Анализ опыта Франции по регламентации судебного контроля на досудебных стадиях уголовного процесса

Докторант Ph.D Амиргалиев А.А.

Евразийский национальный университет имени Л.Н. Гумилева,

г. Астана, Республика Казахстан

Во всех демократических странах судебная власть является высшим авторитетом и выступает защитником конституционных прав и свобод граждан. Республика Казахстан не является исключением, и вопросы по дальнейшему совершенствованию и развитию полномочий суда являются весьма актуальными.

В ходе продолжающейся правовой реформы идет активное обновление уголовно-процессуального законодательства Республики Казахстан, поэтому многое зависит от того, какое значение будет придано судебному контролю на досудебных этапах уголовного судопроизводства и насколько станут совершенны процедуры его осуществления.

В этой связи весьма интересным представляется ознакомление с содержанием судебного контроля в передовой стране, с ярко выраженной демократией, являющейся эталоном в вопросах совершенствования законодательства для Казахстана, как Французская Республика.

Франция является страной, в которой наиболее ярко выражены черты смешанного уголовного процесса. Институт судебного контроля во Франции складывался на протяжении двух веков и сегодня представляет довольно сложную и вместе с тем стройную организационную структуру. Уголовный процесс во Франции состоит из трех стадий: предварительное следствие, судебное разбирательство и исполнительное производство. Процедура обжалования в апелляционном или кассационном порядке составляет особую стадию уголовного процесса [1].

По мнению А.П. Фокова, Конституция Франции 1958 года является Конституцией, обеспечивающей права и свободы личности, и в этом суть ее существования: она предназначена для того, чтобы дать индивидууму юридические средства защиты от злоупотреблений властью (со стороны государства) [2].

Основным нормативным правовым актом, регулирующим уголовное судопроизводство, является Уголовно-процессуальный кодекс (далее - УПК) 1958 года, при этом необходимо отметить, что уголовно-процессуальное законодательство Франции отличается гуманностью. Данное обстоятельство проявляется в большинстве статей уголовно-процессуального кодекса Франции, в том числе и касающихся вопросов судебного контроля. В            статье 137, в частности, предусматривается: «Лицо, привлеченное к рассмотрению, остается свободным, кроме случаев, когда в интересах следствия или в качестве меры безопасности оно подвергается судебному контролю или в виде исключения помещается во временное заключение» [3].

Согласно статье 77 УПК должностное лицо судебной полиции вправе задержать подозреваемое лицо на срок не свыше 24 часов, если того требуют интересы следствия. По истечении указанного срока задержанный в любом случае обязательно доставляется к прокурору Республики (который вправе задержать данное лицо еще на 24 часа) либо освобождается [3].

Таким образом, судебной полиции предоставлено право ограничивать права человека и гражданина на свободу и личную неприкосновенность, а также право на неприкосновенность жилища еще до стадии возбуждения уголовного дела. Это объясняется тем, что полицейское дознание как деятельность, предшествующая остальным стадиям уголовного процесса, имеет для судьбы уголовного дела важнейшее значение, поскольку именно на данных, собранных в результате дознания, базируется в последующем судебное следствие и обвинение в суде [4].

Производство предварительного следствия во Франции относится к компетенции судебного ведомства, поэтому следственные органы, также разделяемые на следственные органы общей юрисдикции и специализированные следственные органы, являются частью судебной системы. Можно сказать, что во Франции единая служба предварительного следствия, которая входит в судебную систему.

Существуют два органа предварительного следствия общей юрисдикции: следственный судья (первая инстанция) и обвинительная камера апелляционного суда (вторая инстанция), которая после реформы 2000 года стала называться «следственной камерой» [5].

Процессуальное положение следственного судьи во Франции является двойственным. Данное должностное лицо, находясь в организационном подчинении у судебных инстанций, при исполнении своих функций зависит от прокурора, но не обязан выполнять его требования. Например, отказ прокурора в ходе следствия от уголовного преследования не обязывает следственного судью прекращать расследование. Следственному судье не требуется также санкция прокурора Республики для применения в отношении обвиняемого мер пресечения. Следственный судья, который намеревается применить в отношении обвиняемого временное заключение (detention provisory) в качестве меры пресечения, обязан предупредить обвиняемого о его праве на предоставление ему срока для подготовки своей защиты, а также о праве иметь защитника (ч. 2-4 ст. 145 УПК). По результатам обмена мнениями следственный судья решает вопрос о заключении под стражу обвиняемого, при этом обмен мнениями должен происходить в условиях состязательности. Подлежит отмене постановление о заключении под стражу, вынесенное после обмена мнениями, которое, по данным составленного протокола, не было состязательным. К аресту следственный судья должен прибегать при наличии серьезных оснований. Однако при применении ареста закон наделяет следственного судью правом в интересах следствия продлевать срок предварительного заключения, практически не ограничивая его во времени продления [2] [3].

По окончании следствия, если следственный судья найдет в совершенном деянии состав преступления, дело направляется в обвинительную камеру.

Обвинительная камера, имеющаяся при каждом апелляционном суде, состоит из председателя камеры и двух членов (ст. 191 УПК). Обвинительная камера выступает в качестве следственного органа второй инстанции. Это специальный орган, совмещающий в себе функции квалификационной коллегии следственных судей, имеющей право наложения дисциплинарных взысканий на последних, а также контрольного органа, осуществляющего судебный контроль над предварительным производством путем рассмотрения жалоб и заявлений участников процесса о нарушениях норм законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия должностными лицами судебной полиции, следственным судьей и прокурором [4].

К числу наиболее важных полномочий обвинительной камеры относятся контроль за правильностью проведения следственных действий (ст. 206 УПК), контроль за деятельностью должностных лиц судебной полиции, а также гражданских и военных чиновников, осуществляющих те же действия (ст. 224 УПК), право давать распоряжения о проведении дополнительного расследования (ст. 201 УПК), расширять круг лиц, привлекаемых к уголовной ответственности (ст. 204 УПК), прекращать производство по делу за отсутствием состава преступления (ст. 212 УПК) и т.д.

В качестве надзорной инстанции обвинительная камера контролирует постановления и распоряжения следственных судей, рассматривает заявления участников уголовного процесса о нарушении норм УПК, допущенных следственным судьей, прокурором или должностными лицами судебной полиции. Право обращения в обвинительную камеру принадлежит как обвиняемому, гражданскому истцу, потерпевшему и адвокату, так и непосредственно следственному судье и прокурору [1].

Обвинительная камера является постоянно действующим органом и заседает не реже одного раза в неделю. Инициатива созыва обвинительной камеры в равной мере принадлежит как ее председателю, так и генеральному прокурору при апелляционном суде.

Французские процессуалисты придают большое значение второй инстанции предварительного следствия в лице обвинительной камеры апелляционной инстанции, осуществляющей предание обвиняемого суду и надзирающей в режиме состязательной процедуры за законностью и правильностью следственного производства по делу. Отвечая на вопрос, зачем понадобилось создание второй инстанции предварительного следствия, они указывают на демократизацию предварительного следствия и создание в лице обвинительной беспристрастного посредника между обвинением и защитой в стадии предварительного следствия. Они утверждают, что, таким образом, в обеих стадиях процесса «теперь широко открыты двери состязательному принципу». [6] Один из основных авторов УПК Франции 1958 года А. Бессон назвал обвинительную камеру «краеугольной основой реформы» [6].

Во Франции только прокурор может опротестовывать постановление об отсрочке расследования, о следственном поручении, о проведении того или иного следственного действия, о котором он же ходатайствует, а также постановление о временном освобождении подследственного и др. [7]

Помимо обвинительной камеры апелляционного суда, судебный контроль над предварительным следствием осуществляет также учрежденная в 1985 году Следственная палата. Следственные палаты образуются при трибуналах большой инстанции и состоят из трех профессиональных судей, как минимум двое из которых должны иметь стаж следственной работы. Они вправе осуществлять контроль за предварительным следствием как по поступающим жалобам, так и по своей инициативе. Существенного различия между производством по апелляционным жалобам участников процесса в обвинительной камере и Следственной палате нет. Разумеется, последнее не является апелляционным производством и представляет собой судебный контроль, так сказать, в «чистом виде» [4]. Следственная палата обладает исключительной компетенцией в отношении возбужденного уголовного дела, проверяя законность и обоснованность уголовного преследования, компетентность задействованных в следствии органов, обоснованность привлечения тех или иных лиц в качестве обвиняемых, целесообразность разъединения или объединения следственных производств и т.п. Важно и другое: в сложных уголовных делах она вправе привлекать к ведению следствия дополнительных следственных судей – одного или несколько сразу. Палата призвана осуществлять всеобъемлющий контроль за предварительным следствием, выносит постановления по существу наиболее острых мер процессуального принуждения [8].

По мнению Головко, «укрепление гарантий прав личности в уголовном процессе Франции более всего отразилось на содержании досудебных стадий. Законы от 17 июля 1970 года, от 6 августа 1975 года, от 10 июня 1983 года, от 6 июля 1989 года, от 4 января 1993 года изменили многие положения кодекса до неузнаваемости. Судебный контроль, введенный в качестве альтернативы временному (ранее предварительному) заключению под стражу, состязательный порядок принятия решения о самом временном заключении, появление права задержанного лица на свидание с адвокатом, расширение прав сторон при обжаловании в обвинительную камеру постановлений следственного судьи и признании недействительными процессуальных действий, произведенных с нарушением закона, - вот лишь некоторые из многочисленных нововведений, преобразовавших УПК 1958 года в либеральном духе» [9].

Создание института судебного контроля явилось итогом совершенствования уголовно-процессуального законодательства Франции. В юридической литературе действующими принципами уголовно-процессуального законодательства Франции считаются: независимость судебной власти, равенство граждан перед законом, презумпция невиновности, право на защиту, устность, гласность и состязательность процесса, принцип внутреннего судейского убеждения и свободной оценки судьями доказательств при вынесении решений и другие. Все эти принципы призваны стоять на страже соблюдения и защиты прав и свобод граждан. «С принципом независимости судебной власти, - отмечает С.В. Боботов, - тесно смыкается и независимость следственных органов, контроль за ее деятельностью суверенно осуществляет обвинительная камера, действующая коллегиально и с соблюдением состязательной процедуры. Судебный контроль за следствием - важная гарантия, значение которой в правовом государстве трудно переоценить» [1].

Полагаем, что двухсотлетний положительный опыт и наработанная практика Французской Республики относительно судебного контроля на досудебных стадиях уголовного процесса должен быть взят во внимание в Республике Казахстан при дальнейшем расширении полномочий судебной власти с учетом казахстанских традиций уголовного процесса.

В соответствии с казахстанским законодательством не запрещается судье, который санкционировал арест, в дальнейшем рассматривать дело по существу. То есть предполагается, что решение о санкционировании ареста может выноситься любым из судей районного (городского) и приравненного к нему суда. Тем самым Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан не устраняет судью, рассматривающего вопрос о санкционировании меры пресечения, от дальнейшего участия в процессе, в том числе от рассмотрения дела по существу. Таким образом, существует риск того, что судья, удовлетворивший ходатайство стороны обвинения о применении к подозреваемому, обвиняемому ареста, домашнего ареста в качестве меры пресечения, а со временем и всех остальных следственных действий, не будет способен беспристрастно рассмотреть дело по существу, так как у него сложится решение о виновности обвиняемого еще до начала судебного слушания.

Думаем, что Республике Казахстан не стоит полностью копировать французский институт следственных судей и совмещать в следственном судье как следователя, так и судью путем введения следователей в структуру судебной власти. Проведение такой реформы видится преждевременной, так как расширяющийся судебный контроль в досудебном производстве для Казахстана является новым институтом, и в первую очередь необходима наработка положительного опыта.

Мы предлагаем создание должности следственных судей из числа судей первой инстанции. Указанные следственные судьи осуществляли бы деятельность только по санкционированию ареста, а в дальнейшем и по санкционированию остальных следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан.

Введение должности такого судьи, во-первых, исключит возможность предвзятого отношения судьи против подозреваемого, обвиняемого, если он участвовал в решении вопросов, ограничивающих конституционные права и свободы граждан в ходе предварительного расследования; во-вторых, обеспечит специализацию судей относительно судебного контроля на стадии предварительного следствия; в-третьих, избавит судей, рассматривающих уголовные дела, по существу, от дополнительной функции.

Литература:

1. Боботов С.В. Правосудие во Франции. М., 1994.

2. Фоков А.П. Конституционные гарантии судебной защиты прав и свобод граждан в современном уголовно-процессуальном законодательстве Франции. // Государство и право. 2001. № 2. С. 71-72.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Франции. М. 1996, С. 73-76.

4. Григорова А.Ф. Судебная защита прав участников уголовного судопроизводства и судебный контроль в уголовном процессе иностранных государств. - Научные труды МГЮА, 2004, № 2, С. 575-576, 579.

5. Гуценко К.Ф. Уголовный процесс основных капиталистических стран (Англия, США). – М., 1969. – С. 73-74.

6. Besson A. L’esprit et la portee du nouvee Code de procedure penale. P., 1960. P.16.

7. Боботов С.В. Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы развития. М., 1989. – С. 50-51.

8. Рябкова О.В. Судебный контроль на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург, 2003, С. 74-75.

9. Головко Л.В. Предисловие к УПК Франции // Уголовно-процессуальный кодекс Франции. М., 1996. С. 7.