главная | новое | каталог | учебники

Экономика (Самуэльсон П.) » Денежный механизм и механизм определения уровня дохода

Денежный механизм и механизм определения уровня дохода

Здесь вкратце рассматривается взаимозависимость денег, процента, инвестиций, дохода, цен и скорости обращения. Мнения классиков о невозможности безработицы и кейнсианская модель депрессии представляют собой противоположные взгляды; промежуточное положение между ними занимает концепция, которая, по мнению большинства экономистов, является наиболее реалистическим описанием функционирования нашей экономики и возможностей политики.

Эта проблема будет рассмотрена в следующей последовательности: предпочтение ликвидности; предельная эффективность инвестиций или взаимосвязи инвестиций и процента; происходящие в результате этого сдвиги кривых расходов, оказывающие мультиплицированный эффект на общий долларовый доход и расход; роль скорости обращения денег и, наконец, общие рассуждения по поводу классических моделей экономики и их контраста с современными моделями «инфляции издержек».

Предпочтение ликвидности. Деньги и процент

Увеличение М может приводить к различным результатам в зависимости от того, как это делается. Можно увеличивать М на 1 млрд. долл., выдавая каждому человеку новую 20-долларовую банкноту каждый четверг. Однако ближайший эффект этого мероприятия окажется весьма отличным от увеличения М на тот же 1 млрд. долл. путем проводимых Федеральной резервной системой покупок ценных бумаг на открытом рынке, при которых, в сущности происходит выпуск собственно денег взамен почти-денег, то есть ликвидных активов в форме векселей казначейства. Когда увеличивается таким образом количество денег за счет почти-денег, это в первую очередь сказывается не столько на потребительских расходах или инвестициях, сколько на проценте и общем уровне ликвидности активов в обществе.

В частности, в результате действия закона спроса и предложения, показанного на рис. 10, повышенный спрос на государственные облигации поднимет их рыночный курс; если покупать долгосрочные облигации, их курс повысится еще больше. Что произойдет с процентом, в действительности приносимым облигацией, когда ее курс растет, в то время как обусловленная сумма, выплачиваемая по ней в единицу времени, остается без изменений? Процент, как отношение дохода по облигациям к растущему курсу, должен падать.

Одно и то же относительное изменение рыночного курса окажет различное воздействие на процент, приносимый облигациями, в зависимости от числа лет, оставшихся до истечения срока их погашения. Больше всего изменится процент по самым долгосрочным облигациям по причинам, которые будут объяснены в главе 29 Процент и капитал.

Следовательно, при прочих равных условиях увеличения количества денег воздействует на ссудный процент в сторону его снижения, что будет способствовать облегчению кредита для потенциальных заемщиков. Это должно быть здесь сказано для подготовки рассмотрения вопроса о предпочтении ликвидности.

После вычисления этого компонента для ряда последующих лет статистики дают нам временной ряд неактивных денег.

Кейнс подразделял все количество денег на компонент «обычного спроса» и компонент «спекулятивного спроса», иногда вводя понятие компонента «страхового спроса». Некоторые статистики просто говорят об общем спросе (на деньги), представляющем собой сумму величин, зависящих от номинального дохода и от уровня процента. Все подобные подразделения удобны для построения графиков в двух измерениях, но в полной теории спрос на деньги может более точно рассматриваться как функция доходов, цен, уровней процента по займам с различными сроками, суммы всех активов и каждой ее составной части в отдельности.

Обратимся к рис. 69 и 70, которые дают несколько упрощенное представление о предпочтении ликвидности. Для наглядности все М разбито на две части — «активные» и «неактивные» деньги. Первую часть можно себе грубо представить как суммы, необходимые для обычных сделок, если бы все мы держали лишь минимальные средства для этих целей и скорее старались избавиться от денег, чем держать их в качестве активов. Такие активные деньги определяются здесь как такая часть годового дохода, которую можно оценить на основе данных о количестве наличных денег в период до 1930 г., то есть в то время, когда люди стремились использовать возможности прибыльного помещения денег, а не держать их у себя в качестве орудия сохранения богатства.

Неактивные деньги и уровень процента.
Рис. 69. Неактивные деньги и уровень процента.

На рис. 69 показано, что низкий уровень процента и высокие суммы неактивных денег имеют тенденцию совпадать: Рис. 70 дает намеренно упрощенную картину закономерности этой взаимосвязи (на нем не показаны отклонения, имевшие место в течение последних десятилетий).

Рассматриваемую в этой главе связь М - i можно представить как движение по такой кривой. Те, кто не верит в действенность политики центрального банка в период глубокой депрессии, могут провести почти горизонтальную линию для такого периода; тогда независимо от того, насколько «Фед» изменит М, воздействие этого на структуру ставок процента и доступность кредита будет минимальным, а связь между М и i — слабой.

Предельная эффективность или график процента и инвестиций

Связь, посредством которой понизившийся процент и повысившаяся доступность кредита вызывают рост инвестиций в строительство, oбopyдoвaниe и товарные запасы, часто называют графиком «предельной эффективности инвестиций». На рис. 71 мы видим, как повышение i уменьшает.

Пессимист в вопросе о «глубокой депрессии» проведет почти вертикальную линию: он считает, что в этот период возможности инвестиций настолько малы вследствие больших избыточных мощностей или глубокого психологического чувства неуверенности, что снижение i практически до нуля не даст большого восстановительного эффекта. С другой стороны, крайний оптимист, для которого кредитно-денежная политика обладает большими возможностями, проведет почти горизонтальную кривую предельной эффективности по причинам, которые будут раскрыты при анализе теории капитала в главе 29 Процент и капитал. Для него путь к высокой занятости и ликвидации инфляционного разрыва не составляет никаких трудностей.

Рис. 70 и 71 помещены рядом на одной странице, чтобы можно было видеть на рис. 71 реакцию I на осуществляемое «Фед» увеличение М (рис. 70). Такая политика, направленная на увеличение М, приведет к снижению i, и, если теперь новый, более низкий уровень i точно перенести на рис. 71, мы получим результирующее увеличение I.

Покажите обратный эффект сокращения М, производимого «Фед». Можно ли увидеть, что предлагаемые пессимистами горизонтальная линия на рис. 70 и/или вертикальная линия на рис. 71 означают, что кредитно-денежная политика не может оказать практически никакого влияния? Можете ли вы придумать для этого что-нибудь лучше, чем уже избитые изречения: «Можно тянуть веревку, но толкать ее нельзя». Или: «Можно подвести лошадь к воде, но нельзя заставить ее пить?».

Предпочтение ликвидности.
Рис. 70. Предпочтение ликвидности.

Предельная эффективность инвестиций.
Рис. 71. Предельная эффективность инвестиций.

Эффект мультипликатора на занятость, доход и цены

Последнее звено цепи знакомо нам. Этот вопрос освещался в главе 13 Теория определения уровня дохода и в других местах этой книги: поскольку увеличение М вызывает рост общих расходов С + I + G, результатом будет рост NNP. Так, если новое М вызывает увеличение I на 1 млрд.долл., этот сдвиг по вертикали приведет к росту NNP больше чем на 1 млрд. долл. вследствие вызванных этим новых расходов.

Какая часть нового NNP будет представлять новую занятость и новую продукцию? Ответ зависит от степени недогрузки, которая была до этого в системе. Если имели место большая безработица и значительные неиспользуемые мощности, так что новая продукция может быть произведена без какого бы то ни было увеличения издержек или цен, почти весь рост будет выражен в реальных величинах. Если в системе уже имела место высокая занятость, новое увеличение совокупного спроса выльется в рост цен на товары и факторы производства (например, на рабочую силу). Нет никаких оснований полагать, что соотношение между приростом цен и количества (Р и Q) за счет новых денежных расходов будет различным в зависимости от того, вызвало ли увеличение расходов а) самопроизвольным повышением уверенности инвесторов (отражением его является сдвиг вправо кривой предельной эффективности на рис. 71), или б) каким-либо мероприятием кредитно-денежной политики федеральной резервной системы, или в) программой стимулирующей фискальной политики, будь то в области расходов или в области налогообложения.

Динамика скорости обращения денег

Вместо цепи М → i → I → NNP (или ее дальнейшего развития, где принимается во внимание влияние массы денег на капитализацию богатства и воздействие на кривые С и G) сторонники развитой количественной теории предпочитают исключить промежуточные звенья и применить понятие скорости. Для них этот процесс имеет вид

М → MV ≡ NNP.

Это значит, что рост М, если только он не компенсируется полностью вызванным таким изменением V, которое и сами они, и сторонники упомянутой четырехзвенной цепи считают маловероятным, будет способствовать росту NNP в денежном выражении, что, естественно, окажет воздействие на размер продукта Р х Q.

Некоторые полагают, что V останется постоянной в результате значительных операций на открытом рынке; другие не считают это необходимым допущением. Некоторые, находясь под впечатлением того эмпирического факта, что в прошлом кратковременные подъемы М и V обычно совпадали, пытаются перенести этот опыт на новые условия; другие выдвигают более сложные гипотезы, основывающиеся на условиях, в которых протекают операции на открытом рынке.

Эти различные способы выражения формально могут представлять одни и те же факты, так же как об одной и той же последовательности событий можно рассказать по-английски и по-французски. Следовательно, в определенном смысле здравомыслящие люди не станут спорить о терминологии и значении слов.

При более углубленном рассмотрении, однако, те, кто предпочитает одну терминологию другой, обычно считают, что определенные гипотезы относительно реального мира являются более ценными, чем другие. Так, те, кто предпочитает пользоваться символом MV, обычно обладают более определенными взглядами относительно возможностей динамики V и ее постоянства в совершенно различных условиях, чем те, кто определенно предпочитает подход к проблеме на основе С + I + G. Хотя подавляющее большинство экономистов в наше время склоняется к последнему мнению, не следует относиться к проблеме догматически. Если наступит время, когда сторонники метода, основанного на скорости обращения, смогут доказать своими исследованиями, что их метод более удобен, ученые-прагматики будут лишь приветствовать ту пользу, какую может принести этот метод.

Подвижность цен в классической модели

Более существенным, чем вопрос о том, какую терминологию следует применить, является контраст между идеально функционирующей системой, основанной на подвижности всех рыночных цен, и реальным миром смешанной экономики, которая существует повсеместно на Западе. Многие представители классической политэкономии считали, что безработица абсолютно невозможна, поскольку то, что не истрачено в одной сфере, будет автоматически истрачено в другой.

Закон Сэя. Это положение, называемое законом Сэя, по имени французского экономиста Ж. Б. Сэя, высказавшего его в 1803 г., вызывало много споров из-за неясной формы, в какой оно было выражено. Так, Сэй и другие классики думали, что перепроизводство по самый своей природе невозможно, поскольку все отношения стоимостей являются относительными: обувь сравнима с ложками по определенной правильно выбранной относительной цене; они полагали, что, когда рабочий сберегает, это идет точно так же на увеличение занятости в машиностроении, как его потребительские расходы дают работу в пищевой промышленности и в прочих отраслях, производящих потребительские товары; они имели по крайней мере смутное представление о том, что на гибком рынке капитала ссудный процент всегда может установиться на таком уровне, при котором кривые сбережения и инвестиций пересекутся при полной занятости; они, вернее, их более искушенные последователи, полагая, что, если бы денежная заработная плата упала достаточно низко, любой желающий иметь работу мог бы ее найти.

После 1800 г. часто случались короткие периоды значительной безработицы, в ряде случаев были более продолжительные периоды значительной безработицы или неполной занятости. Поэтому у экономистов появилась потребность идти дальше простейших формулировок закона Сэя. Они стали склонны отрицать допущения относительно гибкости цен и заработной платы или отказаться от закона Сэя полностью и основываться на других гипотезах. Двадцать лет назад этот подход принес определенные плоды; он и сейчас приносит их. Но сейчас стало ясно, что вполне возможно примирить различные способы подхода, поэтому различие между ними заключается лишь в степени их реализма, а отнюдь не в их сущности. Англичанин А. Пигу из Кембриджского университета показал на своем примере, как можно примирить свои старые взгляды с тем, что он считал кейнсианской ересью. Это примирение произошло следующим образом.

Эффекты Пигу. Пусть в системе существует определенное М, состоящее из монет или бумажных денег. Предположим, что вначале имеет место безработица, поскольку кривые SS и II пересекаются слева от уровня полной занятости. Предположим, что уровень процента по всем облигациям находится в равновесии и что на рынке ценных бумаг спрос и предложение также уравновешивают друг друга. И, наконец, чтобы завершить упрощение, предположим, что нет банковых или фискальных властей, которые могли бы вмешаться в ход событий.

Искушенный последователь Сэя сказал бы: «В этом равновесии есть одно уязвимое место. Те, кто хочет работать при существующем уровне заработной платы, не могут найти работы. Чтобы быть логичным, пусть даже это и нереалистично, следует превратить рынок труда в своего рода аукцион. На этом аукционе заработная плата должна упасть при наличии избыточного предложения рабочей силы».

Пигу согласен в этим. Он допускает падение заработной платы. Поскольку номинальная заработная плата составляет существенную часть издержек производства, это падение вызовет значительное падение всех цен по причинам, подробно рассматриваемым в частях 3 и 4. Что произойдет с пересечением кривых SS и II после падения цен и заработной платы? Предположим, что я являюсь типичным индивидуумом, владевшим до этого одним акром земли, машиной и 100 долл. наличными. (Помимо этого, у меня могла быть задолженность или я мог иметь чьи-либо векселя на определенную сумму денег; но для всего общества подобные денежные активы и пассивы между отдельными лицами должны взаимно уравновеситься. Вспомним также, что в данной системе нет государственных облигаций.)

Для большей наглядности предположим, что заработная плата упадет до 0,001 от своего первоначального уровня; предположим, что цены на все товары также упадут до 0,001 своих первоначальных уровней (отнюдь не обязательно брать ту же цифру, это сделано лишь для простоты изложения). Упала стоимость всего, кроме одной вещи. Моя банкнота в 100 долл. остается банкнотой в 100 долл. Однако теперь с точки зрения ее покупательной силы я обладаю эквивалентом того, что раньше равнялось 100 тыс. долл. Я богат!

Изменятся ли мои расходы на потребление и сбережения из дохода, который остался таким же, как и раньше, как в номинальном, так и в реальном выражении? Да, изменятся. Я богат. Наступит момент, когда вследствие повысившейся покупательной способности твердых денег в экономической системе и ее влияния на реальное богатство (что вызвано достаточно значительным падением цен и заработной платы) кривые СС сдвинутся вверх, а кривые SS — настолько же вниз. Таким образом, даже если изменение уровня цен никак не повлияет на кривые II, условия полной занятости теоретически могут быть достигнуты, поскольку цены и номинальная заработная плата претерпевают значительное падение. Что и требовалось доказать.

Таким образом, Пигу защитил абстрактные классические принципы при помощи «эффекта твердых денег», который экономисты в наше время называют в его честь «эффектом Пигу». Однако, наблюдая с реалистических позиций трудности, с которыми связано постепенное снижение цен в смешанном капиталистическом обществе, и пережив периоды, во время которых динамический процесс дефляции задолженности вел к банкротствам, волнениям, кризисам и даже к революции, Пигу поспешил оговориться, что он не рекомендует подобную сверхдефляцию в качестве средства ликвидации безработицы при капитализме. Он скорее предпочел бы достигнуть тех же результатов путем увеличения М, и фактически он придерживался общих принципов, изложенных в части 2 этой книги. Тот факт, что он часто употреблял термин «скорость обращения», говорит о том, что семантические вопросы в действительности не очень существенны.

Место простой количественной теории в классической модели. Вспомним теперь простую количественную теорию, которая предполагает, что цены всегда должны быть пропорциональными количеству денег, другими словами, что при увеличении М вдвое Р должно вырасти ровно в 2 раза. Во многих явлениях реального мира — с его негибкими ценами, подъемами, депрессиями и тысячами отклонений, постоянно нарушающих ход эксперимента, — мы видели, что простая количественная теория не является хорошим средством для прогноза. Но если ограничить анализ функционирующей без трения совершенной моделью классического типа, на которой Пигу и другие экономисты основывали свои выводы, мы можем найти в простой количественной теории существенное зерно истины; и мы сможем лучше понять, почему она может до некоторой степени служить основой прогнозов во время лавинообразной инфляции и в течение определенных длительных периодов.

Вспомните описанное Пигу фантастическое, но счастливое равновесие, которое делает среднестатистического инвалида достаточно богатым, чтобы он мог сберегать столько, сколько общество инвестирует для достижения полной занятости. Предположим теперь, что вместо банкноты в 100 долл. у него 10-долларовая. Вы видите, что равновесие может быть в точности восстановлено путем снижения всех цен еще до V10, причем остаются неизменными соотношение между ценами и заработной платой, а также физический объем продукции всех товаров промышленного потреблении? Сокращение М до V10 вызывает сокращение Р также до 1/10.

В этой абстрактной модели проявляется реальная ценность простой количественной теории. Тавтологическое уравнение обмена МV x PQ не содержит ни малейшего намека на то, чтобы Q и V изменялись (оставляя в стороне все динамические вопросы относительно того, как система достигает нового равновесия и «забывает» все прежние уровни цен). Отсюда Р = kМ, где k — это отношение V/Q, причем в нашем абстрактном примере числитель и знаменатель остаются постоянными, как бы сильно они не колебались в действительности.

Идеально функционирующая классическая модель длительной полной занятости обладает еще таким свойством, что любое сбалансированное изменение М не может вызвать изменения уровня процента. Как доказывал Давид Рикардо, если все цены и заработная плата изменяются в одних и тех же пропорциях и то, что раньше называлось 2 пенсами, теперь стало 1 пенсом, тогда любой актив, приносивший раньше 5% годовых в виде 50 пенсов на 1 тыс. пенсов, теперь будет приносить 5% годовых в виде 25 пенсов на 500 пенсов.

Совершенно ясно, что от абстрактной модели до реального мира, каким мы его знаем, дистанция огромного размера. Особенно верно это для коротких периодов; на протяжении более длительного времени, поскольку цены уже приспособились и прочие отклонения выровнялись, абстрактная модель лучше отвечает реальным условиям. Искусство экономистов состоит в том, чтобы знать, как в объяснении реальных явлений и политики выделить абсурдные и истинные элементы такой модели.

«Инфляция издержек»

В главе 36 Проблемы экономического роста и стабильности цен в развитой экономике будет отмечено, что в 60-х годах одним из основных вопросов, обсуждаемых экономистами, является проблема возможного роста цен даже при наличии значительной безработицы и незагруженных производственных мощностей, причем причиной этого роста, по-видимому, не является какой-либо особый инфляционный разрыв во взаимосвязях С + I + G или МV. В этой дискуссии используются понятия давления издержек на цены в противовес чрезмерному спросу. Здесь мы лишь в нескольких словах заложим основу для будущего анализа.

Прежде всего допустим, что рынок рабочей силы и другие рынки отличаются несовершенством. Примем гипотезу, что ставки заработной платы по целому ряду причин относительно негибки, поскольку речь идет об их снижении, поэтому эффекты Пигу нас не интересуют. Предположим далее, что уровень заработной платы устанавливается в результате договоренности нанимателей и нанимаемых при вмешательстве профсоюзов (что очень важно) или без него, так, чтобы этот уровень все время возрастал в денежном выражении на определенный процент в год почти независимо от размеров безработицы. Крайним случаем является тот, когда часовая заработная плата повсюду растет на 5% в год, будь то под посторонним влиянием или в результата действия внутренних сил. Наконец, предположим, что в результате технического прогресса производительность труда растет, скажем, на 3% в год.

Что произойдет в результате всего этого? Бели в экономике вообще цены могут устанавливаться на таком уровне, чтобы доля труда в чистом национальном продукте оставалась примерно на одном и том же уровне — 3/4, тогда результатирующая система цен определена. При росте заработной платы на 5% в год цены в среднем будут расти на 2% в год, а разницу в 3% следует отнести на счет роста производительности в результате технических усовершенствований (Реальная заработная плата, таким образом, вырастет лишь на 3%, а не на 5%, поскольку разницу съедает рост цен; обратите также внимание, что реальные прибыли (доходы не в виде заработной платы) растут на 3% в год, если остается неизменным распределение национального дохода 75:25.)

Обратите внимание, что пока еще ничего не было сказано о кривых сбережений и инвестиций или о динамике М и V. Итак, если даже окажется, что инфляционный и дефляционный разрывы равны нулю, цены в нашей модели будут все же расти на 2% в год. Наша теория определения уровня дохода будет все же применимой, если она построена на основе С + I + G или MV. Однако она не подойдет для определения Р; она явится лишь теорией определения Q.

Так, если бы при более высоком уровне цен кривые, определяющие инфляционный разрыв (см. главу 13 Теория определения уровня дохода), сдвинулись одновременно вверх, так, чтобы сохранился нулевой разрыв, тогда реальное стало бы расти на 3% в год, то есть на величину, на которую наше производство в условиях полной занятости может расти на основе технического прогресса. Но если новый, более высокий уровень Р означает, что кривые не могут сдвинуться вверх равномерно, а будут пересекаться, образуя дефляционный разрыв, тогда процесс роста издержек вызовет безработицу и реальное будет расти меньше, чем на технически возможные 3%. В третьем случае, если бы М оставалось строго постоянным, а рост Р сопровождался соответствующим повышением V, которое и без этого велико, тогда может произойти некоторая инфляция на основе избыточного спроса, обостряющая результат роста издержек, другими словами, новые кривые расходов могут сдвинуться вверх настолько, что образуется инфляционный разрыв. Если мы начали с полной занятости, реальное Q не может расти так быстро, как NNP, в денежном выражении, поскольку возможен лишь 3-процентный рост производительности, а следовательно, и всего производства.

Таково объяснение простейшей теории инфляции издержек. Возможно, было бы лучше название «инфляция продавцов», поскольку в этом случае цепь причинной связи могла бы быть протянута не только от заработной платы, но и от нормы прибыли. Процесс не обязательно проистекает от одностороннего давления профсоюзов, а скорее от взаимодействующей организационной системы, в которой все цены и заработная плата в конечном итоге определяются как результат психологии и преднамеренных действий промышленника, рабочего и потребителя.

Эта простая модель верна с логической точки зрения, при условии, что вы будете придерживаться соответствующих гипотез. Некоторые просто будут отрицать, что в этих гипотезах есть хоть капля реализма, что реальный мир, если правильно исследовать его, окажется весьма похожим на классическую модель. Другие попадутся на крючок этих гипотез и проглотят его вместе с леской и грузилом. Стоящие между этими крайностями эклектики признают определенную их ценность, но захотят видоизменить их в более реалистической манере и показать, как они действуют в каждом макросекторе больших макроструктур.

Рис. 72, называемый иногда кривой Филлипса, по имени А. У. Филлипса из Лондонской экономической школы, может служить примером модифицированной модели роста издержек. На горизонтальной оси откладывается процент безработицы: на левой вертикальной шкале — относительное изменение средних цен за год; на правой — соответствующее относительное изменение часовой номинальной заработной платы. Обе эти шкалы отличаются друг от друга лишь на заранее обусловленный процент роста производительности труда в год (так что изменение цен на 2% в год соответствует изменению заработной платы на 5%, если производительность растет на 3%, и плоды ее роста делятся в прежней пропорции между трудом и прочими факторами производства).

Эта кривая Филлипса показывает, что при увеличении безработицы рост цен становится умеренным или прекращается совсем. Общество, так сказать, должно выбирать между достаточно высокой занятостью с максимальным экономическим ростом при постепенном повышении цен и достаточно стабильными ценами при значительной безработице. Разрешение этой социальной дилеммы путем компромиссов представляет значительную трудность.

Явление роста издержек.
Рис. 72. Явление роста издержек.

Нужно отметить, что подходы на основе MV и С + I + G к проблеме валовых расходов по-прежнему применимы в целом, но кривая Филлипса необходима для того, чтобы разбить результирующий продукт PxQ на его составные части. В простейшей классической модели кривая Филлипса обращается в вертикальную линию с минимальным уровнем безработицы: в этом случае Q всегда будет соответствовать полной занятости, а Р будет колебаться на свободных рынках рабочей силы, устанавливаясь на таком уровне, который определяется общим объемом расходов. В ограниченной модели депрессионной безработицы, где предполагается негибкость заработной платы в сторону понижения, но где с другой стороны, издержки не растут, пока не достигнута полная занятость, кривая Филлипса сначала будет совпадать с горизонтальной осью до того момента, когда безработица упадет до минимального уровня, а затем пойдет вертикально вверх, как в классическом случае.

Можно ожидать, что различным смешанным типам экономики будут соответствовать различные кривые Филлипса в зависимости от организационной структуры и психологических факторов, характерных для различных типов экономики. Так, в 50-х годах кривая для Западной Германии, по-видимому, более напоминала описанные выше ограниченные случаи, чем кривые для США, Англии или Швеции. Поэтому в этих последних странах проявлялось больше беспокойства относительно инфляции, вызванной ростом издержек.

Многие экономисты полагают, что существенную проблему современной жизни можно сформулировать следующим образом: как может смешанная экономика, в которой не применяется в серьезной степени малоэффективный прямой контроль над заработной платой и ценами, получить такую кривую Филлипса, при которой можно достигнуть высокой занятости без значительного роста цен? Поможет ли здесь антитрестовское законодательство, описанное в главе 25 Несовершенная конкуренция и антитрестовская политика? А разгон профсоюзов? Или проповеди? Может быть, программы, направленные на повышение мобильности рабочей силы? Наконец, создание временной безработицы, чтобы избавить людей от ожидания инфляции и от слишком настойчивых требований повышения доходов?

Это действительно важная, но ужасно трудная проблема 60-годов.

Выводы к приложению

1. Предпочтение ликвидности — это название, данное графику общей зависимости между количеством денег и ссудным процентом. Аналогичный график, обратный этому, показывает зависимость между стоимостью и доступностью кредита, измеряемыми величиной i, и уровнем расходов на инвестиции. (Если бы во время какой-либо будущей глубокой депрессии последний график стал бы почти вертикальным, а первый — почти горизонтальным, кредитно-денежная политика потеряла бы свою силу.)

2. Те же причинные взаимосвязи, описанные выше, можно выразить при помощи отношений MV. Поскольку можно ожидать, что производные изменения V не уравновешивают независимых изменений М, последние можно считать орудием для изменения NNP, Здесь мы просто имели бы дело с семантикой, если бы особые гипотезы относительно V не применялись теми, кто развивает эту точку зрения.

3. Для совершенной классической модели, основанной на твердых, негибких деньгах, Пигу доказал в 40-х годах применимость модифицированного варианта закона Сэя. Однако при подходе к реальным явлениям и для определения политики он предпочитал не исходить из сверхдефляции, производящей подобные «эффекты Пигу». Если же донести такую модель полной занятости до ее логических границ, это даст возможность подтвердить простейшую количественную теорию, в которой Р становится строго пропорциональным М (причем степень пропорциональности изменяется лишь под влиянием внешних факторов).

4. При рассмотрении неклассической модели «инфляции издержек» (или «инфляции продавцов») возникают дилеммы политического порядка. Если уровни заработной платы и цен определяются искусственным способом, безработица может быть более или менее постоянной. Кроме того, наличие тенденций заработной платы к росту при постоянной безработице может привести к росту Р даже при отсутствии инфляционного разрыва, вызванного избыточным спросом. Или, если наличествуют оба элемента — превышение спроса и рост издержек, — кредитно-денежная и фискальная политика, направленная на создание нулевого инфляционного разрыва, может и не остановить роста цен; чтобы покончить с последним, может оказаться необходимым определенный уровень безработицы в зависимости оттого, насколько повезет или не повезет данной стране с кривой Филлипса, связывающей относительные изменения цен за год с уровнем безработицы.