главная | новое | каталог | учебники

Экономика (Самуэльсон П.) » Спрос и предложение как факторы, определяющие цену

Спрос и предложение как факторы, определяющие цену

Легко предсказать конец —
Когда любая твоя вещь
Сделана из серебра или золота,
Ты жаждешь простой медяшки.
Когда тебе больше нечего носить.
Кроме одежды из редких тканей, шитых золотом и серебром,
Тебе эта золототканая одежда больше не нужна
И тем дороже становится тряпье.

Гилберт и Салливен, Гондольеры

В части 1 настоящей книги была охарактеризована современная экономическая система и раскрыта природа национального дохода.

В части 2 была рассмотрена современная теория доходов; в ней объяснялось, как и почему изменяются доходы, как применять данные о денежном обращении и банковой системе для исследования проблемы доходов и, что наиболее важно, как фискальная и кредитно-денежная политика может обеспечить удовлетворительное функционирование всей экономической системы.

Постановка вопроса

Теперь, в частях 3 и 4, нам предстоит рассмотреть следующие важные вопросы: чем определяются цены на товары? Чем определяется доля различных товаров и услуг во всем национальном доходе? В части 3 анализируется то, что в старых учебниках обычно называлось «Стоимость и цена». Теперь мы подробно рассмотрим предложение и спрос как экономические инструменты, о которых лишь кратко упоминалось в главе 4 Спрос и предложение: первоначальные основы. Вслед за этим в части 4 мы займемся тесно связанным с этой проблемой анализом условий, определяющих цены факторов производства. Почему растет заработная плата? В силу каких причин меняется удельный вес земельной ренты в экономике? Чем определяется процент? Почему растет заработная плата рабочих средней квалификации по сравнению с заработной платой служащих? Все это объясняется в части 4, посвященной распределению национального дохода, ознакомившись с которой мы убедимся, что категории спроса и предложения, рассматриваемые в данной главе, имеют важное значение для уяснения этого вопроса. (Вообще говоря, без категорий спроса и предложения невозможно обойтись и при трактовке проблем международной торговли в части 5, а также текущих экономических проблем, рассматриваемых в части 6.)

Микроэкономика или макроэкономика?

Иногда анализ образования рыночных цен называют «микроэкономикой» в отличие от «макроэкономики», имеющей дело с укрупненными категориями — с совокупными показателями дохода, занятости и уровня цен. Но не следует думать, что микроэкономика занимается незначительными деталями. В конечном счете большое складывается из малого. Миллиарды долларов сами по себе были бы пустым звуком, если бы им не соответствовало великое множество полезных товаров и услуг, в которых люди по-настоящему нуждаются. И разве на кого-либо произвел бы впечатление огромный национальный доход, если бы в его распределении между людьми царил произвол и бессмысленное неравенство?

Поэтому в действительности между микро- и макроэкономикой нет никакого противоречия. И та, и другая абсолютно необходимы. Нельзя поэтому признать образованным, человека, разбирающегося в одной проблеме и ничего не знающего о другой. Даже нельзя сказать, какая из двух проблем возникла первой и является более важной: одни работы начинаются с рассмотрения одной, другие — с рассмотрения другой проблемы. Более того, как показал опрос, примерно 40% преподавателей, используя учебники, начинающиеся с анализа макроэкономики (к ним принадлежит и наша книга), в первую очередь рассматривают образование рыночных цен и лишь затем переходят к национальному доходу.

Двадцать пять лет назад наше общество обладало настолько слабым контролем над макроэкономикой, что люди, естественно, придавали микроэкономике гораздо меньшее значение. Во время спада, когда миллионы людей голодали, разве кого-либо могла волновать проблема правильного соотношения цен на баранину и свинину? Разве кто-нибудь задумывался над тем, какова тенденция движения заработной платы служащих по сравнению с заработной платой рабочих средней квалификации, когда улицы были наводнены безработными в настолько изношенных рубашках, что нельзя было даже определить, каков их цвет?

Мы надеемся, что теперь все изменилось. Люди в значительной мере научились решать макроэкономические проблемы, а поэтому, естественно, классические проблемы микроэкономики снова оказались в центре внимания.

Основные принципы предложения и спроса

В главе 3 Функционирование «смешанной» системы капиталистического предпринимательства рассматривался вопрос о том, как система рыночного ценообразования разрешает стоящую перед любой смешанной экономической системой задачу определения, Что должно быть произведено, Как и Для кого должны производиться товары. Затем в главе 4 читатель познакомился с основными понятиями предложения и спроса, охарактеризованными с помощью числовых таблиц и пересекающихся кривых. Здесь предполагается, что весь этот материал свеж в памяти читателя, и он пойдет дальше в анализе или в случае необходимости вернется назад, чтобы вспомнить то, о чем говорилось ранее.

Сейчас наша задача состоит в том, чтобы механизм предложения и спроса, применить на практике: показать, как он помогает нам объяснить кратковременные и длительные колебания цен, предсказать воздействие налога на конкретную цену, оценить различные государственные мероприятия, которые якобы нарушают действие закона предложения и спроса. Снова и снова мы будем возвращаться к вопросу о том, каким образом рыночное ценообразование способствует той эффективности, с которой экономика выполняет стоящие перед ней основные задачи.

На протяжении всей части 3 мы будем постепенно вводить новые средства экономического анализа и так же постепенно развивать уже известные нам методы. Но читатель должен остерегаться чрезмерного увлечения этими методами, ибо они не являются самоцелью. Действительно, то, что увлекает в них, — это их применение ко всему многообразию современной экономической жизни. Опыт показывает, что никто не в состоянии понять экономический мир настоящего и будущего, не овладев систематически методами его анализа. А свидетельства многих поколений студентов говорят о том, что, как бы далеко они впоследствии не ушли от формальной зубрежки и экзаменов, их понимание основных экономических процессов коренным образом меняется, как только они овладеют элементарными инструментами научного анализа.

Вернувшись к графику предложения и спроса в главе 4 Спрос и предложение: первоначальные основы, мы видим, как устанавливается равновесие Р в точке пересечения взаимодействующих кривых dd и ss. Мы заметим, что любое отступление вверх от равновесия создает избыточное предложение, вновь приводящее к равновесию, а любое падение Р от точки равновесия порождает избыточный спрос, заставляющий Р подняться и, таким образом, восстановить равновесие.

Следующий за ним график показывает, как изменение предложения, например, в результате неожиданно плохого урожая, по всей вероятности, повысит цену равновесия в точке Р и понизит местоположение количественного равновесия в точке Q. Новая точка пересечения Е' окажется выше на неизменной кривой спроса — как раз настолько выше, чтобы снизить излишнее потребление при плохом урожае, другими словами, при новых общих условиях предложения. Все это является хорошей иллюстрацией к действию одного из основных законов — закона понижающегося спроса (то есть того факта, что кривая спроса идет вниз в юго-восточном направлении, что является отражением человеческой склонности покупать больше по низким ценам и меньше — по более высоким). Аналогично этому другой график на той же странице показывает, каким образом сдвиг кривой спроса вверх и вправо ведет к более высокому положению равновесия цены в точке Р.

А. Эластичность спроса и предложения

Каждый ребенок знает, что увеличение предложения, будь то вследствие обильного урожая или в силу какой-либо иной причины, по всей вероятности, вызовет падение цен. Не удивительно, что на этот факт обратил внимание упомянутый нами в главе 4 английский автор, живший в XVII столетии. Но тот же Грегори Кинг отметил еще один, возможно, менее очевидный факт: на основе своих исследований он пришел к выводу, что общая выручка всех фермеров в целом была меньше при хорошем урожае, чем при плохом! Таким образом, высокое Q в сельском хозяйстве, как правило, связано с низким произведением PxQ. Этот факт должен учитываться каждым президентом Соединенных Штатов, когда он сталкивается с аграрной проблемой. Чтобы понять его и заложить тем самым фундамент для более детального анализа этой проблемы в главе 23 Спрос и предложение применительно к сельскому хозяйству, мы должны здесь рассмотреть и усвоить новое важное экономическое понятие — «эластичность спроса».

Эластичность спроса

Различные товары отличаются друг от друга по степени реакции приобретаемого Q на изменение P. Q пшеницы может увеличиться меньше чем на 1% на каждый 1% снижения Р пшеницы. У Генри Форда Q может увеличиться значительно больше чем на 1% на каждый 1% снижения его Р. Промежуточную позицию занимает некоторый средний товар, у которого Q возрастает вдвое, если Р снижается наполовину.

Понятие эластичности спроса и вводится для того, чтобы различать эти три случая. Таким образом, первый случай слабой реакции Q пшеницы подпадает под категорию «неэластичного спроса», второй случай сильной реакции — под категорию «эластичного спроса», а третий, промежуточный, случай называется случаем «единичной эластичности спроса». Таковы экономические определения наших трех случаев.

Основным моментом, на который нужно обратить внимание, является здесь общая сумма денег, которую покупатели уплачивают продавцам. Если потребители покупают 5 единиц товара по 3 долл. каждая, то чему в этом случае будет равна общая выручка? Ни Р, равное 3 долл., ни Q, равное 5 единицам, в отдельности ничего не скажут нам об этом. Согласно определению, общая выручка всегда равна цене, помноженной на количество, или произведению PxQ. Посредством арифметического умножения мы всегда можем вычислить общую выручку для каждой точки графика спроса или для соответствующей точки кривой спроса. Эластичность спроса важна в первую очередь в качестве показателя того, как изменяется общая выручка, когда падение Р вызывает движение Q вверх по кривой спроса.

Определение эластичности спроса. Это — понятие, характеризующее степень реакции покупаемого Q на колебания рыночного Р. Оно определяется в первую очередь относительными изменениями и не зависит от того, в каких единицах измеряются P и Q. Качественно эластичность может подпадать под одну из трех возможных категорий.

Когда снижение P вызывает такое увеличение Q, что общая выручка PxQ возрастает, мы говорим об эластичном спросе, или что эластичность спроса больше единицы.

Когда снижение P в точности компенсируется соответствующим ростом Q, так что общая выручка остается совершенно неизменной, мы говорим о единичной эластичности спроса, или что эластичность спроса численно равна единице.

Когда снижение Р вызывает настолько незначительный рост Q, что общая выручка РхQ падает, мы говорим о неэластичном спросе, или что эластичность спроса меньше единицы (но не меньше нуля).

На рис. 73 все три случая представлены графически. В каждом случае Р сокращается наполовину от А до В, но мы получили бы точно такой же результат и при весьма незначительном относительном изменении Р. Возможно, на первый взгляд проще всего забыть логику и начать с середины — с промежуточного случая единичной эластичности спроса.

На рис. 73б увеличение вдвое Q точно соответствует снижению Р вдвое; в результате полученная общая выручка остается неизменной. Это может быть представлено графически путем сравнения площади определенных прямоугольников. Каким образом? Цена и количество могут быть легко определены по диаграмме в каждой точке кривой, но как установить общую выручку, представляющую собой произведение PхQ? Если мы вспомним, что площадь прямоугольника равна произведению его основания на высоту, то ответ для нас уже не представит трудностей.

Три случая эластичности спроса:

Три случая эластичности спроса.
Рис. 73. При сокращении Р от А до В общая выручка растет, остается неизменной или падает в зависимости от того, является ли спрос эластичным, неэластичным или обладает единичной эластичностью. Эластичность же зависит от относительной реакции на каждый процент изменения Р.

Общую выручку в любой точке, например в точке А, всегда можно представить в виде площади прямоугольника, образуемого данной точкой с обеими осями. (Проверьте, действительно ли у заштрихованного прямоугольника основание равно Q, а высота равна Р.) Стало быть, если мы установим, как изменяется площадь прямоугольника по мере снижения цены и соответствующего движения вниз по кривой спроса, мы сможем узнать, какому типу эластичности соответствует данный случай.

На среднем графике ясно видно, что площади прямоугольников равны, поскольку изменения высот и оснований взаимно компенсируют друг друга. Следовательно, тут мы имеем дело не со случаями эластичного и неэластичного спроса, а с промежуточным случаем единичной эластичности.

Читатель теперь может убедиться в том, что рис. 73а соответствует случаю эластичного спроса, когда эластичность больше единицы и общая выручка растет при снижении Р, а рис. 73в — противоположному случаю неэластичного спроса, когда эластичность меньше единицы, а общая выручка падает при снижении Р. (Какой график лучше отражает открытие Грегори Кинга, что худший урожай означает для фермеров более высокие доходы? А какая из них лучше отражает уверенность Генри Форда в период выпуска модели Т в годы первой мировой войны, что, если снизить Р до достаточно низкого уровня, он сможет добиться огромного увеличения сбыта автомобилей? Догадки не разрешаются.)

Здесь нужно сделать два предупреждения. Новички в экономической науке часто полагают, что спрос эластичен тогда, когда кривая идет полого, и неэластичен, когда она — крутая. Это предположение чрезмерно упрощает вопрос. Вообще говоря, верно, что в случае, когда линия идет вертикально, эластичность равна нулю, а когда горизонтально — эластичность равна бесконечности. Тем не менее случай единичной эластичности на рис. 73б предупреждает нас, что, хотя эластичность и остается одинаковой вдоль всей кривой, крутизна ее все время меняется.

Или возьмем пример, когда линия спроса представляет собой прямую. Ее крутизна остается одной и той же по всей длине. Но остается ли неизменной эластичность? Безусловно, нет, и в этом можно убедиться, подсчитав общую выручку. Если мы пойдем от наивысшей цены вниз, выручка станет расти и, следовательно, эластичность будет превышать единицу. В средней точке эластичность равняется единице, поскольку именно здесь имеет место максимум выручки. При более низких ценах спрос станет неэластичным.

Отступление. Числовое измерение эластичности

Нам теперь ясно общее понятие эластичности, неэластичности и единичной эластичности как показателя относительной реакции количества на изменение цены, а также как показателя изменений общей выручки. Но некоторые захотят узнать, какие инструменты имеются у экономистов для количественного измерения этих качественных изменений. Что значит, когда говорят, что эластичность спроса равна 1,0 или 2,3, или 0,5, или же 1/3. Чтобы ответить на этот вопрос, дадим следующее определение коэффициента эластичности Е между двумя различными точками на кривой спроса:

Коэффициент эластичности Е =Процент роста Q
Процент падения Р

Заметьте, что Q и Р изменяются в противоположных направлениях в результате закона понижающегося спроса. Обратите также внимание на использование процентных отношений.

Относительно процентных изменений всегда существует известная неопределенность. Предположим, бакалейщик покупает хлеб по 15 центов, а продает по 25 центов. Какая здесь разница — 66 2/3%, если отнести 10 к нижней базе — 15, или же 40%, если отнести 10 к верхней базе — 25? Нельзя сказать, что один ответ абсолютно верен, а другой — неверен. К счастью, когда дело доходит до весьма малых изменений, например от 100 до 99 или от 100 до 101, разница между 1/100 и 1/99 становится настолько мала, что ею можно пренебречь. Для небольших изменений неважно, как вы получаете процентные изменения, но для значительных изменений метод подсчета может иметь большое значение, и никакой ответ не может рассматриваться как единственно верный.

Каким же правилом следует пользоваться? Длительный опыт подсказывает, что лучше всего отнести изменение цены не к более высокому или к более низкому из двух Р, а к среднему из них. Таким образом, снижение с 101 до 99, как мы только что условились, не представляет собой ни 2/99, ни 2/101; мы скажем, что соотношение изменилось на 2400, ибо среднее между 99 и 101 — это (99 + 101) : 2 = 200 : 2 = 100. В табл. 20-1 приведены примеры и оставлены пустые места для заполнения.

Таблица 20-1
Примеры, иллюстрирующие калькуляцию эластичности:

Все эти данные можно проверить по рис. 73. Для автомобилей представлены две различные эластичности. Это напоминает нам, что эластичность следует относить к определенному участку кривой спроса; в действительности большинство кривых спроса начинаются как эластичные при высоких ценах, заканчиваются как неэластичные при низких ценах, а где-то на среднем участке имеется точка единичной эластичности, где общая выручка достигает максимума.

В глубоких исследованиях отмечается, что кривая спроса может быть проведена на так называемой «двойной логарифмической» шкале, чтобы процентные изменения были сразу заметны для глаза. Если соединить две точки прямой линией, мы сразу получим логарифмическую крутизну, а Е представляет собой величину, обратную численной величине этой крутизны. Как в этих работах определяется Е в данной точке А? Нужно приложить линейку, чтобы она касалась прямой в точке А. После этого измеряется крутизна полученной линии, а величина, обратная ей, даст нам Е в точке А. Таким образом, мы избегаем сложных вычислений, но полученная величина математически эквивалентна пределу следующего выражения:

ΔQ:ΔP=PΔQ=ΔPdQ
QPQΔPQdP

поскольку ΔP, а следовательно, и ΔQ стремятся к нулю (поэтому безразлично, какое из P и Q или их среднее мы возьмем для исчисления процентов).

Можно показать, что для любой точки линии спроса, имеющей вид прямой на обычной сетке, точное значение Е численно равно отношению отрезка линии ниже данной точки к отрезку выше ее. (Для полной уверенности попробуйте догадаться, как применить это правило и линейку, приложенную касательно к кривой спроса, которая проведена не на логарифмической, а на обычной сетке, чтобы получить величину эластичности в любой точке на любой кривой спроса? Потренируйтесь на кривых рис. 73.)

Эластичность предложения

То, что мы проделали со спросом, можно проделать и с предложением. Экономисты ввели понятие «эластичность предложения» в качестве показателя относительного изменения предлагаемого количества Q в соответствии с относительным изменением конкурентного Р. (Обратите внимание, что теперь, в случае поднимающейся кривой предложения, мы уже говорим об увеличении, а не уменьшении Р, как было в случае с понижающейся кривой спроса.)

Если предлагаемое количество остается строго постоянным, как, например, в случае со скоропортящейся рыбой, привезенной на рынок сегодня для продажи по любой цене, какую за нее дадут, мы имеем дело с частным случаем — совершенно неэластичной, или вертикальной, линией предложения. Если мы имеем горизонтальную линию предложения, когда малейшее уменьшение Р вызовет сокращение Q до нуля, а малейшее увеличение Р породит бесконечно большое предложение, мы попадем в другую крайность — абсолютно эластичного предложения.

Между этими крайними случаями мы называем предложение эластичным или неэластичным в зависимости от того, будет ли относительное увеличение Q соответственно больше или меньше вызвавшего его относительного увеличения Р.

Числовой коэффициент эластичности предложения определяется следующим образом:

Коэффициент эластичности Еs =Относительное изменение Q
Относительное изменение Р

На рис. 74 проведены три прямые линии предложения: эластичность линии, проходящей через А и начало координат, в точности равна единице; более крутая линия неэластична, ее коэффициент эластичности меньше единицы; более пологая линия эластична, ее коэффициент эластичности больше единицы. (Если кривая предложения повернет в обратном направлении, — а мы увидим, что это может случиться, эластичность предложения, согласно приведенному здесь определению, может стать и отрицательной.

Эластичность предложения.
Рис. 74. Эластичность предложения.

Точно так же можно примерно оценить эластичность любой непрямой линии в любой точке, проведя к этой точке касательную и сравнив с линиями на рис. 74.)

Эластичность предложения — понятие менее полезное, чем эластичность спроса, поскольку у эластичности спроса есть еще одна важная функция: она показывает, что происходит с общей выручкой. Однако и эластичность предложения может объяснить один существенный факт.

Данное изменение цены, как правило, оказывает все большее влияние на предлагаемое количество, если переходить от мгновенной ситуации к кратковременному отрезку времени и далее к длительному периоду. Это можно выразить в нескольких словах: эластичность предложения обычно бывает больше на протяжении длительного времени, когда все уже приспособилось к более высокой цене, чем в короткие отрезки времени

Мгновенное, краткосрочное и длительное равновесие

В создании этих инструментов анализа предложения и спроса большую роль сыграл Альфред Маршалл, крупнейший кембриджский экономист начала нынешнего столетия. Если рассмотреть имеющее большое значение указание Маршалла об элементе времени в данной проблеме, мы не только повторим теорию равновесия, но и расширим наши познания в этой области.

Маршалл различает по меньшей мере три периода времени: 1) мгновенное равновесие, когда предложение неизменно; 2) краткосрочное равновесие, когда фирмы могут больше производить на данных предприятиях, и, наконец, 3) длительное равновесие (или «нормальная цена»), когда фирмы могут отказаться от старых предприятий или построить новые, когда в данной отрасли одни фирмы могут появиться, а другие — исчезнуть.

Предположим, что спрос на какой-либо скоропортящийся товар, например на рыбу, не поддающуюся консервированию, увеличивается с dd до d'd'. При неизменном предложении рыбы возросший спрос резко повысит в данный момент цену на нее. Это показано на рис. 75а, где неизменная кривая предложения идет вверх до новой кривой спроса, определяя новую, резко выросшую, мгновенную цену равновесия в точке E'. Цена должна была вырасти настолько, чтобы ограниченное количество рыбы могло быть распределено между лицами, желающими купить ее.

Но такая высокая цена, господствующая на рынке, побуждает капитанов рыболовецких судов нанимать больше матросов и ставить больше сетей. Даже если нет времени построить новые суда, они вскоре начинают доставлять на рынок большее количество рыбы, чем это было при прежнем мгновенном равновесии. На рис. 75б показана новая кривая краткосрочного предложения SsSs, пересекающая новую кривую спроса в Е", в точке краткосрочного равновесия, немного ниже, чем мгновенная цена Е'. Почему? Потому, что более интенсивное использование прежнего числа судов в течение короткого времени привело к увеличению предложения рыбы.

Рис. 75в показывает длительное равновесие, или «нормальную» цену. Высокие цены, которые удерживались в течение долгого времени, стимулировали судостроение и способствовали вовлечению в рыболовство большего числа квалифицированных людей. Точка Е"', в которой кривая длительного предложения SLSL пересекает кривую спроса d’d’, является точкой конечного равновесия, достигаемого после того, как все экономические условия приспособились к новому уровню спроса.

Рост спроса оказывает различное влияние на цену в различные периоды времени. Во-первых, новое мгновенное равновесие увеличивает Р при правильном распределении неизменившегося предложения. Во-вторых, краткосрочное равновесие — предложение растет, но число предприятий не меняется.

В-третьих, нормальное длительное равновесие — изменяется число предприятий, объем используемых ресурсов: цены в конечном итоге приспосабливаются к изменившимся издержкам.

Маршалл различает три разных типа равновесия.
Рис. 75. Маршалл различает три разных типа равновесия в зависимости от наличия времени у производителей, для того чтобы, во-первых, не принимать никаких мер, во-вторых, приспособить труд и переменные факторы к изменившимся условиям и, в-третьих, приспособить все факторы и издержки к изменившейся цене. (Кривая идет вверх, следовательно, данная ситуация относится к случаям «растущих издержек» о которых говорится в главе 22 Издержки производства и предложение. Как выглядела бы кривая в случае «постоянных издержек»? Почему у очень незначительной отрасли могут быть постоянные издержки?)

Заметьте, что цена длительного равновесия немного ниже цены краткосрочного равновесия и значительно ниже цены мгновенного равновесия. И все же она несколько выше цены, преобладавшей тогда, когда спрос был ниже. Если бы в рыболовстве не применялись свои специфические факторы производства и если бы оно было настолько незначительной отраслью, чтобы привлечь без увеличения цен из других отраслей необходимые факторы, для того чтобы удвоить и учетверить продукцию, возможно, оно смогло бы удовлетворить весь новый спрос без повышения в конечном итоге своих издержек и цен. В этом случае кривая длительного предложения изображалась бы горизонтальной линией, что Маршалл называл случаем «постоянных издержек». Но если в рыболовство должны быть привлечены суда, сети и рабочие из других отраслей путем повышения их цен как факторов производства, кривая длительного спроса SLSL пойдет с некоторым повышением, как это показано на рис 75в. Маршалл называл это случаем «растущих издержек» и считал, что он является нормальным и встречающимся в большинстве более или менее значительных отраслей.

Читатель может проверить свои знания, предположив, что кривая спроса пошла вниз, обратно к линии dd. Покажите, что произойдет в новых случаях мгновенного, кратковременного и длительного равновесия. В главе 22 Издержки производства и предложение будут более подробно рассмотрены факторы, лежащие в основе различных кривых предложения.

Б. Свойства закона предложения и спроса и его применение

При прочих равных условиях, как любят говорить экономисты, в каждый отрезок времени соотношение спроса и предложения неповторимо. Но и прочие условия не остаются неизменными. Спрос на хлопок сокращается на протяжении длительного времени, так как вискоза становится все более дешевой. Предложение бензина увеличивается, поскольку вследствие технического прогресса при тех же издержках его производится больше. По мере того как изменяются издержки, вкусы, доходы, цены конкурирующих (кофе и чай) и взаимодополняющих (сахар и чай) товаров, меняются и наши кривые. Какое влияние это окажет на потребление, производство и цену? Анализом этого мы сейчас и займемся.

Начинающие экономисты должны стараться избегнуть обычного заблуждения. Они не должны смешивать увеличение спроса, под которым понимается сдвиг всей кривой вправо и вверх, когда увеличивается объем закупок по каждой данной цене, с увеличением покупок в результате смещения к более низким ценам на одной и той же кривой спроса. Под «спросом» мы понимаем всю кривую спроса; под «предложением» — всю кривую предложения — сдвиг всей данной кривой вправо. Для обозначения отдельной точки на кривой спроса мы говорим о «купленном количестве» или «количестве, на которое предъявляется спрос» по определенной цене. Движение по данной кривой представляет собой «изменение объема покупок в результате сдвигов в ценах». Оно вовсе не является изменением самой кривой спроса. Необходимость этого предупреждения станет ясной из дальнейшего изложения.

Действие налогов

Можно проиллюстрировать пример сдвига всей кривой, возвратившись к табл. 4-3 и рис. 8, на которых изображены гипотетические кривые спроса и предложения пшеницы. В результате их взаимодействия установилась цена равновесия в 3 долл. за бушель.

Введем теперь новый фактор, нарушающий равновесие. Предположим, например, что государство установило налог на продажу пшеницы. Производитель теперь обязан платить 1 долл. с каждого проданного бушеля. Что явится конечным результатом введения этого налога и какой будет его, как говорят экономисты, охват? Ляжет ли он полностью на плечи производителя, который, собственно, первым уплачивает его? Или, быть может, он будет частично переложен на потребителей? Ответ мы можем получить только из наших кривых спроса и предложения.

Нет никаких оснований полагать, что кривая спроса потребителей изменится. Потребители по-прежнему желают купить 12 млн. бушелей по 3 долл.; они не знают, да и не интересуются тем, что производитель должен платить налог.

Однако вся кривая предложения сдвинулась влево и вверх; влево — потому, что по каждой рыночной цене производители теперь в результате введения налога предложат меньше, вверх — потому, что производителям, чтобы вывести на рынок любое данное количество, скажем 12 млн. бушелей, нужно заплатить более высокую цену, чем раньше: по 4 долл. вместо 3, что больше ровно на сумму налога, составляющего 1 долл. на бушель.

Читатель теперь сможет заполнить в таблице новую колонку предложения аналогично колонке (3) в табл. 4-3, учитывая, что каждая цена увеличилась на 1 долл. На рис. 76 кривая спроса dd осталась неизменной, тогда как кривая предложения сместилась вверх на 1 долл. до новой параллельной кривой s's'.

Налог на пшеницу ложится как на потребителя, так и на производителя:

Влияние косвенного налога на конкурентную цену и объем продукции.
Рис. 76. Влияние косвенного налога на конкурентную цену и объем продукции. В результате введения налога в 1 долл. на единицу продукции все точки кривой ss сдвигаются на эту сумму до положения s's'. Эта новая кривая пересекает кривую dd в новой точке равновесия С', в которой потребительская цена по сравнению с С выросла на 2/3 долл., а цена, уплачиваемая производителю, упала на 1/3 долл. Белые стрелки показывают, как и насколько изменились Р и Q. (Если бы линия dd была весьма эластичной и пологой по сравнению с ss, налог своей тяжестью лег бы главным образом на плечи производителя.)

Где установится новая цена равновесия? В точке С’ — точке пересечения кривой спроса dd и новой кривой предложения s's'. Раз предложение сократилось, цена выросла. Покупаемое и продаваемое количество пшеницы в свою очередь снизилось. При внимательном рассмотрении этого графика мы найдем, что цена равновесия выросла с 3 долл. примерно до 3 2/3 долл. Новый объем продукции, при котором имеет место равновесие покупок и продаж, упал с 12 млн. бушелей в месяц приблизительно до 10,6 млн. бушелей.

Кто платит налог? Разумеется, отчасти производители пшеницы, потому что они получают только 2 2/3 долл. (3 2/3 долл. — 1 долл.) вместо 3 долл. Но потребитель также разделяет это бремя, поскольку цена, которую получает за пшеницу производитель, сократилась меньше чем на величину налога. Потребителю пшеницы теперь обходится в 2 2/3 долл. плюс 1 долл. налога, или всего в 3 2/3 долл. Так как потребители не могут обойтись без пшеницы, они платят 2/3 налога, а производитель — лишь 1/3. И в конечном итоге все общество становится беднее, поскольку оно потребляет меньше пшеницы.

Не думайте, что есть только один метод рассмотрения данной налоговой проблемы. Если в качестве исходного пункта принять, что налог уплачивается потребителем, нужно уменьшить его кривую спроса dd на 1 долл. Новая кривая d'd' пересечет линию ss в той же самой новой точке Q, и, таким образом, установятся те же самые цены 2/3 долл. и 3 2/3 долл. Само собой разумеется, что все эти цифры взяты только для примера.

Читателю, для того чтобы проверить, как он усвоил всю эту аргументацию, нужно рассмотреть обратный случай изменения предложения. Допустим, что правительство выплачивает производителям пшеницы субсидию в 1 долл. за бушель, вместо того чтобы облагать их налогом на эту сумму. Кривая ss сместится тогда вниз до линии s"s". Где будет С" — точка ее пересечения с кривой dd? Каковы будут новая цена и новое количество проданной пшеницы? Какую выгоду получит производитель и какую — потребитель?

Обычное заблуждение

Теперь читатель овладел законами предложения и спроса. Но так ли это? Он знает, что в результате введения налога повышаются цены, по которым потребитель покупает нужные ему товары. Но действительно ли он знает это? Что можно сказать по поводу следующей аргументации, которая часто появляется в прессе и широко используется в публичных выступлениях:

«На первый взгляд кажется, что налог на товар увеличивает цену, уплачиваемую потребителем. Но рост цены сокращает спрос. При сократившемся спросе цена снова снижается. Поэтому в конечном счете нельзя с уверенностью утверждать, что введение налога повышает цену».

X.Д. Гендерсон рассмотрел это заблуждение в своей книге «Спрос и предложение» (Н. D. Henderson, Supply and Demand, Cambridge and London. 1922, p. 27). Приведенную ниже цитату можно изложить еще более эксцентрично: «Пена растет, а спрос падает. Это снижает цену, в результате чего спрос растет. В результате цена повышается. Но более высокая цена сокращает спрос... Таким образом, мы имеем постоянные колебания цены вверх и вниз, вниз и вверх». Читатель должен найти здесь ошибку.

Что можно сказать по этому поводу? Повысит налог цену или нет? Нет, если судить по тому, что написано редактором и сказано сенатором. Очевидно, перед нами пример неправильного употребления слов. В цитате одно из четырех предложений неверно, потому что слово «спрос» употребляется не по назначению. Читатель уже знает, что нельзя смешивать движение по неизменной кривой со смещением самой кривой.

Поэтому правильный ответ должен быть примерно таким:

Налог повышает цену, уплачиваемую потребителем, и снижает цену, получаемую производителем, причем разница идет в пользу правительства. При более высокой цене потребители купят меньшее количество. Так это и должно быть, поскольку производители также предлагают меньшее количество по более низкой цене, получаемой ими. Поэтому продаваемые и покупаемые количества балансируются в той точке, где пересекаются обе кривые, и цена больше не меняется.

Является ли неизменным закон предложения и спроса?

Конкурентные цены и количества определяются предложением и спросом. Но не зависят ли цены от других факторов, например от уровня добычи золота или от того, идет ли война или нет? Действительно, цена зависит от многих подобных факторов. Однако все они не дополняют спрос и предложение, а входят в состав бесчисленных сил, определяющих предложение и спрос или проявляющихся через них. Так, если увеличившаяся добыча золота повысит доход каждого человека, это сдвинет кривые спроса и повысит цены. И все же остается верным то положение, что конкурентная цена определяется спросом и предложением.

В этом месте вдумчивому читателю следовало бы начать протестовать. Ведь почти ничего до сих пор не было сказано о том, что цена определяется издержками производства. Не следует ли добавить их в качестве третьего фактора в дополнение к спросу и предложению? Но снова наш ответ остается тем же самым. Издержки производства влияют на конкурентную цену лишь в той степени, в какой они воздействуют на предложение. Если бог посылает манну небесную без всяких издержек производства, но в ограниченном количестве, то ее цена не будет равна нулю, а будет определяться точкой пересечения кривых спроса и предложения. С другой стороны, если бы текст национального гимна был напечатан на булавочной головке и это стоило бы 50 тыс. долл., но на этот товар не было бы спроса, он просто не производился бы, если бы и производился, то никто не дал бы за него 50 тыс. долл. (Как назвать рыночную цену чего-либо несуществующего, мы оставляем на усмотрение читателя.)

Это не означает, что издержки производства не играют никакой роли в ценообразовании. Они имеют особое значение в условиях конкуренции. Но их значение проявляется через влияние на предложение. Предприниматели занимаются производством ради прибыли. Если они не получат достаточно высокую цену, чтобы покрыть свои прошлые издержки, они не будут удовлетворены. Тем не менее, когда урожай, так сказать, собран, в условиях конкуренции уже практически ничего нельзя сделать. Но в будущем они не станут продолжать производство товаров по таким ценам, которые не покрывают дополнительных издержек, связанных с их производством. Таким образом, предложение, а следовательно, и цена тесно связаны с издержками производства, особенно с «дополнительными издержками». (В главе 22 мы рассмотрим эти зависимости подробнее.)

Более того, когда нам говорят, что цена равна издержкам, то отсюда мы отнюдь не можем определить, что же является причиной, а что следствием.

Во многих случаях, когда в какой-либо отрасли применяется высокоспециализированный фактор (бейсболисты, оперные певцы, земля; под виноградниками), скорее издержки производства определяются ценой, чем наоборот. Земля под зерновыми стоит дорого, потому что высока цена зерна. Но многоквартирные дома дешевы, так как квартирная плата сравнительно низкая. Зависимость этого типа не заметили владельцы молочных ферм из Массачусетса, которые во время второй мировой войны подали петицию с просьбой повысить цены на молоко, «потому что коровы стоили дорого». Если бы их просьба была удовлетворена, они скоро заметили бы, что цены на коров стали расти вслед за ценами на молоко.

Там, где фактор производства обладает неэластичным предложением, как это имеет место в приведенных примерах, издержки его производства определяются ценой, а не наоборот, а доход от него называется «экономической рентой». См. случай 3 в приложении к главе 22, а также главу 27 Образование цен на факторы производства. Земельная рента и рента на другие ресурсы.

Эти примеры показывают, что цена в конечном счете определяется не только предложением и спросом. Они являются лишь удобными всеобъемлющими категориями для анализа и описания многообразных сил, причин и факторов, влияющих на цену. Предложение и спрос — это не конечные ответы, а скорее начальные вопросы. Наша работа не кончена, она только началась.

Это должно помочь вскрыть несостоятельность утверждений неофитов, которые, едва разобравшись в элементах образования рыночных цен, глубокомысленно изрекают: «Нельзя отменить закона спроса и предложения. Король Канут не мог приказать океанскому приливу отхлынуть от его трона на берег моря. Также не во власти правительства предотвращать и вообще вмешиваться в действие спроса и предложения».

Лучше вовсе не изучать экономику, чем оставаться на подобной точке зрения. Конечно, правительство имеет возможность воздействовать на цены. Оно может делать это, влияя на спрос, или на предложение, или и на то и на другое. Главу 23 Спрос и предложение применительно к сельскому хозяйству мы посвящаем главным образом вопросу о том, как правительственные программы ограничения сельскохозяйственного производства могут способствовать повышению цен и доходов путем сокращения предложения. Аналогичные программы государственного вмешательства действовали повсюду: Бразилия сжигала кофе, чтобы повысить цену на него; Британия в 20-х годах проводила «политику Стивенсона», которая заключалась в поддержании искусственного контроля над ценами на каучук; сахар все еще находится под международным контролем.

Эти правительства не нарушали закона спроса и предложения. Они действовали в рамках этого закона. Государство не обладает каким-либо секретным экономическим оружием. Что верно по отношению к государству, также верно по отношению и к отдельным лицам. Каждый человек может оказывать влияние на цену пшеницы в той мере, в какой у него есть деньги, которые он может выбросить на рынок, или же он имеет пшеницу, которую может не продавать.

Профсоюзы часто влияют или пытаются влиять на уровень заработной платы, воздействуя прямо или косвенно на предложение труда. Любой человек, располагающий каким-либо товаром, может попытаться увеличить спрос на него с помощью рекламы и повысить цену сверх дополнительных издержек производства, ограничив его предложение. Однако следует подчеркнуть, что, как только отдельные производители, увеличивая выпуск продукции, начинают играть значительную роль на рынке и оказываются в состоянии воздействовать на цены товаров, которые они продают, они перестают быть совершенными конкурентами в строгом смысле этого слова и их деятельность нужно рассматривать как сочетание монополии и конкуренции, то есть как несовершенную конкуренцию. Эта несовершенная конкуренция является предметом анализа в главе 25 Несовершенная конкуренция и антитрестовская политика.

Цены, установленные в законодательном порядке

Мы должны теперь рассмотреть одно важное проявление государственного вмешательства в действие механизма предложения и спроса. Иногда правительство в законодательном порядке устанавливает максимальную цену или минимальную заработную плату. Во время войны был установлен максимум цен на товары первой необходимости, а в 1960 г. для большинства фабрично-заводских рабочих определен минимум заработной платы — 1 долл. в час. Характер подобного вмешательства государства, действующего путем принятия соответствующих законов, коренным образом отличается от ранее описанных нами правительственных мероприятий, осуществляющихся через предложение и спрос.

Рассмотрим, например, рынок сахара, где кривые предложения и спроса подобны тем, которые мы не раз встречали в настоящей главе. Предположим, что правительство через Управление стабилизации цен издает указ, запрещающий продавать сахар в розничной торговле по цене выше 7 центов за фунт. Теперь допустим, что в результате процветания или же плохого урожая спрос стал настолько большим, а предложение — настолько малым, что при невмешательстве правительства цена равновесия достигла 20 центов за фунт. Такая высокая цена способствовала бы развитию спекуляции в этой отрасли, она представляла бы собой довольно высокий «налог» на бедную часть населения, которая меньше, чем кто-либо, может позволить себе платить так дорого за сахар, и, наконец, она бы еще более усилила инфляционный рост стоимости жизни с соответствующим влиянием на заработную плату рабочих и т. д.

Ввиду всего этого правительство, действуя через конгресс и Управление стабилизации цен, решает установить твердые цены. Оно проводит закон, устанавливающий максимальную цену сахара на прежнем уровне — 7 центов за фунт. Линия MN отображает установленный законом максимум цены. Что происходит в этом случае?

При введении максимальной цены и отсутствии рационирования между спросом и предложением существует разрыв:

При введении максимальной цены и отсутствии рационирования между спросом и предложением существует разрыв.
Рис. 77. Экономический эффект введения максимальной цены на сахар. Если бы не было установлено предела, цена поднялась бы до Е. На уровне максимальной цены спрос и предложение не уравновешивают друг друга, поэтому необходимо прямое или косвенное рационирование для распределения предложения, которое недостаточно, для сокращения реального спроса (до кривой d'd').

При данной максимальной цене кривые предложения и спроса не пересекаются. Потребителям нужны тысячи фунтов сахара сверх того количества, которое производители желают продать. Это видно из того, что точки М и N отделены друг от друга определенным расстоянием. Разрыв этот настолько велик, что для того, чтобы заполнить его, в бакалейных магазинах и на складах скоро не останется сахара. Кое-кому придется пить горький кофе. Если бы не закон о максимальной цене, эти люди охотно предпочли бы заплатить 8 и 9 центов или даже больше, чем лишить себя сахара. Как и выше (см. рис. 8), мы могли бы показать это с помощью направленной вверх стрелки, идущей перпендикулярно к линии. Эта стрелка была бы направлена вверх до тех пор, пока цена не установилась бы на уровне равновесия — 20 центов за фунт.

Однако если потребитель будет покупать кофе по цене, превышающей максимальную, это значит, что он нарушит закон. Но даже если он и будет действовать столь непатриотически, продавец в рамках закона не сможет получить за продаваемое им кофе более высокую цену. В этом случае последует период расстройства рынка вследствие нехватки товара, что напоминает известную игру, когда во время общего танца оркестр внезапно прекращает играть, все бегут к местам и для кого-то не хватает стула. Предложение, ввиду того что оно недостаточно, должно быть как-то рационировано. Сначала это может быть сделано по принципу «кто пришел первым, тот первым и получает» — с ограничением продажи в одни руки или же без этого. Образуются очереди, и женщинам понадобится тратить много времени в поисках продуктов. Но это не решение проблемы, поскольку кто-либо обязательно окажется все еще стоящим в хвосте очереди, тогда как сахар будет уже весь распродан.

Весь механизм цен блокирован. Удача и неудача покупателя зависят уже от факторов неденежного порядка: от случайного появления в магазине, когда в продаже имеется сахар, теплой улыбки торговцу, установившихся ранее взаимоотношений покупателя с данным магазином, от других покупок, которые данный потребитель пожелает сделать.

Вполне счастливым никого нельзя назвать, и меньше всего торговца, не знающего, что делать. Если бы не присущее обществу элементарное чувство честной игры, положение вскоре стало бы невыносимым. Патриотизм более пригоден для побуждения людей к кратковременным актам героизма, чем к ежедневным неудобствам. Не удивительно, что время от времени возникает черный рынок; более достоин удивления тот факт, что возникает он не слишком часто.

Если по соображениям политического или социального порядка нельзя повысить цены настолько, чтобы снизить спрос до уровня предложения, единственным выходом в таких условиях является введение прямого рационирования, или карточной системы.

Когда карточная система введена, большинство людей может вздохнуть с облегчением. Теперь продавцам уже не нужно отказывать покупателям, а покупатели могут рассчитывать на справедливую долю ограниченных запасов. Конечно, всегда найдутся такие женщины и уличные ораторы, у которых чувство преобладает над разумом и которые усматривают причину своих бед не в недостатке продуктов, а в самом механизме рационирования. «Если бы только правительство напечатало больше талонов», заявляют они, не понимая, что это не только не исправит положения, но, наоборот, ухудшит его еще больше! Подобные люди напоминают древних владык, которые обычно казнили посланцев, приносивших им плохие вести. Они делают человеческую комедию более пикантной, но всерьез воспринимать их не следует.

Так как же действует карточная система, если выразить ее терминами спроса и предложения? Естественно, Управление стабилизации цен старается выпустить такое количество талонов, которого достаточно для того, чтобы сдвинуть кривую спроса вниз до линии d'd', где предложение и новый спрос уравновешиваются при установленной максимальной цене. Если будет выпущено слишком много талонов, спрос сохранится на слишком высоком уровне, и мы столкнемся с прежними трудностями, хотя и в меньшей степени. Если же будет выпущено слишком мало талонов, запасы сахара возрастут. Это послужит сигналом для ослабления рационирования.

Чтобы по достоинству оценить поведение нормальных людей, нужно пойти в сумасшедший дом. Точно так же и здесь нарушение механизма цен во время войны позволяет нам по-новому понять его замечательную эффективность в обычные времена. Товаров всегда не хватает в том смысле, что каждый никогда не получает все то, что он хочет иметь. Цена сама является инструментом рационирований недостающих ресурсов: она растет, чтобы сократить чрезмерное потребление и расширить производство; она падает, чтобы стимулировать потребление, сократить производство и избавиться от чрезмерных запасов.

Вмешательство монополии в механизм предложения и спроса

Конкурентные предложение и спрос — это один из способов организации экономики. Это один из путей, но, разумеется, не единственный путь разрешения проблемы. Конечно, если бы один или несколько производителей смогли установить монопольный контроль над отраслью, они оказались бы в состоянии добиться конечного результата, далекого от конкурентной точки равновесия. Как мы увидим ниже, монополист может сократить производство и заставить потребителей передвинуться по кривой спроса в область более высоких цен.

Можно ли назвать «хорошим» подобное вмешательство в действие предложения и спроса? Если бы у монополиста душа была более достойной, чем у всех остальных людей, или если бы он был беднее всех других и больше нуждался в деньгах, можно было бы оправдать взвинчивание цен. Или если бы он забирал наши деньги, чтобы найти им лучшее применение (благотворительность, научные исследования), чем это сделаем мы, некоторые все же могли бы его оправдать как современного Робина Гуда, который грабит богатых во имя высоких целей.

В действительности, однако, тот, кто в состоянии установить монополию, бывает по меньшей мере так же богат, как и его клиенты, и нет никаких оснований полагать, что он сделан из лучшего теста, чем все остальные. И хотя в свое время было трудно возразить что-либо против Робина Гуда, в наши дни мы склонны считать, что субсидированием всяких прекрасных дел должно заниматься правительство, а не самозванные монополисты, и мы надеемся, что оно может финансировать высокие цели из налоговых поступлений более эффективно, чем это мог бы сделать любой Робин Гуд.

Поэтому, если что и нужно подчеркнуть с особой силой, так только то, что любое постороннее вмешательство в конкурентные предложение и спрос, за исключением особых обстоятельств, скорее нужно признать злом, чем благом.

Таким образом, вмешательство монополий без всяких к тому оснований ведет к сокращению производства. Подобное вмешательство вызывает нехватку товаров, и это находит отражение в высоких ценах, которые оно порождает. Монополия может также вести к неправильному распределению доходов: она может принести дополнительный доход тому, кто уже получил то, что заслужил.

Однако сейчас, пожалуй, упор нужно сделать не на нарушения в распределении доходов, а на монополистические сокращения производства. В самом деле, что случится, если изъять нечестно полученные суммы с помощью налогов? Тогда мы исправим нарушенное монополией распределение доходов. Но обществу все равно останется меньше потребительских товаров, чем ему действительно нужно и чем оно действительно способно произвести.

Или что будет, если в какой-либо отрасли оказалось много монополистов, удерживающих цену на высоком уровне, причем вся отрасль так разделена между ними, что никто не получает чрезмерной монопольной прибыли? Тогда не будет пагубного влияния на распределение доходов, но последствия этого — излишние производственные мощности и слишком высокие цены — могут существовать до второго пришествия. Более подробно об этом см. в главе 25 Несовершенная конкуренция и антитрестовская политика, в которой рассматривается вопрос о несовершенной конкуренции.

Как и грех, монополия принадлежит к тем вещам, против которых настроено большинство людей. Поэтому нет нужды долго останавливаться на том, что вмешательство монополии в действие предложения и спроса, вероятно, является злом.

Государственное и иное вмешательство в предложение и спрос

А как обстоит дело с государственным вмешательством? Ведь у правительства благие намерения, и его вмешательство не следует судить так строго.

Что ж, это смотря по обстоятельствам. Если окажется, что правительство знает лучше, чем народ, что действительно хорошо и что плохо, его вмешательство может улучшить положение. Возьмем в качестве примера опиум. Мы не считаем потребителя неограниченным монархом, который может решать, сколько опиума приобрести на свои деньги. Там, где дело касается опиума, мы занимаем позицию патерналистского принуждения, относясь к потребителю так же, как к душевнобольным, детям и прочим несведущим и «неправоспособным» людям.

Но там, где речь идет о восьмицилиндровом автомобиле или о сигаретах, мы обычно склонны разрешать потребителю тратить и даже проматывать свои доллары так, как он сам этого хочет. Мы признаем, что в результате рекламы создалась совокупность вкусов, которая, может быть, лучше, а может быть, и хуже какой-либо другой совокупности вкусов, но в интересах свободы мы все-таки рассматриваем потребителя как монарха.

Проблема становится более сложной, если продавцы или покупатели на рынке оказываются особенно богатыми или особенно бедными, особенно «заслуженными» или особенно «незаслуженными».

Вообразите, хотя это и нереально, что миллион очень богатых производителей продают молоко на конкурентном рынке 50 млн. очень бедных покупателей. У некоторых в этом случае может возникнуть сильное искушение одобрить любое вмешательство, которое вело бы к снижению цены на молоко. «Это приведет к тому, что мы называем более справедливым распределением доходов», — вероятно, заявят они.

Не навязывая другим своих взглядов на нравственность, экономист может заявить следующее:

Вмешательство в механизм конкурентного предложения и спроса не является эффективным средством для улучшения распределения доходов. Какого бы распределения вы не хотели достигнуть, к нему часто значительно проще прийти, применяя налоговую систему для перераспределения доходов, а не специфическую тактику Робина Руда на каждом отдельном рынке. Если можно всегда рассчитывать на налоги, чтобы добиться оптимального решения проблемы: Для кого, — то для разрешения проблем: Что и Как — можно рассчитывать на совершенную конкуренцию (если только она превалирует!).

Тот факт, что покупатели и продавцы — это разные люди, с неодинаковыми доходами и состоянием, скрывает истину, которая состоит в том, что точка конкурентного равновесия обладает определенным образом распределенной производительной способностью в разрешении экономических проблем: Что производить и Как производить. Рассмотрим поэтому упрощенный пример, в котором я выступаю как собственный контрагент в торговой сделке. У меня 10 часов свободного времени, каждый из которых обходится мне ровно в 2,5 долл. Я могу произвести 1 единицу Q за час работы или пожертвованного досуга. Предположим, что первая единица Q стоит мне ровно 4 долл., а последующие единицы Q — соответственно 3,2,1 и 0 долл. На рис. 78 показаны мой спрос и предложение Q. Равновесие находится в точке Е, где я потребляю ровно 2 Q. От этого я получаю «удовлетворение» в 4+3 долл. (показано редкой штриховкой) и 8 раз по 2,5 долл. за 8 оставшихся часов досуга (показано частой штриховкой), или в сумме — 27 долл. (сумма обеих площадей). Вы можете показать, что любая помеха, которая заставит меня работать на 1 час больше или меньше, сократит мое «удовлетворение» на 50 центов. Еще один час сократит мое «удовлетворение» на 1,5 долл. и т. д., причем каждый следующий час приносит с собой все более тяжелое бремя. На рис. 78 это показано как увеличение разрыва между dd и ss.

Эффективность механизма спроса и предложения.
Рис. 78. Эффективность механизма спроса и предложения.

Все это, естественно, представляет собой область противоречий. Единственного ответа здесь не существует. И любой современный наблюдатель может видеть, как государство повсюду вмешивается в систему цен по многим линиям. Вот примеры этого. Квартирная плата часто находится под контролем. Кровь для переливания получают в основном не коммерческим путем, а в значительной мере на добровольных началах. (Почему?) Врачи часто берут с богатых пациентов больше, чем с бедных, частично субсидируя последних из доходов первых. (Откуда проистекает эта система частных залогов?) Производство молока и других продуктов питания часто субсидируется правительством. В одной из следующих глав и будет рассмотрена именно та обширная программа помощи сельскому хозяйству, которую проводит федеральное правительство, а в других главах — влияние монополистических несовершенств на конкуренцию.

Выводы

А. Эластичность спроса и предложения

1. Основным вопросом микроэкономики является вопрос о том, как механизм образования рыночных цен разрешает триаду экономических проблем: Что, Как и Для кого. Кривые, приведенные в главе 4, объясняют, что происходит на каждом конкурентном рынке.

2. Эластичность спроса зависит от того, как изменяется общая выручка при снижении цены. Спрос может быть эластичным, неэластичным или единичным в зависимости от того, увеличивается, сокращается или остается неизменной общая выручка при снижении пены. Численный коэффициент эластичности спроса получается при делении процента увеличения количества на процент сокращения цены.

3. Эластичность предложения показывает, как изменится Q (предлагаемое количество), если Р (рыночная цена) возрастет на определенный процент.

4. Маршалл обратил внимание на элемент времени: а) мгновенное равновесие при неизменном предложении; б) краткосрочное равновесие при изменениях размера производства и при неизменном числе предприятий и фирм; в) длительное равновесие нормальной цены, когда число фирм и предприятий, а также и другие экономические условия приспособились к новому уровню спроса.

Б. Свойства закона предложения и спроса и его применение

5. Механизм предложения и спроса помогает нам анализировать сдвиги каждой кривой в отдельности и обеих кривых одновременно. Начинающие должны избегать смешения понятий «увеличение спроса» (то есть сдвиг всей кривой спроса) и «увеличение покупок» в результате снижения цен (то есть движение вниз по неизменной кривой»).

6. Налог во столько-то долларов на единицу товара приведет к новому равновесию и будет выплачиваться главным образом потребителями в той мере, в какой спрос менее эластичен, чем предложение.

7. На цену оказывает влияние тысяча сил. Но на свободном конкурентном рынке они действуют лишь через спрос и предложение. Например, издержки производства определяют конкурентную цену, лишь влияя на предложение, а не наоборот.

8. Хотя правительство обычно оказывает воздействие на цены, влияя или на спрос, или на предложение, иногда оно проводит законы, ведущие к вмешательству в функционирование конкурентных рынков. В подобных условиях спрос может не равняться предложению; отдельные производители или потребители могут желать продать или купить больше, чем они это в состоянии сделать по установленной законом цене. Если такие противоречия не ликвидированы законодательным путем (рационирование и т. п.), могут произойти нарушения обращения и возникнуть черные рынки.

9. Случайное, произвольное вмешательство в механизм предложения и спроса часто может принести вред. Очевидный пример этого представляет собой вмешательство монополий, причем зло здесь заключается не столько в нарушениях распределения доходов, сколько в том, что общество должно безо всякой на то необходимости мириться с сокращением производства товара, в котором оно действительно нуждается и который оно может себе позволить потреблять. Даже в тех случаях, когда правительство вмешивается в механизм спроса и предложения, чтобы достигнуть желаемого распределения доходов или же иной социальной цели, применение такого неэффективного средства может скрывать в себе определенные издержки, — и часто случается, что этой же цели можно с успехом достигнуть путем введения налогов, не затрагивая механизма образования рыночных цен.