главная | новое | каталог | учебники

Экономика (Самуэльсон П.) » Циклические колебания и прогноз экономической активности

Циклические колебания и прогноз экономической активности

Беда, дорогой Брут, не в наших звездах, но в нас самих.
Вильям Шекспир

Выше мы рассмотрели экономические силы, определяющие уровень национального дохода, равновесие сбережения и инвестиций. Теперь мы должны перейти к анализу проблемы колебаний экономической активности и к вопросу о том, как экономисты пытаются предсказать будущее. Для экономистов характерно делать смелые теоретические утверждения, а затем подкреплять их тщательным анализом эмпирических данных о реальной жизни.

Процветание и депрессия

Экономика никогда не находится в состоянии покоя. Процветание сменяется паникой или крахом. Национальный доход, занятость и производство падают. Цены и прибыли понижаются, а рабочие выбрасываются на улицу. В конце концов достигается нижняя точка и начинается оживление. Восстановление может быть медленным или быстрым. Оно может быть неполным или, наоборот, настолько сильным, что породит новый бум. Новая полоса процветания может означать продолжительный, устойчивый уровень оживленного спроса, обилие свободных рабочих мест, повышение цен и растущий жизненный уровень. Или она может означать быстрое инфляционное вздутие цен и рост спекуляции, за которыми последует новый тяжелый кризис.

Такова вкратце картина так называемого «экономического цикла», который характеризует народное хозяйство индустриально развитых стран мира в течение последних полутора столетий или по крайней мере с тех пор, когда развитая, денежная экономика, характеризующаяся тесной взаимной зависимостью ее звеньев, начала заменять общество с относительно натуральным хозяйством.

Хотя ни один цикл не похож на другой, тем не менее все они имеют много общего. Они не являются схожими между собой близнецами, но в них можно различить черты принадлежности к одной семье. Точные формулы, подобные тем, которые применяются при. определении движения луны или колебаний простого маятника, не могут быть использованы для предсказаний смены фаз экономического цикла. По своему бурному и неуравновешенному проявлению экономические циклы скорее напоминают волны эпидемических заболеваний, капризы погоды или колебания температуры у ребенка.

Это вводное замечание должно показать, что экономический цикл — это лишь еще один из аспектов проблемы достижения и поддержания высокого уровня занятости и производства, а также прогрессирующей экономики.

Измерение и прогноз экономического цикла

Рис. 58 показывает, как на протяжении нашей истории экономическая система испытывает бедствия кризисов, хотя больше уже не было такого резкого и тяжелого падения, как после 1929 г., в эпоху великой депрессии. Точно такой же характер с весьма незначительными отклонениями имели циклические колебания в Англии, Германии и других странах. Однако удивительно, что Соединенные Штаты — по общему мнению, одна из наиболее молодых и энергичных стран — имеют тенденцию к самому высокому среднему уровню безработицы и к наибольшим колебаниям этого уровня. Это верно не только для 1933 г., когда процент безработицы у нас превысил даже уровень Германии, но оно представляется таковым и для более отдаленного прошлого, вплоть до тех времен, о которых мы имеем соответствующие сведения. Только в последние 20 лет у нас нет массовой безработицы.

Имеет ли место ослабление циклических колебаний?

Экономическая активность с 1899 г.
Рис. 58. Экономическая активность с 1899 г. На протяжении последних 20 лет мы не имели значительной депрессии. Но это не всегда было так. (Источник. «Cleveland Trust Со».)

На рис. 59 представлено для сравнения несколько различных экономических «временных рядов», охватывающих послевоенный период. Отмечаем, что общий пульс экономического цикла охватывает самые различные стороны: производство, занятость, доход и даже такие специфические ряды, как цены на фондовой бирже и строительство. Более того, если включить данные относительно таких неэкономических явлений, как браки, рождаемость, плохое питание, то мы смогли бы и на них проследить тяжелую руку кризиса. Даже выборы органов власти испытывают на себе влияние экономического цикла: обычно в период депрессия партия, которая находилась у власти, теряет ее.

Большинство показателей экономической активности испытывает одновременные колебания:

Пульс экономической активности.
Рис. 59. Пульс экономической активности. Толстые вертикальные линии показывают низшие точки спадов. Отмечаем, что нижние кривые, как более близкие к инвестициям, испытывают большие колебания. Можете вы отметить какие-либо из «ранних сигналов»? (Источник. National Bureau of Economic Research; U. S. Department of Commerce.)

Конечно, как экономисты и граждане, мы прежде всего интересуемся колебаниями совокупной занятости, совокупного производства и совокупного (реального) национального дохода. Однако для многих стран и для многих предыдущих десятилетий эти данные очень трудно получить. Более того, определенные специалисты часто интересуются различными второстепенными рядами: курсом ценных бумаг, оптовыми ценами, уровнем прибылей, производством стали и т. д. Поэтому статистики часто для определения цикла используют такие временные ряды, как производство чугуна. Или, еще лучше, они могут взять определенные взвешенные средние многих рядов — таких, как объем товарных перевозок, производство электроэнергии, клиринговые операции банков (сумма оплаченных чеков), — и комбинировать их в общий барометр экономического цикла. Иллюстрацией такого показателя экономической активности служит рис. 58.

В данный момент будем придерживаться фактов и статистических материалов. Позднее мы рассмотрим гипотезы и теории, дающие возможность оценить широкие фактические процессы, а не те движения, которые имеют место из месяца в месяц.

Статистическое корректирование сезонных колебаний и тенденций

Прежде всего, конечно, мы должны освободить наши статистические материалы от не относящихся к делу, нарушающих факторов, таких, как сезонные колебания, а также от некоторых так называемых длительных «тенденций». Если продажи фирмы «Сиэрс Робек» с ноября по декабрь 1957 г. возросли, то мы не можем сделать отсюда вывод, что отмеченная на рис. 59 рецессия не существует. Розничная торговля расширяется каждое рождество, точно так же, как курортные отели битком набиты летом. Статистики стремятся устранить «сезонные влияния» путем тщательного изучения характера движения в предшествующие годы. Если они установили, что каждый декабрь продажи составляют примерно 150% от среднего месячного уровня данного года, а с января — примерно 90 %, то, найдя фактические месячные уровни, они затем делят данные каждого декабря на 1,5, а данные января — на 0,9, и так далее для каждого месяца. После того как это сделано, статистики получают временные ряды месячных продаж универмагов, в которых уже устранены сезонные колебания. Это должно показать нам то, что мы уже отмечали с самого начала, а именно что экономическая активность фактически продолжала понижаться с течением всех последних месяцев 1957 г., поскольку рост продаж в декабре по сравнению с ноябрем был меньше сезонной нормы.

Те же самые проблемы возникают, когда мы рассматриваем колебания временного ряда такого быстро растущего показателя, как потребление электроэнергии. Производство электроэнергии не испытывает значительного сокращения в период рецессии. Тем не менее рецессия отражается и на этих рядах. Обычно она сказывается в форме замедления темпа роста временного ряда по сравнению с его нормальной или длительной «вековой тенденцией» (трендом). Если на глаз или на основе определенных статистических формул начертить плавную линию или кривую общей тенденции производства электроэнергии, то экономический цикл мы обнаружим в отклонениях фактического уровня от линии основной тенденции. Если затем измерить вертикальные отклонения от линии тренда и перенести их на отдельный график, то мы получим достаточно ясную картину экономического цикла. Взглянем на нее поближе.

Читатель может обратиться к стандартному учебнику статистики для ознакомления с техникой этой процедуры. Тем не менее необходимо соблюдать известную осторожносгь при использовании аппарата статистических расчетов. При отсутствии достаточной осторожности начинающий статистик, небрежно «устраняя тенденцию», может с водой выплеснуть и ребенка или по крайней мере исказить действительные черты младенца.

Четыре фазы цикла

В прошлом писатели, рассматривавшие экономический цикл, располагая ограниченной статистической информацией, имели склонность уделять несоразмерно большое внимание паникам или кризисам, таким, как крушение дутых колониальных предприятий в Англии в 1720 г., паника 1837 г., паника Джея Кука 1873 г., Кливлендская паника 1893 г., «паника богатых» в 1907 г. и, конечно, грандиозный биржевой крах в «черный вторник» 29 октября 1929 г. Позднее писатели начинают говорить уже о двух фазах экономической активности: процветании и депрессии, или о буме и кризисе, с вершинами и низинами, представляющими собой поворотные точки между этими фазами.

В настоящее время признано, что далеко не каждый период улучшающейся экономической активности должен непременно вести нас к все более полной занятости. Например, в течение 30-годов имело место известное восстановление по сравнению с низшим уровнем 1932-1933 гг., но мы ни в коем случае не можем рассматривать это как период истинного процветания. Поэтому предпочтительнее всего принять терминологию, которую использовал Уэсли К. Митчелл, ученый, бывший в течение долгого времени директором Национального бюро экономических исследований и глубоко изучавший экономические циклы.

Митчелл и многие другие экономисты разделяют цикл на четыре фазы, из которых две наиболее важные называют периодами «экспансии» и «сжатия». Фаза экспансии приходит к концу и сменяется фазой сжатия на так называемой верхней поворотной точке, или «вершине». Точно так же фаза сжатия кончается и открывает путь экспансии на нижней поворотной точке, или точке «оживления». Таким образом, мы имеем довольно простую картину последовательной смены четырех фаз цикла, что и показано на рис. 60. Отметим, что в настоящее время основное внимание уделяется не столько рассмотрению высокого или низкого уровня экономической активности, сколько динамическим аспектам повышения или понижения экономической активности.

Экономический цикл, подобно году, имеет свои сезоны:

Экономический цикл.
Рис. 60. Четыре фазы цикла. Циклическая экспансия следует за сжатием. Их разделяют поворотные точки. Национальное бюро экономических исследований отмечает эти фазы для истории Америки и многих других стран. Не каждая вершина дает «процветание» в смысле низкой безработицы; но и низшие точки обычно теперь не означают кризис.

Каждая фаза цикла переходит в другую, следующую за ней. Каждая характеризуется различными экономическими условиями и требует специального подхода. Однако продолжим рассмотрение общих черт, прежде чем перейти к анализированию и теоретизированию.

Так, например, в период экспансии мы обычно наблюдаем рост занятости, производства, цен, денежного обращения, заработной платы, нормы процента и прибыли. Противоположная картина имеет место в период сжатия.

Как долго продолжается экономический цикл? Это зависит от того, какие из коротких циклов вы будете принимать в расчет. Многие наблюдатели не испытывают никаких трудностей в определении больших циклов продолжительностью от 8 до 10 лет. Все согласны с тем, что конец 20-х годов нашего столетия представлял собой период процветания, а начало 30-х годов — период депрессии. Точно так же и с другими минувшими большими циклами. Но не все экономисты придают значение тем коротким малым циклам, которые можно наблюдать на экономических диаграммах. В 1924 и 1927 гг. имело место небольшое понижение экономической активности. Следует ли в силу этого рассматривать 20-е годы как три различных (малых) цикла или как один большой период процветания? В 1948-1949 гг., 1953-1954,1957-1958 ненова в 1960-1961 гг. мы испытали слабые рецессии. Следует ли это рассматривать как циклы?

При элементарном рассмотрении, по-видимому, лучше всего придерживаться больших экономических циклов. Для целей нашего анализа мы можем принять краткие выводы Элвина Хансена из Харварда:

«История Америки показывает, что большие экономические циклы в среднем охватывают период несколько больше восьми лет. Так, в 1795 по 1937 г. имело место 17 циклов. Их средняя продолжительность равнялась 8,35 года...

Поскольку обычно между большими вершинами имеется от одной до двух малых вершин, ясно, что продолжительность малого цикла несколько меньше половины большого цикла. За 130-летний период, с 1807 по 1937 г., было 37 малых циклов. Их средняя продолжительность равнялась 3,51 года.

... Насколько можно судить, строительные циклы имеют среднюю продолжительность от 17 до 18 лет или почти равны продолжительности двух экономических циклов...

... История Америки показывает, что свысокой степенью регулярности каждый большой экономический бум примерно совпадет с бумом в строительстве, тогда как последующее восстановление в ходе большого цикла сталкивается со строительным кризисом... депрессия, которая приходится на период сокращения строительства, как правило, бывает глубокой и длительной. А последующее восстановление задерживается и ослабляется неблагоприятным депрессионным влиянием кризиса в строительной промышленности».

Длинные волны?

Некоторые экономисты, рассматривая процесс с широкой исторической точки зрения, говорят об очень «длинных волнах», полный цикл которых охватывает примерно полстолетия. Так, с конца наполеоновских войн в 1815 г. до середины XIX в. отмечалась тенденция к понижению цен и в целом времена были более тяжелыми, чем обычно. После открытия в 1850 г. золотых месторождений в Калифорнии и в Австралии и частично после Гражданской войны в Америке и Крымской войны цены начали расти. Новая длительная волна понижения цен, последовавшая за депрессией 1873 г., продолжалась вплоть до 90-х годов, когда в результате открытия золота в Африке и на Аляске его производство резко возросло. Мак-Кинли и республиканская партия пришли к власти и процветанию на гребне новой длинной волны.

Пока мы еще не можем судить о том, были ли эти длинные волны простой исторической случайностью, связанной с открытием золотых месторождений, политическими событиями, войнами и научно-техническими сдвигами, или нет.

Первый ключ к экономическому циклу: капиталообразование

Подчеркивание Хансеном роли строительства дает нам первый ключ к выяснению причин экономического цикла. В цикле одни экономические переменные всегда испытывают большие колебания, чем другие. Так, если мы начертим рядом кривую производства чугуна и кривую потребления табачных изделий, то мы с трудом обнаружим экономический цикл на последней. Вместе с тем на временных рядах чугуна можно мало что увидеть, кроме экономического цикла. Почему? Потому что люди склонны курить одинаково много и в хорошие и в плохие времени. Чугун, наоборот, является одним из главных ингредиентов, входящих в производство капитальных благ и различного рода товаров длительного пользования: заводского оборудования и машин, индустриального и жилищного строительства, автомобилей, стиральных машин и других потребительских товаров длительного пользования.

По самой своей природе подобные товары длительного пользования являются предметами в высшей степени неустойчивого спроса. В плохие времена новые покупки данных товаров могут быть отложены на неограниченное время; в хорошие времена каждый может вдруг решить приобрести подобные товары длительного пользования, чтобы запастись их услугами на десять лет. Таким образом, наш первый шаг к раскрытию природы экономического цикла состоит в уяснении того факта, что в экономике сектор производства товаров длительного пользования или капитальных благ обнаруживает наибольшие циклические колебания.

Если вы вернетесь немного назад, к рис. 59, вы ясно увидите контраст между колебаниями объема производства капитальных благ и товаров краткосрочного пользования. Несколько последних временных рядов отражают различные категории производства капитальных благ, или товаров длительного пользования. Отметьте, как значительны их колебания в сравнении с временными рядами, которые представляют прежде всего потребительские товары. Если не считать коротких, часто меняющихся и неглубоких нарушений в этих последних рядах, то можно видеть, что они скорее пассивно воспроизводят основные колебания дохода. Обычно движение потребления представляет собой скорее следствие, чем причину экономического цикла. Вместе с тем есть достаточно оснований полагать, что его ключевой причиной в самом глубоком значении этого понятия являются колебания в объеме производства товаров длительного пользования.

Как можно использовать модели сбережения и инвестиций

Приятно видеть, что статистический анализ подтверждает изложенное в предшествующих главах представление относительно решающего значения процесса инвестирования капитала, поскольку теории определения уровня дохода, рассмотренные в предыдущей главе, действительно помогают понять экономическую историю. Мы напомним лишь несколько моментов:

1. Войны всегда оказывали огромное разрушительное влияние на экономику. Как проявляется их экономическое действие? Они ведут к большим колебаниям элемента G, входящего в состав формулы C + I + G, что в свою очередь вызывает еще большие колебания общего уровня производства и доходов.

2. В коротких и слабых циклах послевоенного типа обычно имели место значительные колебания в темпах инвестиций в товаро-материальные запасы. В годы экспансии темп роста запасов положителен, поскольку торговцы стремятся восстановить свои запасы и приспособить их к растущему уровню сбыта. Когда торговцы переходят от положительного темпа роста запасов к отрицательному (то есть уменьшают запасы), это вызывает сокращение элемента I в формуле C + I + G, поэтому производство сокращается, люди вынуждены работать меньше часов в неделю или вообще их на время увольняют, заработная плата и прибыли падают и, как следствие всего этого, NNP сокращается или уже не может расти нормальными темпами.

3. В случае более длительных циклов, как, например, в сооружении железных дорог и строительстве, колебания элемента I формулы C + I + G вызывают медленные колебания всей модели и ее равновесия, проходящего со значительной амплитудой.

4. Хотя было бы чрезмерным упрощением полагать, что модель потребления никогда не изменяется во времени, Симон Кузнец и Реймонд Голдсмит в своих работах в рамках Национального бюро экономических исследований показали, что имеет место значительная общая стабильность уровня сбережения по отношению к доходу на протяжении длительного времени. Суть их выводов состоит в том, что сберегаемая доля дохода оставалась удивительно постоянной на протяжении всего последнего столетия. Имеются, однако, ситуации, когда мы не можем рассматривать потребление в качестве чисто пассивного фактора, действие которого можно предсказать. Это бывает тогда, когда колеблется потребительский спрос на автомобили и другие товары длительного пользования. (Например, тот факт, что американцы влюбились в большие новые автомобили моделей 1955 г., в значительной мере помог ускорить преодоление спада 1954 г.) Подобные изменения в положении кривой СС также вызывают смещение точек пересечения C + I + G, которые, как и любые другие изменения независимых факторов, вызывают мультиплицированную реакцию.

Некоторые теории экономического цикла

Когда нужно объяснить, почему изменяются уровни дохода, прилежный студент легко составит целый список теорий экономического цикла, которые уже насчитываются десятками. Каждая теория кажется совершенно непохожей на другие. Но если мы рассмотрим их внимательно и отбросим те, которые явно противоречат фактам или правилам логики, а также те, которые на первый взгляд дают некоторое объяснение, хотя фактически они ничего не содержат, — если мы сделаем все это, останется несколько сравнительно мало различающихся между собой объяснений. Многие из них отличаются друг от друга только тем, на чем делается главное ударение. Один полагает, что цикл есть прежде всего результат колебаний совокупных чистых инвестиций, тогда как другой предпочитает приписывать цикл колебания в темпе технических изобретений и нововведений, которые влияют на экономику через чистые инвестиции. Третий полагает, что создание депозитных денег нашей банковой системой вызывает такое расширение и сокращение инвестиционных расходов, которое порождает бум и крах.

Мы можем отметить лишь некоторые из наиболее известных теорий: 1) денежная теория, объясняющая цикл экспансией и сжатием банкового кредита (Хоутри и др.); 2) теория нововведений, объясняющая цикл использованием в производстве важных нововведений, таких, например, как железные дороги (Шумпетер, Хансен и др.); 3) психологическая теория, трактующая цикл как следствие охватывающих население воли пессимистического и оптимистического настроения (Лигу, Бэджгот и др.); 4) теория недопотребления, усматривающая причину цикла в слишком большой доле дохода, идущей богатым и бережливым людям, по сравнению с тем, что может быть инвестировано (Гобсон, Фостер и Кэтчингс и др.); 5) теория чрезмерного инвестирования, сторонники которой полагают, что причиной рецессии является скорее чрезмерное, чем недостаточное инвестирование (Хайек, Мизес и др.); 6) теория солнечных пятен — погоды — урожая (Джевонс, Мур). Читатель, интересующийся этим вопросом, за дополнительной информацией может обратиться к работе Г. Хаберлера «Процветание и депрессия» (Издательство иностранной литературы, М., 1960) и к другим работам, посвященным проблеме экономического цикла.

Эти позиции выглядят как три различные теории, и во многих солидных учебниках под ними могут быть приведены имена трех разных авторов, однако с нашей точки зрения они выражают три разных аспекта одного и того же процесса. Отсюда, однако, не следует, что все теории цикла полностью совпадают и что между различными авторами нет определенных важных различий в точках зрения.

Внешние и внутренние факторы

Классифицируя различные теории, мы прежде всего должны разделить их на две категории: теории, которые в основном являются экстернальными (внешними), и теории, являющиеся в основном интервальными (внутренними).

Экстернальные теории усматривают главные причины экономического цикла в колебаниях факторов, лежащих за пределами экономической системы: в солнечных пятнах, войнах, революциях и политических событиях, в открытиях золотых месторождений, в темпах роста населения и его миграции, в открытиях новых земель и ресурсов и, наконец, в научных и технических открытиях и нововведениях.

Интервальные теории обращают внимание на механизм внутри самой экономической системы, который дает импульс самовоспроизводящемуся экономическому циклу, так что каждая экспансия порождает оживление и экспансию, и все это сплетается в квазирегулярную, повторяющуюся, бесконечную цепь.

Если вы верите в теорию, объясняющую цикл влиянием солнечных пятен (а ни один солидный экономист теперь в нее не верит), установить различие между внешними и внутренними моментами сравнительно легко. Хотя даже в этом случае, когда вы приступаете к объяснению того, как и почему процессы, происходящие на солнечной поверхности, дают толчок экономическому циклу, вы начинаете вовлекаться в рассмотрение внутренней природы экономической системы. Но по крайней мере никто не может серьезно утверждать, что направление данной причинной связи вызывает сомнение или что экономическая система является причиной периодического появления солнечных лятен, а не наоборот. Однако если перейти к другим внешним факторам, таким, как война и политические события или даже рождаемость и открытия новых месторождений золота, то остается определенное сомнение относительно того, не оказывает ли экономическая система известного обратного воздействия на так называемый «внешний» фактор, делая различие между внешним и внутренним далеко не таким четким и прочным. Все же никто не будет отрицать, что подобные «обратные» эффекты выводят нас за пределы традиционной экономики, и это является оправданием проводимого нами различия между экстернальными и интернальными теориями.

Чисто интернальные теории

В противовес чисто экстернальной теории солнечных пятен приведем простой пример относительно чистой интервальной теории. Если все машины и другие товары длительного пользования имеют продолжительность жизни, скажем, 8-10 лет, то этим фактором мы можем попытаться объяснить экономический цикл, продолжительность которого колеблется в тех же пределах. Если однажды начался бум — совершенно не важно, как и по какой причине, — то в течение одного и того же отрезка времени будет произведено большое количество новых капитальных благ. Несколькими годами позднее, прежде, чем эти блага будут изношены, обнаружится ограниченная потребность в возмещении. Это породит депрессию.

Однако через 8 или 10 лет все капитальное оборудование вдруг окажется изношенным. Его начнут заменять, что даст толчок инфляционному буму. Это в свою очередь даст толчок следующему десятилетнему циклу с депрессией и бумом. Так на основе представлений о самогенерируемых «волнах возмещения» мы можем получить чисто интернальную теорию экономического цикла.

Фактически не все оборудование имеет одинаковую продолжительность жизни и даже не все однотипные автомобили, произведенные в один день, требуют замены в одно и то же время. Поэтому каждый пучок расходов на оборудование имеет тенденцию растягиваться во времени, в крайнем случае давая толчок все более и более слабым волнам возмещения. Через 25 лет после гражданской войны можно было наблюдать вызванную ею низкую рождаемость. Еще через поколение недостаточную рождаемость уже трудно было обнаружить, тогда как сейчас мы наблюдаем такую картину, как если бы этого специфического, насильственного нарушения в составе населения никогда не было. Таким образом, волны возмещения подобны задетой струне скрипки. Амплитуда их колебаний имеет тенденцию к уменьшению, и они замирают, если нет новых нарушений.

Законы физики гарантируют, что трение будет уменьшать любые чисто автономные физические колебания. В области социальных наук нет аналогичного закона сохранения энергии, который предотвращал бы образование покупательной способности. Поэтому более подходящим примером, чем волны возмещения самогенерируемого цикла, был бы пример периодической смены оптимистического и пессимистического настроения населения, причем каждая стадия неизбежно переходит в следующую, подобно тому как у некоторых людей стадия резкого возбуждения ведет к депрессии. Мы не можем исключить подобную интернальную теорию. Вместе с тем, мы не можем и удовлетвориться ею в том виде, как она существует, ибо она многое оставляет необъяснимым.

Комбинирование элементов экстернальных и интернальных теорий

Каждый наблюдал, как при определенных звуках стекло или камертон начинают испытывать ясно выраженную вибрацию. Имеют эти вибрации внутреннюю или внешнюю причину? Ответ: и ту и другую. Сам звук, безусловно, есть внешняя причина. Однако стекло или камертон отвечают на звук соответственно своей собственной внутренней природе. Они остро резонируют не на всякую ноту, но лишь на ноту строго определенной высоты. Это напоминает нам легенду о трубах, разрушивших стены Иерихона.

Точно так же экономический цикл напоминает игрушечную лошадку-качалку, которая раскачивается случайными внешними толчками. Толчки могут быть не регулярными; большие технические открытия никогда не имеют регулярной периодичности. Но, подобно лошадке-качалке, частота и амплитуда колебаний которой в известной степени зависят от внутренних факторов (се размеров и веса), точно так и экономическая система соответственно ее внутренней природе отвечает на колебания внешних факторов. Таким образом, для объяснения экономического цикла важны как внешние, так и внутренние факторы.

Большинство современных экономистов стоит на позициях синтезирования или комбинирования экстернальных и интернальных теорий. Объясняя большие циклы, они придают решающее значение колебаниям инвестиций или производства капитальных благ. Исходной причиной этих непостоянных и изменчивых колебаний инвестиций являются такие внешние факторы, как 1) технические нововведения; 2) динамика роста населения и открытие новых территорий. К этим внешним факторам мы должны присоединить внутренние факторы, которые ведут к тому, что исходные изменения в инвестициях расширяются, принимая характер кумулятивного, умножающего процесса. Рабочие, занятые в отраслях, создающих капитальные блага, расходуют часть своих новых доходов на потребительские товары, и дух оптимизма начинает распространяться среди деловых кругов, побуждая фирмы обращаться к банкам и рынку ценных бумаг за новыми кредитами.

Вместе с тем необходимо отметить, что экономическая ситуация в целом оказывает определенное воздействие на инвестиции. Если высокий уровень продаж потребительских товаров делает предпринимателей оптимистичными, то он тем самым будет способствовать осуществлению смелых инвестиционных программ.

Изобретения или научные открытия непосредственно не влияют на цикл, но их экономическое использование, безусловно, воздействует на уровень деловой активности. Когда национальный доход в послевоенный период поднялся на 50% по сравнению с довоенным уровнем, разумно было ожидать, что это вызовет соответствующий процесс формирования капитала (новые машины, дополнительные запасы, сооружения). Таким образом, особенно в течение короткого периода, инвестиции могут быть как следствием, так и причиной определенного уровня дохода.

В течение длительного периода, независимо от того, как высок достигнутый уровень дохода, запас капитальных благ придет в соответствие с этим высоким уровнем и новые чистые инвестиции сократятся до нуля, если не будет: 1) роста дохода, 2) дальнейшего совершенствования техники или 3) нового понижения нормы процента. Первый из этих процессов, показывающий что спрос на инвестиции может быть вызван ростом продаж и дохода, получил несколько громкое название «принцип акселерации». Почти все авторы включают его кзк одну из линий рассуждений в свои обобщающие теории экономического цикла. Рассмотрим, как проявляется этот внутренний механизм цикла и как он взаимодействует с другими факторами.

Принцип акселерации

Соответственно этому закону необходимый обществу основной капитал в форме машин, оборудования или производственных запасов зависит прежде всего от уровня дохода или объема производства. Прирост основного капитала, что мы обычно называем чистыми инвестициями, имеет место лишь при условии роста дохода. Следовательно, период процветания может кончиться не только в результате сокращения продаж потребительских товаров, но просто в силу того, что продажи установятся на высоком уровне или будут расти, но медленнее, чем раньше.

Это можно пояснить на простом арифметическом примере. Представить себе обычное текстильное предприятие, величина капитального оборудования которого постоянно находится на уровне, в 10 раз превышающем стоимость реализуемых в течение года тканей. Так, если в течение какого-то отрезка времени предприятие продает продукции на 6 млн. долл., то в его балансе должно значиться капитальное оборудование на 60 млн. долл. Оно состоит, например, из 20 машин разного возраста, причем каждый год снашивается и подлежит возмещению 1 машина. Поскольку расходы на возмещение точно равны сумме амортизационных отчислений, здесь нет чистого инвестирования или сбережения. Валовые инвестиции, равные 3 млн. долл. от годовых продаж годовому возмещению 1 машины. (Остальные 3 млн. долл. от годовых продаж можно рассматривать как идущие на заработную плату и дивиденды.) Это можно видеть из табл. 14-1 (первая фаза).

Для упрощения анализа мы берем преувеличенную пропорцию 10:1, игнорируя изменения в норме процента и степени использования производственных мощностей. Читатель может включить в анализ изменения запасов и оборудования.

Принцип акселерации показывает, как колебания в темпе роста системы порождают колебания в уровне инвестиций:

Таблица 14-1
Иллюстрация принципа акселерации (в млн. долл.).

Теперь предположим, что в течение четвертого года продажи возросли на 50%: с 6 млн. до 9 млн. долл. В этом случае число машин также должно возрасти на 50% — с 20 до 30 единиц. В четвертом году должно быть приобретено 11 машин: 10 новых в дополнение к одной, предназначенной возместить изношенную.

Продажи возросли на 50%. Насколько возросло производство машин? На 1000%! Это и есть эффект ускоряющегося (акселеративного) воздействия изменения в потреблении на уровень инвестиций, который дал принципу акселерации его имя.

Если в течение пятого и шестого годов продолжится ежегодный рост продаж на 3 млн. долл., то мы будем иметь продолжение заказов на новые 11 машин ежегодно.

Пока принцип акселерации не принес нам тревог. Наоборот, он дал нам громадный прирост инвестиционных расходов как результат небольшого прироста потребительских продаж. Но, оказывается, мы оседлали тигра. Теперь, чтобы не упали инвестиции, необходимо поддерживать растущее потребление! Если прекратится такой быстрый рост потребления, если уже в течение седьмого года оно установится на уровне 15 млн. долл. в год, тогда чистые инвестиции упадут до нуля, а валовые инвестиции сократятся до 1 машины (см. табл. 14-1). Иными словами, падение до нуля прироста продаж ведет к падению валовых инвестиций на 90%, а чистых инвестиций — на 100%. (См. третью фазу табл. 14-1 и заполните сами четвертую фазу.)

Принцип акселерации обладает двусторонним действием. Если продажи упадут ниже 15 млн. долл. в год, валовые инвестиции сократятся до нуля; более того, возможно, что фирма захочет продать часть своих машин на рынке подержанного оборудования, то есть осуществить дезинвестирование.

Теперь ясно, что депрессия может возникнуть именно в силу того, что сократился темп роста потребления, даже если его абсолютная величина не уменьшилась, но лишь установилась на высоком уровне.

Совершенно очевидно, что сокращение производства в отраслях, производящих машины, вызовет там депрессионные явления, породит уменьшение доходов и расходов на питание и одежду, то есть приведет к дальнейшему мультиплицированному изменению в расходах. Это в конечном счете может вызвать полную остановку роста или даже сокращение объема продаж текстильных товаров. Последнее вызовет дальнейшее ускоряющееся сокращение чистых инвестиций. Таким образом, мы можем оказаться в порочном кругу, где принцип акселерации и мультипликатор так взаимодействуют друг с другом, что порождают кумулятивную дефляционную (или инфляционную) спираль.

Наш пример касался машин. Значит ли это, что принцип акселерации не играет никакой роли в «товарных рецессиях» (таких, как в 1920/21, 1937/38, 1948/49, 1953/54 и 1957/58 гг.), которые стали такими значительными в последнее время? Вовсе нет. Тот же принцип, согласно которому запасы капитальных благ стремятся находиться в определенной пропорции к объему продаж в единицу времени, используется и для объяснения коротких «товарных циклов» (inventory cycles).

Нетрудно видеть, что принцип акселерации представляет собой мощный фактор, порождающий нестабильность экономики. Если продажа промышленных товаров повышается и понижается, то принцип акселерации может усилить эти колебания. В момент подъема он подталкивает чистые инвестиции, а в момент понижения он с той же силой подталкивает чистое дезинвестирование. На протяжении длительного периода, если система растет в силу увеличения населения или повышения реальных доходов, принцип акселерации действует как стимулирующий фактор: растущий национальный доход вызывает экстенсивный рост капитала, что в свою очередь означает оживленный спрос на инвестиционные товары и относительно высокую занятость.

Прогноз экономической активности

Принимая решение относительно инвестиций и объема производства, предприниматели исходят из определенных предположений о будущем. Если, по их мнению, следующий год принесет депрессию, они будут стремиться уменьшить инвестиции уже сейчас. Если, наоборот, они ожидают, что через четыре месяца цены значительно возрастут, они будут уже сегодня торопиться закупать товары, расширять оборудование и строительство.

Точно так же лица, играющие на бирже, хотели бы знать будущее, чтобы иметь возможность извлекать прибыль из покупок и продаж акций. И, что еще важнее для нас, вашингтонские политики также хотели бы получить представление о величине национального дохода следующего года, чтобы иметь возможность вовремя принять меры в фискальной и кредитно-денежной областях, направленные на исправление положения.

Когда все сказано и сделано, президент крупной компании чувствует, что его служащие, занимающиеся прогнозами, все же помогают ему принять решение. Он знает, что эти лица могут дать больше, чем те, которые раньше все время предсказывали: «В следующем году тс же, что и в этом». Именно эта-то небольшая разница и делает экономические отделы прибыльными для любой компании и необходимым учреждением в правительстве любой страны.

В настоящее время статистики и экономисты не могут дать точные прогнозы. Порой их подсчеты оказываются совершенно ошибочными. Тем не менее от них требуют, чтобы они сделали все возможное. Почему? Потому, что отказ от составления прогноза обычно сам связан с некоторым подразумеваемым прогнозом. Но оказывается, что средний уровень точности длительных прогнозов, составленных не экономистами, еще хуже, чем тот уровень, который дают опытные статистики-экономисты.

Какого метода придерживаются лучшие прогнозисты? Нельзя дать никакого простого описания, но вот несколько положении, отражающих наиболее обычную практику:

1. Они очень внимательно следят за всей статистикой национального дохода. Берутся данные, отражающие динамику валового национального продукта (GNP) за каждый квартал, личного дохода за каждый месяц, нового строительства, расходов на оборудование, важнейших изменений в товаро-материальных запасах за короткий период, а также оценки ожидаемых государственных расходов и налогов. Они следят также за ценами и публикуемыми Федеральным резервным управлением ежемесячными индексами объема производства.

В дополнение они следят за многими статистическими показателями, как только те становятся доступными. Это продажи универсальных магазинов за каждую неделю; продажи специализированных магазинов («Вултортс», «Дж. К. Пенни» и др.) и магазинов, производящих продажу по почте («Сиэрс», «Уорд» и др.), за каждый месяц; новые заказы и изменения товаро-материальных запасов в обрабатывающей промышленности и торговле за каждый месяц.

2. После войны лица, строящие прогнозы, могут изучать различные обзоры будущих событий. Опрос фирмы «Мак Гроу-Хилл» об инвестиционных намерениях предпринимателей и официальные опросы на ту же тему, а также обзоры, даваемые совместно журналом «Ньюсуик» и Национальным советом промышленных конференций, представляют собой наиболее важные ключи к оценке инвестиций. Сведения агентов по закупкам являются особенно важными для определения динамики товарных запасов.

Что касается потребителей, то выборочные обследования Центра наблюдения Мичиганского университета дают информацию относительно того, настроены ли вообще потребители покупать и каковы их намерения расходовать.

Что касается бизнесменов вообще, то фирма «Дан энд Брэдстрит», а также журнал «Форчун» часто проводят опросы относительно настоящих и будущих намерений. В Европе эта техника опросов столпов бизнеса также получила большое развитие.

3. Многие лица, занимающиеся прогнозами, стремятся далее построить «модель типа C + I + G», чтобы получить приблизительные расчеты относительно будущих изменений.

Они стремятся оперировать рядом возможных отчетов, а не одним, да еще взятым с точностью до второго десятичного знака.

4. Некоторые авторы подкрепляют эти приблизительные расчеты рассмотрением следующего вопроса: обнаруживают ли многие временные ряды — подобные тем, которые были приведены на рис. 59, — движение вверх или вниз. Не начинают ли известные всем «ведущие» статистические показатели — такие, как недельное число отработанных часов, новые заказы, курс акций, строительство, банкротства (в обратной зависимости), показывать изменение общего направления от подъема к падению.

Люди уже давно ищут статистический показатель (или группу показателей), который неизменно проявлял бы поворот вниз за строго определенное число месяцев до того, как такой же поворот испытает вся экономика. Подобный «ведущий индикатор» был бы неоценимым средством предсказания; однако найти такой совершенный инструмент не удается. Джеффри Мур и Артур Ф. Берне из Национального бюро экономических исследований обнаружили, что некоторые показатели, подобные упомянутым выше, могут оказать некоторую помощь в заблаговременном определении моментов поворота, а также в подтверждении того факта, что эти моменты уже наступили. И все же предсказатели не могут полагаться на одни лишь подобные индикаторы по той причине, что в такие периоды, как в 1952 г., они давали ложные сигналы; в другие периоды экспансии эти индикаторы поворачивали вниз так рано и проявляли после этого такие колебания, что их показания имели весьма низкую ценность. Экономисты с большим интересом следят за дальнейшим развитием этой методики, а лица, занимающиеся прогнозами, используют эти сведения в качестве дополнения к оценкам валового национального продукта.

Выводы

1. Экономический цикл — общая черта почти для всех областей экономической жизни и для всех капиталистических стран. Движение национального дохода, безработицы, производства, цен и прибылей не являются такими регулярными, как движение планет по орбитам или колебания маятника, и нет магических средств, чтобы предвидеть поворот в экономической активности.

2. Тем не менее четыре фазы (экспансия, вершина процветания, сжатие и оживление) могут быть выделены для целей анализа и могут быт отделены от сезонных колебаний и долговременных тенденций. Полученные в результате этого модели 8-10-летних больших циклов, коротких малых циклов и длинных строительных циклов подробно описаны экономистами, статистиками и историками.

3. Когда мы переходим к теориям, объясняющим цикл, наше первое ключевое наблюдение сводится к установлению повышенной амплитуды колебания инвестиций или процесса производства капитальных благ длительного пользования. Хотя большинство экономистов признает этот факт, они расходятся в своих представлениях относительно роли внешних и внутренних факторов. Специалисты все больше склоняются к синтезу внешних и внутренних факторов, с одной стороны, придавая значение техническим нововведениям, численности населения, росту территории, открытиям золотых месторождений и политическим событиям. С другой стороны, экономисты стремятся выяснить, как эти внешние изменения в инвестиционных возможностях модифицируются в силу мультиплицированной (умноженной) реакции экономической системы, кредитной практики банков, волн оптимизма и пессимизма, циклов возмещения, принципа акселерации, который ведет к динамическому изменению темпов и уровней, а также в силу других проявлений обратного влияния дохода на инвестиции.

4. Прогнозы пока еще не точны. Те, что дают лучшие средние показатели за длительный период, используют данные о национальном доходе и связанные с ним статистические материалы. Во многом они опираются на обзоры, характеризующие намерения правительства, потребителей и бизнесменов. Они подкрепляют свой прогноз движения C + I + G изучением «ведущих индикаторов».

Последующие главы расскажут нам, что можно сделать, чтобы смягчить жесткость экономических циклов.