главная | новое | каталог | учебники

Экономика (Самуэльсон П.) » Синтез денежного анализа и анализа дохода

Синтез денежного анализа и анализа дохода

В то время раздавались требования... большего количества бумажных денег... Я был за их развитие, будучи убежден, что первая небольшая сумма, выпущенная в 1723 г., дала много хорошего, увеличив торговлю, занятость и число жителей провинции, ибо, как мне стало известно, все старые дома заселены и строится много новых... Полезность этих бумажных денег с течением времени и накоплением опыта стала столь очевидной, что позднее она уже никем серьезно не оспаривалась... Хотя... здесь есть предел, за которым рост их количества может быть вредным.
Бенджамин Франклин

В главе 13 Теория определения уровня дохода было показано, как пересечение кривых сбережения и инвестиций определяет уровень национального дохода. В последующих главах был рассмотрен вопрос о том, как изменение политики Федеральной резервной системы может воздействовать на денежную массу в стране.

В этой главе мы соединим эти два анализа. Денежный анализ вполне согласуется с современной теорией определения уровня дохода. Создана платформа для политики стабилизации: денежной политики центрального банка и государственной фискальной политики (государственных расходов и налогообложения, создающих либо бюджетный дефицит, либо активное сальдо). Эта кредитно-денежная и фискальная политика координируются с целью достижения прогрессирующей экономики, которая будет иметь разумную стабильность цен и будет двигаться к полному использованию своего производственного потенциала.

В настоящей главе показано, как действуют и взаимодействуют различные моменты политики стабилизации. Более подробный анализ вопросов фискальной политики мы дадим в последней главе части 2 Фискальная политика и полная занятость без инфляции.

Кредитно-денежная политика воздействует прежде всего на инвестиции

Рис. 66 использует инструмент анализа дохода, чтобы показать, как действует политика дешевых денег. Отметьте сдвиг вверх кривой инвестиций, что сопровождаете умноженным ростом совокупной денежной массы.

Центральный банк удешевляет кредит с целью повышения инвестиций:

Центральный банк удешевляет кредит с целью повышения инвестиций.
Рис. 66. Как дешевые деньги влияют на определение уровня дохода. Предоставляя банкам больше резервов и побуждая их понижать процент и делать кредит более доступным, «Фед» сдвигает вверх кривую инвестиций и вызывает умноженное расширение дохода.

(Этот же процесс мог бы быть показан на основе использования рассмотренного в гл. 13 графика С + I + G. Экспансионистская кредитно-денежная политика может действовать в сторону поглощения части дефляционного разрыва, изображенного на рис. 54. Однако при условии, что мы включим в сумму инвестиций дополнительные вложения, производимые местными властями и штатами и вызываемые дешевыми деньгами, наш рис. 66 достаточно иллюстрирует этот вопрос.)

Предположим, что экономика находится перед лицом инфляционного разрыва, причем кривая инвестиций имеет тенденцию пересекать кривую сбережения вправо от уровня полной занятости. Можете вы показать, как политика сокращения денежной массы может вернуть доход назад, к желаемому уровню полной занятости без инфляции цен?

Некоторые экономисты надеялись, что кредитно-денежная политика в дополнение к воздействию на инвестиции окажет также благоприятное влияние не соотношение сбережения и потребления. Высокая норма процента, как они надеялись, будет стимулировать сбережение и сокращать потребление. Иначе говоря, они надеялись, что рост процента будет сдвигать вверх изображенную на рис. 66 кривую сбережения и тем самым усиливать эффект, вызванный сдвигом вниз кривой инвестиций. Наш опыт и анализ, изложенные в главе 29 Процент и капитал, убеждают, что этот эффект, по-видимому, слаб и на него не следует особенно рассчитывать. (Влияние процента на сбережение может быть даже обратным: рост процента даст возможность сберегать меньше с целью обеспечить себя на старости лет.) По мнению современных экономистов, облегчение кредита — за исключением того, что оно может увеличить доступность кредита для потребителей, рассчитывающих на приобретение товаров в кредит, — играет весьма малозначительную роль, чтобы вызвать подобный сдвиг кривой сбережения SS).

Влияние кредитно-денежной политики на определение уровня дохода

Кредитно-денежная политика Федеральной резервной системы, направленная на увеличение дохода, занятости и цен, состоит из следующей последовательности мероприятий.

1. Путем операций на открытом рынке или других главных средств «Фед» увеличивает количество денег М. (Вспомните про банковые резервы и многократный рост депозитов.)

2. Увеличение М подразумевает рост курсов облигаций, поскольку «Фед», банки-члены и население используют свое новое М для покупки облигаций. Они откажутся от этого способа использования нового М лишь в том случае, если курс облигаций слишком вырастет, а получаемые ими проценты сократятся настолько, что население и банки сочтут разумным удержать у себя новые суммы денег.

В этом процессе снижаются не только проценты по облигациям. Банки, обладая большим количеством денег, будут стремиться к увеличению объема ссуд, тем самым снижая уровень ссудного процента и облегчая получение займов. Снизятся также проценты по закладным, и будет облегчен ипотечный кредит. Увеличатся возможности получения средств финансовыми компаниями, которые будут предоставлять больше кредитов при меньшем их обеспечении. Промышленные компании смогут выпускать на рынок новые облигации или обыкновенные акции. Их инженеры обнаружат, что администрация более благосклонно относится к новым проектам переоборудования предприятий или новых инвестиций.

Короче говоря, все это означает, что уровень процента i упадет, и это падение повлечет за собой тот факт, что кредит станет легче получить.

3. С облегчением и удешевлением кредита могут вырасти инвестиции I. Будут размещены заказы на ранее нерентабельные машины. Появятся источники финансирования мотелей и пригородных торговых центров. Глава семьи узнает, что сможет получить от банка кредит под закладную при меньшем начальном платеже, с рассрочкой на больший срок и сможет, наконец, построить такой дом, о котором он мечтал. И, что более важно, строительная фирма сможет начать строительство новых домов, зная, что ее агенты по сбыту будут уже в состоянии продать эти дома покупателям, которые и раньше хотели их купить, но не могли осилить это бремя, пока не снизился размер первого платежа и ежемесячных платежей по погашению закладной.

Помимо этого благоприятного воздействия, непосредственно оказываемого на расходы более низким i, имеет место тот факт, что теперь все активы населения — облигации, земля, средства производства — повысились в цене, поскольку снизился уровень процента. А раз люди обладают большим богатством, они смелее инвестируют и их кривая СС, возможно, сдвинется вверх вместе с кривой II. Наконец, вспомните, что инвестиции штатных и местных властей могут также вырасти, когда снизится процент по муниципальным облигациям.

4. И последняя стадия нашего процесса — это знакомое нам смещение вверх точки пересечения NNP, когда сдвигается вверх кривая С + I + G.

Резюме. Эти четыре стадии воздействия кредитно-денежной политики на определение уровне дохода можно приблизительно выразить в виде следующей цепи причинной зависимости: Рост М → падение i → рост I → рост NNP. (Сокращение М вызывает обратный процесс.)

На этом, в сущности, заканчивается рассмотрение синтеза кредитно-денежной политики и определения уровня дохода. Читатель может сразу перейти к аналогичному анализу фискальной политики.

Некоторые читатели, однако, могут захотеть ознакомиться с приложением, чтобы более подробно исследовать связь между ростом М и снижением i, что современные экономисты часто называют теорией «предпочтения ликвидности». Они могут также захотеть исследовать связи между снижением i и ростом I, что можно назвать «кривой инвестиционного спроса в зависимости от процента» (или, выражаясь языком некоторых современных экономистов, — «предельной эффективностью инвестиций»). Изменение этих связей будет рассмотрено с точки зрения приверженца развитой количественной теории, как и описание изменений скорости обращения денег (что в гл. 15 Цены и деньги было обозначено буквой V). Помимо анализа этих вопросов, в приложении к настоящей главе дана попытка примирения современной неоклассической теории определения уровня дохода с классическими взглядами.

Фискальная политика и определение уровня дохода

Кроме центрального банка, правительство имеет другие пути воздействия на расходы. Как часть своей фискальной политики оно может повысить свои расходы: строить полезные общественные дороги и школы, нанимать больше гражданских чиновников, повышать расходы на оборону, делать тысячу и одну полезных или глупых вещей с целью расширения совокупных расходов. Это может быть показано на графике сбережения и инвестиций, подобном рис. 66.

Но еще лучше вы можете показать расширение государственных расходов как сдвиг вверх компонента G графика С + I + G, который мы в свое время использовали как альтернативный путь показа равновесия дохода. Первая часть рис. 67 показывает, как рост государственных расходов вызывает рост дохода.

Аналогичный график может показать другую сторону фискальной политики — изменение уровня взимаемых налогов. Чтобы повысить чистый национальный продукт, фискальные власти снижают налоги: это дает населению дополнительный доход на потребление, то это значит, что оно будет больше потреблять.

Настоящее изложение воспроизводит изложение, приведенное в главе 13 Теория определения уровня дохода, и дает трактовку влияния налогов на личные доходы. Более сложный анализ косвенных и других налогов, учитывающий также влияние налогов на инвестиции, можно найти в учебниках повышенного типа.

Как можно показать рост потребления на втором графике рис. 67? Мы можем показать эффект понижения налогов как сдвиг вверх кривой потребления (СС), вычерченной против NNP и являющейся главным компонентом кривой C + I + G. При низких налогах мы меньше вычитаем из каждого данного уровня NNP, чтобы получить соответствующий уровень чистого дохода. А при более высоком чистом доходе, соответствующем каждому данному уровню NNP, мы должны показать более высокое потребление, то есть более высокий уровень кривой СС.

Итак, мы можем суммировать эффект фискальной политики.

Возросшее G, повышая GG-компонент C+I+G, повышает доход. Уменьшенные налоги повышают СС — другой компонент C+I+G. Оба вместе — что означает также дефицитное финансирование или сокращение активного сальдо бюджета — имеют своим результатом еще больший сдвиг вверх кривой C+I+G и точки равновесия дохода. В противоположном случае, когда фискальная политика направлена на сокращение расходов, кривая смещается вниз.

Фискальная политика включает государственные расходы и налоговую политику:

Фискальная политика включает государственные расходы и налоговую политику.
Рис. 67. Рост государственных расходов сдвигает С + I + G вверх до С + I + G'. Точка Е' отмечает полученный в результате этого более высокий доход. Понижение налогов оказывает аналогичное воздействие на доход. Низкие налоговые сборы оставляют вам больше чистого дохода из NNP и, следовательно, сдвигают вверх кривую потребления. В результате новой кривой С + I + G имеет место переход от Е к Е'. (1 долл. сокращения налога оказывает несколько меньший эффект, чем доллар роста G. Почему? Потому что некоторая часть того дополнительного дохода, который получен в силу сокращения налога, сберегается и не используется для сдвига вверх кривой СС. Если предельная склонность к потреблению (МРС) равна 2/3, то сокращение налогов на 10 единиц сдвинет кривую СС вверх на 2/3х10 = 6 2/3).

Синтез в действии: технологическая безработица?

Чтобы оценить действительное значение современных средства анализа дохода и денежной политики, применим их к одной из величайших проблем нашего времени. Важное значение в наши дни имеет развитие «автоматизации». Чем будет для человечества эта «новая промышленная революция», в которой машины играют новую роль, — проклятием или благом? В частности, не поставит ли она современную экономику перед угрозой массовой безработицы?

Наша теория позволяет нам дать оптимистический ответ, но этот оптимистический ответ совершенно отличен от прежнего мнения, заключавшегося в простом утверждении, что хотя новые изобретения и ликвидирует потребность в рабочей силе в одних местах, они обязательно создают новый спрос на нее в других. Подобное мнение основывалось на не подкрепленной знаниями вере и было неубедительным. В одних случаях действительность подтверждала его, в других — опровергала. Короче говоря, результат попросту зависел от удачи. Наш современный оптимистический ответ явно оптимистичнее старого.

Что такое автоматизация. Термин «автоматизация» был введен в 1947 г. вице-президентом компании Форда Д. Хардером для обозначения «автоматической связи между отдельными частями прогрессивных производственных процессов». Примерно в это же время инженер Дж. Дайболд сократил это слово. Дайболд обратил особое внимание на применение контрольных устройств, действующих на основе «обратной связи».

Слово «автоматизация» имеет и другие значения. Гигантские электронно-счетные машины, действующие в миллионы раз быстрее ручных машин, упростили обработку данных и учет. Одна изящная машина выполняет работу 100 еще более изящных девушек. Некоторые современные вычислительные машины могут выиграть в шашки у хорошего игрока, но ни одна не может победить чемпиона. Ни одна машина пока еще не может хорошо играть в шахматы, но более простые игры машина может освоить в совершенстве. Записанные на магнитной ленте числа, управляя фрезерным или токарным станком, заставляют их выдавать точные копии оригинала, как бы ни был он сложен.

Вытеснение рабочих? Независимо от того, считать ли автоматизацию совершенно новым процессом или же ускоренным развитием того, что уже было известно в принципе до войны, все согласны, что она представляет собой силу, с которой нужно считаться. Очевидно, автоматизация повышает производительность труда, иначе она не вводилась бы. Означает ли это, что она сократит общую потребность в рабочей силе и создаст термин «автоматизация», существовало опасение, что наступит «технологическая безработица». Не возникнет ли снова беспокойство, что сам современный человек окажется «устаревшей машиной»?

Профессор математики Массачусетского технологического института Норберт Винер, который ввел термин «кибернетика» (от греческого слова «рулевой»), высказался по этому вопросу довольно драматично: «Завод будущего... будет управляться чем-то вроде современной быстродействующей счетной машины... Можно ожидать внезапного и окончательного прекращения спроса промышленности на труд, выполняющий повторяющуюся работу... промежуточного переходного периода разрушительных беспорядков... В промышленности появится большое количество новых машин, способных приносись немедленные прибыли безотносительно к тому вреду, который они могут принести в будущем... Совершенно ясно, что это создаст такую безработицу, по сравнению с которой современный спад и даже депрессия 30-х годов покажутся приятной шуткой».

Взгляд в будущее. Любое повышение производительности труда, если не вырастет производство, действительно выбросит рабочих на улицу. В период Великой депрессии люди с готовностью верили, что общий объем производства останется неизменным, что он не будет расти с ростом производительности. Такая точка зрения заставляет смотреть на безработицу следующим образом: «Почему вон те рабочие потеряли работу? Какие именно машины их вытеснили?» И так далее.

В наше время ученые, занимающиеся вопросами определения уровня дохода, выбирают более плодотворный путь. Они говорят: «Независимо от причин, по которым эти люди потеряли работу, почему для них нет новых рабочих мест? Какие мероприятия фискальной и кредитно-денежной политики необходимы для создания ноной покупательной способности, чтобы они были наняты вновь?»

Знаменитый бейсболист Пейдж, по прозвищу «Сатчел (Сумка)», однажды сказал: «Никогда не оглядывайся: может быть, тебя уже догоняют». Это хороший совет и для экономистов. Не смотрите назад, отыскивая, что вызвало увольнений; смотрите вперед, чтобы найти, что нужно сделать для восстановления высокой занятости. Это принесет значительно больший успех.

Более тоге, этот подход означает, что вам не нужно размышлять, правы ли пессимисты, заявляющие, что технический прогресс ликвидирует больше рабочих мест, чем создаст новых. Не все ли равно? В любом случае мы знаем, что высокая занятость без инфляции потребует мероприятий кредитно-денежной и фискальной политики в необходимых масштабах.

Графическое изображение равновесия высокой занятости. Чтобы применить этот плодотворный подход, мы можем использовать наши кривые расходов «потребление + инвестиции + правительство» и посмотреть, где окажется точка пересечения кривой C+I+G с вспомогательной линией, проведенной под углом 45', характеризующей равновесие дохода. Обратимся за иллюстрацией к рис. 68.

Допустим, что автоматизация повышает производительность труда на 30%. Это означает, что то же количество рабочих при полной занятости может произвести на 30% больше реального национального продукта; следовательно, линия полной занятости FF на рис. 68а сдвигается вправо на 30% в положение F'F'. Сделаем наихудшие допущения, что 1) расходы правительства G остаются без изменений; 2) новые машины настолько дешевы и имеют настолько короткий срок функционирований, что они могут быть введены целиком за счет амортизации действующего оборудования; поэтому чистые инвестиции I не увеличиваются; наконец, 3) автоматизация дает населению то же самое по более низким ценам, но не возбуждает аппетита к приобретению новых товаров, что означает, что кривая склонности к потреблению (и к сбережению) останется в точности такой же, как и раньше, поскольку речь идет о находящемся в распоряжении чистом доходе.

Короче говори, мы допускаем, что ни один компонент графика C+I+G не сдвинулся в результате автоматизации. Тогда точка пересечения Е всей системы останется на том же месте, что и раньше. В то время как прежде эта точка Е характеризовала равновесие полной занятости, теперь она представляет 30-процентнуга безработицу. Значительная часть населения совершенно не имеет работы, а многие работают лишь неполное время. Если бы это происходило в действительности, кто смог бы сомневаться, что профсоюзы к правительство стали бы актировать за сокращение рабочей недели и препятствовать введению новых машин и методов производства?

Даже этот наихудший случай может быть преодолен при помощи соответствующих мероприятий. А именно пусть Федеральная резервная система борется с этим спадом, облетая и удешевляя кредит. (Вспомним покупки на открытом рынке, снижение резервных требований, снижение учетного процента.) Что произойдет с кривой в результате этого? Она сместится вверх. В то же самое время пусть правительство уменьшит тяжесть налогов, характерную для периода полной занятости. Это увеличит чистые доходы населения, увеличит их расходы на потребление и, следовательно, сдвинет вверх компонент С графика C+I+G. (Возможно, кривая I сдвинется вверх еще больше.) Не увеличивая прямо правительственные расходы, мы все же можем передвинуть всю кривую C+I+G достаточно далеко вверх, пока новая кривая C'+I'+G' не пересечет вспомогательную линию 45' на новом уровне полной занятости в точке Е'. Или же программы общественных работ или другие средства расширения G могут применяться для смещения кривой C+I+G до необходимого уровня, если будет решено, что это нужнее, чем увеличение С и I.

Диаграммы определения уровня дохода до и после автоматизации:

Полная занятость утрачена.
Рис. 68а. Полная занятость утрачена. Если технический прогресс повышает производительность на 30%, линия FF сдвигается на 30%, вправо в положение F'F'. Если бы С, I и G не изменились, точка пересечения была бы по-прежнему в Е, однако уже при наличии 30-процентной безработицы.

Полная занятость восстановлена.
Рис. 68б. Полная занятость восстановлена. В результате кредитноденежной политики, направленной на увеличение количества денег, увеличится I. Аналогичная фискальной политика снизит налоги, повысит чистый доход и сдвинет вверх кривую потребления. Равновесие полной занятости восстанавливается в точке Е', где кривая C'+I'+G' переместилась вверх и достигла нужных величин.

На рис. 68б показано, как восстанавливается равновесие полной занятости в результате этого смещение кривых. Провидя правильную политику, мы превратили машину из проклятия з благо. Люди теперь получаю с на 30% больше товаров. Им не нужно стоять в очередях за хлебом. Их не заставляют работать сокращенное время или брать выгодной в понедельник (помимо воскресных), чтобы каждый имел свою долю ограниченное объема работы. Им не нужно бросать портсигары в рабочие части новых машин, чтобы защитить свою работу и заработную плату.

Вам следует убедиться, что вы знаете, как применить этот же график к случаю, когда автоматизация или новые изобретения сами по себе вызывают значительный рост инвестиций и побуждают население к увеличению расходов на потребление. Вы можете показать, как получается требуемое равновесие в точке Е' само по себе, стихийно. Но чтобы проверить сию умение, вам следует рассмотреть крайний случай, когда автоматизация выбывает слишком большой рост расходов на инвестиции и потребление. Вам следует показать, какие нужны ограничительные мероприятия кредитно-денежной и фискальной политики, чтобы ликвидировать инфляционный разрыв и снова привести кривую C+I+G в нужную точку равновесия.

Неоклассический синтез

Критики считают классические принципы экономики устаревшими. Посматривая через окно на длинные очереди безработных за благотворительной помощью и на человека, продающего яблоки на углу улицы, они заявляют: «Зачем говорить о редкости благ, или о производительности, или о росте, или о справедливости? Выбросьте в мусор ваши инструменты анализа спроса и предложения, ваши хитроумные теории рыночного ценообразования. Порвите ваши руководства. Мы живем в новую эру, когда все перевернуто вверх дном; попытки сберегать уничтожают инвестиции, ураган или война есть благо, создающее работу и дающее пищу умирающим с голода безработным».

Как современные экономисты отвечают на все это? Они говорят: «Вы правы, подвергая сомнению классические принципы. Все принципы должны быть подвергнуты строгой проверке как с точки зрения их логики, так и в отношении их соответствия фактическим данным. Аргументы классиков были слишком упрощены, и по общему признанию, они не отвечают фактам жизни XIX и XX столетий. Однако опыт начиная с 1932 г. и кропотливые логические рассуждения убеждают в том, что вам лучше отказаться от ваших ложных выводов. Повсюду в свободном мире правительства и центральные банки показали, что они могут преодолеть резкий спад. Они имеют оружие фискальной политики (расходы и налоги) и кредитно-денежной политики (операции на открытом рынке, дисконтная политика, регулирование нормы законных резервов), с помощью которых могут воздействовать на факторы, определяющие национальный доход и занятость. Подобно тому как мы отказались от позиции покорного примирения с болезнями, нам нет необходимости мириться с массовой безработицей. Поскольку это так, вы найдете классические принципы вновь применимыми: но теперь они применимы потому, что наша макроэкономика подтверждает их посылки адекватного спроса, а не потому, что мир настолько счастлив, что они применяются автоматически и на все времена».

Это смелый ответ. И, как сказало бы сегодня большинство экономистов, по существу, правильный ответ. Но давайте не будем слишком высокомерными, слишком самодовольными по поводу нашей победы над нестабильностью экономики. Давайте спокойно добавим следующие положения. Наиболее тяжелые проявления экономических циклов, которые, как было показано в гл. 14 Циклические колебания и прогноз экономической активности, мучили капитализм с эпохи его возникновения, очевидно, являются делом прошлого. Но это вовсе не означает, что сама проблема цикла снята: мы будем еще иметь небольшие «рецессии на базе товаро-материальных запасов», будем еще иметь трудные переходные периоды от войны к миру и от одного рода бума к другому. Различие будет заключаться в следующем: старая тенденция системы к колебаниям все еще остается, но никогда больше мир не допустит, чтобы эти колебания, подобно снежному кому, переросли в широкую депрессию или «галопирующую» инфляцию. Никогда больше мы не допустим крушения нашей банковой системы и того, чтобы наш народ снова прошел через мучительную дефляцию долгов и эпидемию банкротств.

Надо принять за данное, что в демократической стране все формы политического давления действуют в направлении, делающем хронический глубокий спад маловероятным. Но можем ли мы быть уверены также и в том, что эти фермы давления будут предотвращать слабую инфляцию? Даже если фискальная и кредитно-денежная политика могут предотвратить подобную хроническую слабую инфляцию, измеряемую ростом цен на пару процентов в год, уверены ли вы, что она будет использована для достижения этой цели?

Наконец, в главе 36 Проблемы экономического роста и стабильности цен в развитой экономике при рассмотрении новых проблем, стоящих перед Америкой 60-х годов, будет затронут и следующий вопрос: имеется ли в нашей смешанной экономике новый тип инфляции, который нельзя понять в свете одного лишь механизма совокупного спроса и для анализа которого необходимо также изучение факторов, способствующих постепенному росту издержек и вызывающих «ползучую» инфляцию?

Выводы

1. Кредитно-денежная политика центрального банка является важным средством смещения кривых сбережений и инвестиций или же всего графика «потребление плюс инвестиции плюс правительственные расходы».

2. Цепь причинной зависимости начинается с увеличением количества денег и идет к более низкому проценту и более доступному кредиту, к росту расходов на инвестиции (а возможно, и к росту расходов местных властей и потребителей). Это приводит к росту занятости, доходов и иногда цен. Вкратце эти стадии можно выразить в виде формулы
M → i → I → NNP,
причем этот процесс применим как к периодам расширения, так и к периодам сжатия. (В периоды глубокой депрессии, когда у банков имеются большие излишние резервы, уровень процента настолько низок, что его трудно снизить, еще больше, и объем инвестиций совершенно не реагирует на доступность и дешевизну кредита, — в этих условиях мероприятия Федеральной резервной системы могут оказаться значительно менее успешными; однако, если политика стабилизации проводится со всей решительностью, такие периоды должны быть весьма редкими.)

3. Под фискальной политикой понимается правительственная политика налогообложения и расходов. Она также воздействует на определение уровня дохода, сдвигая кривые расходов. Рост расходов на товары и услуга непосредственно увеличивает компонент G трафика С + I + G, сдвигая, таким образом, вверх точку равновесия. Налоги оказывают противоположное действие: снижение налогов, сдвигая кривую СС вверх и влево, поднимает суммарную кривую С + I + G; повышение налогов ведет к обратному результату, уменьшая потребление, причем в обоих случаях изменение налогов менее эффективно, чем изменение правительственных расходов, по той причине, что изменение чистого дохода на 1 долл. соответствует изменению расходов на потребление лишь на 2/3 долл., если предельная склонность к потреблению МРС равна 2/3.

4. Существенный случай нововведений в технике показывает, как путем сочетания фискальной и кредитно-денежной политики современная экономика может восстановить равновесие высокой занятости даже в худшем случае, когда автоматизация снижает потребность в рабочих для выполнения любого данного объема работы, не вызывая одновременного расширения денежного спроса в других сферах.

5. Современные демократические страны располагают как фискальными и кредитно-денежными инструментами, так и политической возможностью использовать их, чтобы преодолеть хронические резкие спады и «галопирующие» инфляции. Это приводит нас к неоклассическому синтезу — классические принципы ценообразования, изложенные в дальнейших главах, подтверждаются успешным использованием инструментов, анализируемых в предшествующих главах.