говорят нам, что старые добродетели в современных условиях могут оказаться пороками во время депрессии.

Оставим на некоторое время в стороне наши бережно хранимые представления и попытаемся проанализировать парадокс в беспристрастной научной манере. Два обстоятельства помогут уяснить суть дела.

Первое состоит в следующем. В экономике мы должны постоянно остерегаться ошибки в логических конструкциях. То, что хорошо для каждого лица в отдельности, не обязательно должно быть хорошо для всех; при определенных условиях индивидуальное благоразумие может быть социальным безумием. Это, в частности, означает, что попытки каждого и всякого увеличивать свое сбережение могут — при рассмотренных выше условиях — иметь своим результатом уменьшение фактического сбережения всех членов общества. Обратите внимание на выделенные курсивом слова «попытки» и «фактического»: между этими моментами может быть огромная разница в нашей несовершенной смешанной экономике, если люди окажутся без работы и с пониженными доходами.

Второй ключ к парадоксу бережливости связан с анализом того, находится ли национальный доход на депрессионном уровне или нет. Если бы мы имели состояние полной занятости, тогда очевидно, что чем большую часть нашего национального продукта мы направляли бы на текущее потребление, тем меньше оставалось бы для капиталообразования. Если бы можно было предположить, что производство всегда будет на максимальном уровне, тогда доктрина бережливости была бы абсолютно правильной, — правильной, подчеркиваем это, как с индивидуальной, так и с социальной точки зрения. В примитивных сельскохозяйственных общинах, таких, как американские колонии времен Франклина, рекомендации Франклина были правильны. То же самое было верно в течение первой и второй мировых войн и сохраняет свое значение для периодов инфляции и бума: в этих случаях, если народ становится более бережливым, то меньшее потребление означает большие инвестиции.

Однако согласно статистическим данным, полная занятость и инфляционные условия спроса имели место лишь в отдельные периоды нашей истории. В течение значительной части времени имели место известная растрата ресурсов, неполная занятость, определенная недостаточность спроса, инвестиций и покупательной способности. В этом случае все меняет свой смысл. Что некогда было социальной добродетелью, может стать социальным пороком. Что было верно для отдельной личности — положение, согласно которому рост бережливости означает рост сбережения и богатства, — может стать совершенно неверным для общества в целом.

В условиях неполной занятости попытки сберегать могут иметь своим результатом меньшее, а не большее сбережение. Тот человек, который сберегает, сокращает свое потребление. Он имеет теперь меньшую покупательную способность, чем раньше. Тем самым уменьшается доход кого-то другого. Ибо расход одного есть доход другого. Если кому-то удалось сберечь больше, то это потому, что некто был вынужден расстаться со своими сбережениями. Если одному лицу удалось накопить больше наличных денег, то кто-то остался без них.

Таким образом, если имеет место длительная неполная занятость, потребление и инвестиции являются взаимодополняющими, а не конкурирующими. То, что помогает одному, помогает и другому. Попытки сократить потребление (увеличив сбережение) будут иметь единственным результатом уменьшение дохода до тех пор, пока каждый не почувствует себя настолько бодрым, чтобы не пытаться сберегать больше, чем может быть инвестировано. Более того, при низком уровне дохода потребуется меньше, а не больше капитальных благ. Поэтому инвестиции фактически будут меньше. (Как мы будем видеть вновь и вновь, при условии разумной политики, проводимой государством и частными фирмами, восстановится способность системы правильно функционировать, поэтому парадокс бережливости уже не будет применим.)

В-четвертых, попытки сберегать больше могут иметь своим результатом сокращение фактического сбережения и инвестиций:

Парадокс бережливости.
Рис. 53. Парадокс бережливости. Сдвиг от SS вверх к S'S' понижает доход. А падение дохода «убивает» часть инвестиций. Движение идет «на юго-запад» вдоль наклонной линии II. (Если бы система при напряжении своих сил находилась на уровне полной занятости F, эффект роста бережливости мог бы быть иным.)

Закрепим наше основанное на здравом смысле представление об этом парадоксе путем объединения рис. 51 и рис. 52 в рис. 53. Рост бережливости, или желания сберегать, сдвинет кривую SS вверх до положения S'S'. Обратите внимание, что новая точка пересечения Е' находится теперь на более низком уровне дохода. В силу производимых дезинвестиций падение дохода будет означать также понижение инвестиций. Таким образом, и доход и инвестиции фактически уменьшились. Попытки сберегать больше во время депрессии имеют своим результатом фактическое сокращение сбережения.

Если все это верно, то это важный урок. Оказывается, не следует убеждать людей в период депрессии затягивать потуже свои ремни, сберегать больше с целью восстановить процветание. Результат будет обратный — ухудшение порочной дефляционной спирали. В подобные времена многие привычные аргументы превращаются в свою противоположность. Экономический лоббист от отраслей, производящих капитальные блага, если он преследует свой собственный интерес, будет выступать за меньшую бережливость в период депрессии, с тем чтобы подтолкнуть вверх кривую потребления и предотвратить те попытки к сбережению, которые реально ведут лишь к уменьшению дохода. Ибо только в этом случае инвестиции и сбыт в отраслях, создающих капитальные блага, будут возрастать.

Мы видели, что эти аргументы не подходят к условиям полной занятости. Необходимы некоторые небольшие модификации, чтобы учесть тот факт, что бережливость при понижающемся доходе может также понизить заработную плату и цены и тем самым настолько увеличить реальную покупательную способность денежных накоплений населения, чтобы преодолеть исходную бережливость. Эти положения будут подробно рассмотрены ниже. В период глубокой депрессии они скорее играют незначительную роль в нашей несовершенной смешанной экономике.

Ниже мы увидим, что современный неоклассический синтез смог лишить парадокс бережливости его кошмарных последствий.

Дефляционный разрыв

Мультипликатор — это двусторонне отточенный меч. Он будет рубить за вас и против вас. Он, как мы уже видели, будет усиливать новые инвестиции. Но он будет усиливать и сокращение инвестиций. Так, если инвестиционные возможности в рассмотренном выше примере сокращаются на 10 млрд. долл., то национальный доход уменьшается на величину в 3 раза большую, то есть на 30 млрд. долл. Если чистые инвестиции упадут до нуля, то доход упадет до точки равновесия, где общество будет настолько бедным, что прекратит всякое чистое сбережение.

Это снова напоминает нам: то, что мы называем уровнем равновесия национального дохода, может вовсе не представлять собой что-либо хорошее. Если инвестиции низки, уровень равновесия дохода будет означать большую безработицу и растрату национальных ресурсов. Единственный уровень национального дохода, который мы можем рассматривать как желаемую цель, — это тот, который близок к полной занятости. Однако мы сможем достигнуть подобного уровня высокой занятости лишь в том случае, если инвестиционные возможности окажутся такими же широкими, как и сбережение, отвечающее полной занятости.

Пока это отвечающее полной занятости сбережение не «уравновешивается» частными инвестициями (или государственной политикой), нация не может продолжать наслаждаться полной занятостью. Тогда говорят, что есть «дефляционный разрыв», величина которого измеряется недостаточностью инвестиций в сравнении отвечающим полной занятости сбережением.

Мы можем отметить дефляционный разрыв на рис. 45 как вертикальное расстояние между графиками сбережения и инвестиций при доходе F, соответствующем уровню полной занятости. Или, как на рис. 54, мы можем отметить дефляционный разрыв, используя кривую «потребление плюс инвестиции». Предположим, что доход, соответствующий полной занятости, равен 400 млрд. долл. Предположим, что при этом доходе намеченные совокупные расходы С + I достигают лишь 380 млрд. долл., как отмечено точкой G. Это оставляет дефляционный разрыв в 20 млрд. долл. между G и F. Так как в этом случае мы, очевидно, не можем оставаться при полной занятости, то что же произойдет? Сократится ли доход лишь на 20 млрд. долл.? Очевидно, нет. Его сокращение должно представлять собой некоторую умноженную величину от исходного дефляционного разрыва. Если каждый доллар уменьшения дохода приведет к снижению потребительских расходов на 2/3 долл., то доход сократится на величину в 3 раза большую, чем исходный дефляционный разрыв. (См. точку Е на рис. 54.)

Что можно предпринять в этом случае? Если по-прежнему оставлять в стороне государство, то мы должны либо увеличить инвестиции, либо увеличить потребление. Насколько нужно сдвинуть вверх уровень кривой инвестиций или кривой потребления, чтобы восстановить полную занятость? На все 60 млрд. долл. необходимого дохода? Безусловно, нет. В силу действия мультипликатора, чтобы устранить дефляционный разрыв, кривая С + I должна быть сдвинута вверх лишь на величину самого разрыва, а не на помноженную на мультипликатор величину разрыва.

Когда кривая расходов С + I, построенная для полной занятости, отличается от уровня NNP, соответствующего полной занятости, то имеет место:

Либо недостаточность расходов, «дефляционный» разрыв:

Дефляционный разрыв.
Рис. 54. Дефляционный разрыв. Дефляционный разрыв всегда измеряется по отношению к уровню NNP, соответствующему полной занятости. Здесь это вертикальное расстояние между линией 45° и кривой С + I, то есть FG. Подобный дефляционный разрыв будет уменьшать доход в умноженной степени. (Позже, когда в анализ будет введена деятельность правительства, С + I должно быть заменено на С + I + G.)

Процесс инфляции цен

Вместо дефляционного разрыва мы можем иметь инфляционный разрыв. Если предполагаемые инвестиции имеют тенденцию превышать уровень сбережения, соответствующий полной занятости, тогда спрос на многие товары превысит размеры того, что бизнес может произвести, и цены начнут расти. Рис. 55 показывает, как измеряется инфляционный разрыв: новая кривая С' + I' при уровне полной занятости расположена выше линии 45° на расстоянии FG', что дает инфляционный разрыв в 15 млрд. долл.

Что же произойдет дальше? Может производство возрасти на 45 млрд. долл., чтобы достигнуть нового равновесия в Е'? Ясно, что нет. Каждый уже полностью занят, и предприятия работают на уровне их практических производственных мощностей. Область вправо от вертикальной линии полной занятости, проведенной через точку F, закрыта для экономики. Эта область показывает нам, что мы хотели бы быть в состоянии производить, но не то, что мы действительно в состоянии производить. Хотя инфляционный разрыв противоположен дефляционному разрыву, его влияние на занятость и производство качественно мало чем отличается. от влияния дефляционного разрыва. Дефляционный разрыв может сдвинуть производство влево, вниз к позиции, составляющей 3/4 или даже половину от уровня полной занятости. Что касается инфляционного разрыва, то он не может сдвинуть занятость вправо до 150% от полной, или максимальной, занятости. Экономическая система не может в реальных значениях сдвинуться очень далеко вправо от прерывистой линии полной занятости.

Избыток покупательной способности может иметь своим результатом только рост цен и инфляционную спираль: денежный национальный доход будет расти, поскольку «бумажные» цены меняются, однако реальный национальный продукт не может превысить уровень, соответствующий максимальной, полной занятости. К несчастью, движение цен вверх будет продолжаться до тех пор, пока имеет место инфляционный разрыв, то есть до тех пор, пока нам не удастся уменьшить инвестиционный или потребительский спрос или пока нация не сумеет принять правильную политику, которая устранит инфляционный разрыв.

Процесс не ограничивается высокими ценами. Новый высокий уровень цен не будет раз и навсегда уравновешивать совокупное предложение и спрос. Наоборот, так как высокие цены, выручаемые бизнесом, в свою очередь становятся чьим-то доходом — рабочих или собственников, — то спрос снова сдвигается вверх и цены могут продолжать расти. Попытки рабочих добиться повышения заработной платы как компенсации за высокую стоимость жизни могут вызвать лишь головокружительный взлет инфляционной спирали. (Кейнс сформулировал эту теорию инфляции в 1939 г.)

Либо избыток расходов, «инфляционный» разрыв:

Инфляционный разрыв.
Рис. 55. Инфляционный разрыв. FG' измеряет инфляционный разрыв. Население пытается покупать больше, чем может быть произведено, и в силу этого имеет место инфляционный рост цен. (С изменением всех цен кривые расхода также сдвинутся кверху, поэтому было бы ошибкой рассматривать Е' как легко достижимую точку равновесия.)

Далекий от того, чтобы быть только анализом «депрессионной экономики», современный анализ дохода во многих своих важнейших частях применим к изучению процесса инфляции и дает соответствующие рекомендации. В течение и после второй мировой войны понятие инфляционного разрыва представляло собой то, без чего нельзя было определить количественную величину налогообложения, необходимого, чтобы удержать неконтролируемые цены от роста. Без понимания элементарных принципов анализа дохода мы не сможем следить и за обсуждением важных экономических проблем, ведущихся в конгрессе и в печати.

Дальнейший анализ инфляции будет дан в последующих главах этого раздела, а также в части 6, где помимо уже известного нам типа инфляции, основанной на превышении спроса над предложением, будет рассмотрена также возможность «ползучих» инфляционных тенденций, основанных на росте издержек.

В. Фискальная политика и определение уровня дохода

Если имеет место большой инфляционный или дефляционный разрыв, государство призывает сделать что-то с ростом цен или с массовой безработицей. Налоги и политика государственных расходов изменяет уровень равновесия дохода. В целом это называется фискальной политикой. Мы вводим теперь в анализ государственную фискальную политику и ее влияние на определение уровня дохода. Как вы могли догадаться, теперь мы рассмотрим кривую расходов С + I + G, чтобы показать картину равновесия с учетом роли государства.

Мы упростим нашу задачу, если вначале проанализируем влияние государственных расходов при неизменных налогах. С введением налогов мы не могли бы далее игнорировать различие между чистым (disposable) доходом и чистым национальным продуктом. Но при принятом условии о неизменности налогов чистый доход всегда будет отличаться от чистого национального продукта на одну и ту же величину. Учитывая неизменные налоги, мы можем все же рассматривать потребление СС скорее по отношению к NNP, чем к DI.

В главе 11 Национальный доход и национальный продукт мы показали, что чистый национальный продукт состоит скорее из трех, а не из двух частей, а именно:

NNP = Потребительские расходы + Чистые частные инвестиции + Государственные расходы на товары и услуги = С + I + G.

Поэтому на нашем графике, использующем линию 45° (рис. 56), мы должны прибавить к кривой потребления не только частные инвестиции, но и государственные расходы G. Это объясняется тем, что строительство государственных дорог не отличается с финансовой стороны от строительства частных дорог, а коллективные потребительские расходы на содержание бесплатных государственных библиотек влияют на занятость точно так же, как и частные потребительские расходы на кино и платные библиотеки.

Государственные расходы, подобно потреблению и инвестициям, влияют на определение уровня национального дохода:

Влияние государственных расходов на определение уровня дохода.
Рис. 56. Влияние государственных расходов на определение уровня дохода. К потребительским и инвестиционным расходам мы прибавляем теперь расходы государства на товары и услуги. Это дает нам график C + I + G. Равновесие будет в точке Е, где рассматриваемая кривая пересекает линию 45°. (Что произойдет, если G увеличится или уменьшится? Можете вы показать умноженное изменение дохода?)

Итак, мы имеем кривую C + I + G, показывающую величину совокупных расходов, соответствующую каждому данному уровню NNP. Чтобы определить уровень равновесия национального продукта, мы должны теперь подняться до пересечения с линией 45°.

На этом уровне равновесия NNP общая величина того, что наци я желает расходовать на все товары, по стоимости точно равна полным издержкам производства этих товаров.

Рис. 56 показывает, что государственные расходы, взятые сами по себе, без учета налогов, точно так же, как и частные инвестиции, оказывают умноженное (мультиплицированное) воздействие на доход. Причина, конечно, заключается в том, что вслед за этим осуществляется цепь производных потребительских расходов, со стороны строителей дорог, библиотекарей и других лиц, получающих свои первичные доходы от государства.

Наш график «сбережение-инвестиции» дает тот же результат, что и график, использующий линию 45°. Рост государственных расходов, при условии, что налоги остаются неизменными, означает соответствующий рост государственного дефицита. Чистое сбережение всегда должно быть равно частным инвестициям плюс государственный дефицит. Поэтому мы прибавляем дефицит к кривой II и получаем наш новый возросший уровень равновесия национального дохода на пересечении с кривой SS. При более глубоком анализе можно показать при помощи рис. 56, как производные (то есть вызванные изменением уровня дохода) инвестиции или государственные расходы включаются в мультипликатор. Конечное изменение дохода, являющееся результатом сдвига кривой C + I + G на единицу вверх, может быть определено как «предельная склонность к расходованию».

Налогообложение и смещение вниз кривой потребления

Теперь перейдем к рассмотрению понижающего воздействия налогов на уровень равновесия NNP. Без всяких графиков здравый смысл подсказывает нам, что случится, если 1) государство будет собирать с нас больше налогов, 2) в то время как его расходы останутся неизменными. Дополнительные налоги будут означать понижение нашего реального чистого дохода, а это в свою очередь будет означать сокращение наших потребительских расходов. Очевидно, что если инвестиции и государственные расходы остаются теми же, то сокращение потребления вызовет понижение чистого национального продукта и занятости; или, если мы уже имеем инфляционный разрыв, новые налоги помогут сократить разрыв и устранить избыточное инфляционное вздутие цен.

(Замечание. Теперь мы знаем нечто такое, что здравый смысл не подсказывает нам сразу. Чтобы сбалансировать сдвиг I + G вверх на 20 млрд. долл., мы должны увеличить взимание налогов на сумму большую, чем 20 млрд. долл. Это значит, то 1) если к экономике полной занятости при сбалансированном бюджете добавляется рост государственных расходов на оборону, то 2) чтобы избежать инфляционного разрыва, налоги, по-видимому, должны возрасти на большую сумму, чем необходимо для сбалансирования бюджета.)

Наши графики подтверждают эти соображения: при неизменном I + G рост налогов понизит чистый доход, в силу чего произойдет сдвиг вниз кривой потребления. Таким образом, в целом кривая C + I + G сдвинется вниз и ее пересечение с линией 45°, безусловно, должно быть на более низком уровне равновесия NNP.

Повышение налогов ведет к сокращению чистого дохода и потребления:

Влияние налогов на кривую потребления.
Рис. 57. Влияние налогов на кривую потребления. Рост налогов понижает СС. На сколько? Так как 30 млрд. долл. налога (при МРС = 2/3) сокращает сбережение на 10 млрд. долл., а потребление — на 20 млрд. долл., налог сдвинет кривую потребления на 30 млрд. долл. вправо и на 20 млрд. долл. вниз (то есть UV = 30, а VW = 20). При снижении СС понизится и С + I + G, как показано на рис. 56. Покажите там уменьшение дохода, которое следует за ростом налогов.

Рис. 57 показывает, как взимание налога сдвигает кривую потребления СС вниз. Предположим, что население имеет МРС, равную примерно 2/3; тогда новые налоги в 30 млрд. долл. вызовут падение его чистых доходов на 30 млрд. долл. ниже NNP. Сократится ли потребление на 30 млрд. долл.? Нет. При МРС в 2/3 потребление сократится лишь на 20 млрд. долл.; личное сбережение упадет на остальные 10 млрд. долл.

Сдвиг кривой СС на рис. 57 может рассматриваться либо как падение, либо как движение вправо. Движение вправо равно полной величине налога. Почему? Потому, что мы должны вычесть общую сумму налогов из NNP в точке V, чтобы получить соответствующий этому сокращению чистый доход и потребление, как это показано в точке U. В более сложных курсах эти положения развиваются и уточняются.

Мы легко можем использовать изложенные выше соображения для анализа противоположного случая и показать, как сокращение налогов помогает бороться против тяжелой депрессии. Каждый доллар уменьшения налога ведет к росту чистого дохода населения на доллар и к росту почти на доллар исходных потребительских расходов. Следовательно, доллар уменьшения налога является почти таким же сильным оружием против массовой безработицы, как и доллар роста государственных расходов. Но зато она не связана с экспансией в государственном секторе экономической системы.

Значение анализа сбережения и инвестиций

Теория определения уровня дохода, коротко изложенная в этой главе, является мощным инструментом. Она помогает нам понять движение вверх и вниз в процессе экономического цикла. Она помогает нам понять, как иностранные займы (представляющие собой часть совокупных чистых инвестиций) влияют на занятость и доход внутри страны. Она помогает нам понять, как государственная фискальная политика может быть использована для борьбы с инфляцией и безработицей. Все эти темы будут развиты в следующих главах.

Более полное изложение покажет, что графическая трактовка корпоративного сбережения может быть весьма схожей с трактовкой налогов.

Однако было бы ошибкой думать, что можно сделать экономиста из попугая, прост: обучив его магическим словам «сбережение и «инвестиции». Очень многое скрывается за сценой данных графиков. После главы, рассматривающей историю наших экономических циклов, следующие главы посвящены деньгам и банковой системе, с тем чтобы показать, как изменение нормы процента и кредита может влиять на инвестиции.

Кроме того, наличие у населения более крупных фондов в виде государственных облигаций и других ценностей может сдвинуть кривую потребления вверх. Или рост жизненного уровня (являющийся результатом широкой рекламы и открытия новых продуктов) может сдвинуть кривую потребления вверх, как это имело место в прошлом.

Короче говоря, было бы слишком большим упрощением рассматривать инвестиции всегда как автономный фактор, а потребление — как пассивный фактор, зависящий от дохода. Правда, это плодотворное упрощение. Но, как мы уже видели, известная часть чистых инвестиций может быть вызвана изменениями дохода в течение короткого отрезка времени; как мы увидим, изменение процентных ставок и доступности кредита может вызывать колебания инвестиций. Далее, потребление, даже при неизменном доходе, порой имеет автономные сдвиги. И, как читатель может проверить, оперируя с графиками сбережения и инвестиций и линией 45°, подобные сдвиги в кривых потребления или сбережения — точно так же, как и изменения инвестиций, — оказывают умноженное (мультиплицированное) воздействие на национальный доход.

Выводы

А. Определение уровня дохода

1. Мотивы, побуждающие население сберегать, часто отличаются от мотивов, побуждающих бизнес инвестировать. Чистые инвестиции имеют тенденцию зависеть от таких автономных факторов, как прирост населения, новые территории, новые открытия, новые вкусы и другие элементы роста. Потребление и сбережение имеют тенденцию вести себя более пассивно, приспосабливаться к уровню национального дохода.

2. Желание населения сберегать и склонность бизнеса инвестировать приводятся во взаимное соответствие прежде всего через изменения уровня дохода. Уровень равновесия национального дохода должен быть в точке пересечения кривых сбережения и инвестиций, или, что то же самое, в точке пересечения кривых «потребление плюс инвестиции» с линией 45°.

3. Если доходы временно будут выше уровня равновесия, то бизнес не сможет продать всю свою продукцию по ценам, полностью покрывающим все издержки производства. В течение короткого периода может иметь место накопление товарных запасов или продажи в убыток; однако в конечном счете занятость и производство сократятся до уровня равновесия. Единственное устойчивое положение дохода, которое может быть удержано, находится на том уровне дохода, при котором семьи готовы добровольно сберегать точно столько, сколько бизнес готов добровольно инвестировать.

4. Суммируем изложенное в наиболее простой форме: инвестиции задают тон; инвестиции вызывают повышение или понижение дохода до тех пор, пока добровольное пли предполагаемое сбережение не установится на том уровне, при котором инвестиции могут быть поддержаны в течение длительного времени.

Б. Инвестиции и доход

5. Инвестиции оказывают умноженное (мультиплицированное) воздействие на доход. Если происходит изменение инвестиций, то будет иметь место равное первичное изменение национального дохода. Однако, как только получатели этого первичного дохода в отраслях, создающих капитальные блага, заработают больше, они приведут в движение целую цепь дополнительных вторичных потребительских расходов. Если население постоянно расходует на потребление около 2/3 от каждого дополнительного доллара дохода, то общая сумма мультиплицированной цепи будет 3. Мультипликатор действует вперед и назад, усиливая либо рост, либо сокращение инвестиций. Мультипликатор численно равен обратной дроби от MPS: это объясняется тем, что всегда необходимо изменение дохода на величину большую, чем 1 долл., чтобы вызвать изменение сбережения на 1 долл.

6. Попытки больше сберегать не имеют ничего общего с достижением роста сбережения для общества в целом. Парадокс бережливости показывает, как рост бережливости может уменьшить даже сокращенный депрессией доход и, влияя на инвестиции, иметь своим результатом меньший объем чистых инвестиций. Только при условии, если все время сохраняется полная занятость, потребление и инвестиции неизбежно выступают как конкурирующие моменты; только в этом случае индивидуальная добродетель всегда остается социальной добродетелью.

Для каждого индивида, стремящегося быть патриотом, мораль не может заключаться в том, чтобы проматывать свои деньги в период депрессии. Наоборот, на основе соответствующей национальной политики мы должны создать состояние высокой занятости, в условиях которой индивидуальные добродетели перестанут быть социальным безумием.

7. Короче говоря, мы должны избегать как инфляционного, так и дефляционного разрыва, то есть стремиться к тому, чтобы сбережение, соответствующее полной занятости, и инвестиции уравнивались без инфляции. Величину инфляционного или дефляционного разрыва мы измеряем: а) как вертикальное расхождение при соответствующем полной занятости доходе между кривыми сбережения и инвестиций; или, что совершенно то же самое, б) как вертикальное расстояние между кривой C + I (или кривой C + I + G, когда учитывается государство) и линией 45°.

В. Фискальная политика и определение уровня дохода

8. Рост государственных расходов (при условии неизменности налогов и инвестиций) точно так же, как и чистые инвестиции, оказывает расширяющее воздействие на национальный продукт. Кривая C + I + G сдвигается вверх к более высокой точке пересечения с линией 45°.

9. Рост налогов (при условии неизменности инвестиций и государственных расходов) понижает уровень равновесия национального продукта. Налоги сдвигают вниз и вправо кривую потребления, нанесенную на графике NNP. Однако поскольку дополнительные доллары частично сберегаются, то сокращение потребления будет меньше величины новых налогов. Поэтому, чтобы преодолеть инфляционный или дефляционный разрыв, может требоваться еще большее изменение налогообложения.

10. Искусство экономики состоит в признании истинности как простой теории определения уровня дохода, так и ее важнейших ограничений. В следующих главах мы увидим, как норма процента и другие факторы могут вызвать сдвиг графиков, определяющих уровень национального дохода.

В главах 18 Синтез денежного анализа и анализа дохода и 19 Фискальная политика и полная занятость без инфляции мы дадим анализ государственной кредитно-денежной и фискальной политики. В промежуточных главах мы остановимся на анализе дикого танца экономического цикла, на денежной и банковой политике и на проблеме процента.