Криминалистика (Ищенко Е.П.) » Способы корыстных посягательств, совершаемых в сфере вексельного обращения

Способы корыстных посягательств, совершаемых в сфере вексельного обращения

Первый способ корыстного посягательства заключается в изготовлении фальшивых векселей силами квалифицированных специалистов – членов преступной группы (сообщества), использующих самое современное оборудование. Чаще всего преступники для этой цели применяют стандартные бланки векселей единого образца. По поручению Министерства финансов эти бланки реализует коммерческим банкам и другим юридическим лицам Главное управление Федерального казначейства через свои территориальные органы. Кроме того, стандартные бланки переводных векселей поступают и через систему учреждений Центрального банка Российской Федерации.

Используя свои разветвленные связи, лидеры преступных группировок легко приобретают стандартные бланки и на их основе фабрикуют поддельные векселя, профессионально исполняя все требуемые по закону и строго обязательные реквизиты. Однако нередко преступники целиком изготавливают фальшивые векселя, полностью («зеркально») имитируя подлинные документы.

На обороте векселя или же на прикрепленном к нему добавочном листе (аллонже) преступники от имени лица, якобы передающего вексель (индоссанта), учиняют передаточную надпись, удостоверяющую переход прав по этому документу другому лицу, который и становится векселедержателем, получая право требовать уплаты всей суммы вексельных денег с процентами или без таковых.

Таким векселедержателем в криминальной цепочке фальшивомонетчиков становится специальный уполномоченный преступной группы, занимающийся сбытом поддельных векселей. Он обладает необходимыми коммерческими и финансовыми знаниями, опытом и даже некоторыми связями в легальной экономике. Иногда для этой же цели лидеры криминальных групп вербуют падких на легкую наживу представителей теневого и легального бизнеса, которые имеют авантюрный склад характера или же оказались в тяжелой финансовой ситуации и лихорадочно ищут выхода. Первая группа сбытчиков фальшивых векселей из числа членов криминальной группировки, разумеется, снабжена фиктивными документами – паспортами, доверенностями, командировочными удостоверениями и т.п. Вторая же группа действует либо без конспирации, рассчитывая на высокое качество фальшивых векселей, либо также старается скрыть действительные данные о себе, используя фиктивные документы.

В подавляющем большинстве выявленных преступных эпизодов применяются фальшивые векселя, якобы выпущенные в обращение наиболее стабильными банками – Сбербанком России и ведущими коммерческими банками, расположенными, как правило, в Москве и Санкт-Петербурге. В то же время изготовленные по заказу лидеров криминальных группировок пакеты (комплекты) фальшивых векселей сбывают обычно в отдаленные регионы России – Урал, Сибирь, Дальний Восток. В этих местах из-за большой отдаленности указанного в фальшивке эмитента достаточно сложно проверить подлинность векселя.

Организаторы преступных формирований привлекают там для сбыта поддельных ценных бумаг не только своих эмиссаров и завербованных ими уполномоченных, но и местный криминалитет, а также представителей вполне легального банковского и коммерческого бизнеса, не сообщая последним о фиктивности сбываемых ими за весьма приличные комиссионные векселей (так называемое использование «втемную»). Постепенно преступники настолько уверовали в свою безнаказанность, что стали сбывать фальшивые векселя в центральных городах страны, включая Москву и Санкт-Петербург, несмотря на то, что никаких трудностей в проверке подлинности этих ценных бумаг у приобретателей – новых векселедержателей не было.

Для того чтобы материально заинтересовать все звенья иногда достаточно длинной «вексельной цепи», лидеры криминальных формирований и сбытчики пользуются приемом «отката», состоящим в уменьшении на 20–60% (в зависимости от финансовой надежности организации-векселедателя) номинальной стоимости векселя и продажи его по этой цене. После реализации всего пакета фальшивых векселей «львиная доля» выручки остается у преступных лидеров и организаторов многомиллионных или даже миллиардных афер. Значительные суммы получают посредники, сбытчики и иные участники этих нередко многоходовых криминальных акций. Преступный доход криминальных лидеров с помощью специально созданных для этого фирм-однодневок переводится через банки прикрытия за рубеж, преимущественно в оффшорные зоны – Кипр, Мальта, Крит и др.

Основная опасность для преступников состоит в выявлении поддельных векселей путем их проверки на подлинность. Она проводится операторами банков и иных финансовых учреждений, приобретающих ценные бумаги, на специальном оборудовании (детекторах) с применением при этом наиболее современных и действенных методик. Поэтому преступники, во-первых, предъявляют самые высокие требования к качеству поддельных векселей, обязывая непосредственных изготовителей максимально соответствовать подлинным ценным бумагам, включая соблюдение всех степеней защиты. Во-вторых, лидеры преступных группировок через своих сообщников стремятся подыскать таких клиентов – новых векселедержателей, которые не имеют эффективной проверочной аппаратуры и квалифицированных сотрудников.

Так, при сбыте «зеркальной» копии векселя Южноуральской железной дороги в челябинский филиал одного из банков г. Екатеринбурга специалисты-операторы и работники службы безопасности не смогли обнаружить подделку, поскольку даже при наличии современного контрольно-проверочного оборудования, но размещенного в плохо освещенном полуподвальном помещении у них не возникло сомнений относительно подлинности векселя и он был учтен (куплен) банком.

Такова наиболее типичная, хотя в целях лучшего понимания несколько упрощенная, элементарная «технологическая» схема преступных действий по изготовлению и сбыту поддельных векселей.

Юридическая квалификация рассматриваемых корыстных посягательств в сфере финансово-хозяйственной деятельности определена постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 28 апреля 1994 г., где анализируется ст. 87 УК РСФСР. В ныне действующем Кодексе наказание за высококачественное изготовление или сбыт поддельных векселей предусмотрено ст. 186 УК РФ. Поскольку данные преступные деяния совершаются организованными группами, то они должны квалифицироваться и по ч. 3 ст. 186 УК РФ.

Для уяснения изложенного приведем конкретный пример преступной деятельности организованной криминальной группировки и коммерческих финансово-промышленных корпораций на общую сумму в 1,5 трлн неденоминированных рублей. Вначале фальшивые векселя тайно печатали в одной из лучших типографий страны, используя в качестве образцов подлинные ценные бумаги Сбербанка России и других столичных финансовых учреждений. Затем случился частичный провал преступников в Хабаровске и Новосибирске, фальшивки стали изготавливать в подпольной лаборатории, оборудованной суперсовременной компьютерной и ксероксной техникой. После профессионально проведенной комбинации оперативного внедрения руководители московского РУБОПа начали регулярно получать ценнейшую негласную информацию о планах криминальных авторитетов и даже перехватывать их эмиссаров с пакетами поддельных векселей. Так, в Хабаровске были задержаны здешние бизнесмены Б. и М., которые уже успели сбыть в местный филиал «Востокбизнесбанка» фальшивые векселя Сбербанка России на 8 млрд 300 млн рублей. В свою очередь директор этого филиалаС., учинив на обороте векселей передаточную надпись, уступилих совместному российско-японскому банку «Дзенги».

От таких сделок Б. получил 1 млрд 700 млн рублей, а С. на 400 млн рублей меньше. Основная же сумма преступного «навара» от этой аферы – более 5 млрд 400 млн неденоминированных рублей поступила на счета криминальных лидеров, открытых в нескольких московских банках.

В Челябинской области у одного из реализаторов были обнаружены фальшивые векселя на сумму более 1 млрд рублей. В Санкт-Петербурге местными оперативниками по информации московских коллег задержали посланца столичных преступных боссов при попытке сбыть фальшивые векселя на 5 млрд рублей. Самый крупный пакет с фальшивыми векселями составил 10 млрд рублей и был изъят при попытке сбыта в один из новосибирских банков.

Не довольствуясь выпуском и сбытом фиктивных векселей на различные суммы в отечественных денежных знаках, преступники перешли к изготовлению поддельных ценных бумаг в валютном номинале. В Москве была пресечена попытка сбыта фальшивых векселей на сумму 200 000 долл. США.

По тем преступным эпизодам, которые не контролировались правоохранительными органами, криминальные доходы лидеров организованной группировки были перечислены в несколько приемов через подставные фирмы и банки-прикрытия в Чечню, в Центральную Океанию и в Латвийский коммерческий банк.

Несомненно, что столь широкомасштабная преступная операция не могла обойтись без поддержки (советы, рекомендации, предоставление ценной информации и т.п.) коррумпированных структур в финансово-банковской сфере страны.

Второй, менее распространенный, но достаточно изощренный способ использования ценных бумаг для преступного обогащения связан с эмиссией не обеспеченных денежной массой и товарным наполнением векселей фактически обанкротившихся банков и отдельных финансово-промышленных объединений.

В отличие от первого способа, суть которого составляет изготовление и сбыт поддельных ценных бумаг, сущность и содержание второго способа состоит в мошеннических действиях в сфере вексельного обращения.

Организованная группа мошенников, включающая специалистов в области финансово-банковской деятельности, в том числе и по вопросам вексельного обращения, тщательно изучает экономическое положение разоряющихся коммерческих банков, а затем через подставных, внешне респектабельных лиц фактически за бесценок скупает контрольный пакет акций. Эта покупка, как правило, почти совпадает по времени с фактическим, но не юридическим банкротством. Преступники, хорошо ориентируясь в особенностях законодательства, используют период времени от момента отзыва лицензии банка до его полного закрытия и прекращения всей деятельности (а это от шести месяцев почти до двух лет). Производится интенсивная эмиссия векселей, не обеспеченных ни денежными активами, ни товарным наполнением, ни другими материальными ценностями.

После эмиссии представители мошеннических группировок от имени фактически обанкротившегося банка проводят переговоры с руководителями различных предприятий, предлагая взять у этих организаций на реализацию их не находящую сбыта, но вполне доброкачественную продукцию под залог выпущенных векселей. Чтобы быстрее склонить руководителей промышленных предприятий к соглашению и получить продукцию, мошенники применяют ставший уже традиционным в условиях нецивилизованного рынка метод «отката», существенно уменьшая номинал векселей от их нарицательной стоимости. Большой процент «отката» обусловлен недостаточной надежностью банка, о которой директора заводов и фабрик имеют некоторое, хотя и далеко не полное представление. О банкротстве банка и необеспеченности предлагаемых в залог векселей им еще ничего не известно. Чтобы затруднить получение информации о ценных бумагах, мошенники выступают от имени дочерних предприятий банка или даже от временно созданных фирм-однодневок.

Приобретя продукцию предприятий, преступники отправляют ее чаще всего за рубежи России или же по адресам фиктивных фирм. Затем по ценам ниже рыночных быстро распродают полученную продукцию, используя оптовиков как легального, так и теневого бизнеса. Получив наличные деньги или же суммы, перечисленные на счета подставных фирм, мошенники присваивают их. Предприятиям же, доверившим им свою продукцию, остаются ничего не стоящие векселя.

Для четкого понимания сути мошеннических действий с необеспеченными векселями проанализируем конкретное уголовное дело о попытке присвоения преступниками продукции более чем 20 российских предприятий.

В начале 1997 г. группа мошенников через подставных лиц скупила акции коммерческого банка «Военкомбанк». К этому моменту банк был фактически банкротом, однако до его полного закрытия оставалось достаточно времени. Преступники использовали этот период для эмиссии векселей более чем на 100 млрд неденоминированных рублей. Затем лидеры этой группировки направили своих эмиссаров как представителей дочернего предприятия банка – закрытого акционерного общества «Эски» в различные города России. Выявив заводы и фабрики, находящиеся в тяжелом финансовом положении, мошенники предложили их руководителям якобы взаимовыгодные сделки. Они обещали директорам предприятий приобрести у них выпускаемую продукцию для реализации в России и ближнем зарубежье. Значительная часть выручки, согласно договору, должна была поступить на счета предприятий.

В качестве залога за переданные им для реализации товары эмиссары-мошенники предлагали векселя «Военкомбанка», снизив их номинальную стоимость на 25%. О полной необеспеченности векселей и фактическом банкротстве «Военкомбанка» руководители предприятий, разумеется, не предполагали. Согласно подобранной мошенниками информации, «Военкомбанк» был представлен как хотя и не слишком преуспевающая финансовая организация, но обладающая в наше сложное время определенным «запасом прочности».

Более 20 директоров заводов и фабрик из разных городов страны под гнетом неплатежей, долгов и забитых невостребованными товарами складских помещений согласились с предложенными условиями и заключили договоры. По ним одна сторона (мошенники) получила различную продукцию на многие десятки миллиардов рублей, а вторая сторона (российские предприятия) – так называемый залог (необеспеченные векселя).

В результате сделок из городов Урала, Сибири, Дальнего Востока и центральной части европейской России в сторону Кавказа и Средней Азии потянулись десятки эшелонов с оборудованием, станками, кабелем, пиломатериалами, детской одеждой и обувью, другими товарами. Но завершить преступную комбинацию мошенники не успели из-за вмешательства сотрудников столичного УБЭП и управления МВД на транспорте. Получив данные о массовой поставке различной продукции в адреса сомнительных фирм, работники оперативно-розыскных подразделений провели быструю проверку и остановили составы с грузами на границах Российской Федерации. Все товары на общую сумму свыше 85 млрд рублей были возвращены предприятиям.

Руководителям организованной преступной группировки удалось скрыться, поскольку они профессионально просчитали все варианты возможных действий правоохранительных органов и вовремя получили предупреждение об опасности. Скрылись и их посланцы, действующие в различных регионах страны. Что касается сотрудников «Военкомбанка», то они не входили в мошенническую группу, а только беспрекословно выполняли все распоряжения новых владельцев банка.

Хотя правоохранительные органы располагают данными о членах преступной группы, перспективы успешного завершения расследования этого уголовного дела весьма небольшие.

Содержание анализируемых преступных действий составляет хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, т.е. они должны квалифицироваться как мошенничество, совершенное организованной группой, по ч. 3 ст. 159 УК РФ.