Проблема бытового насилия в Казахстане

              Байкенжина Кулбагила Алиакпаровна

кандидат юридических наук, доцент Карагандинского экономического университета Казпотребсоюза.Казахстан.Караганда.

Проблема бытового насилия издавна имеет место быть во всех странах мира. При этом никакого значения не имеет уровень развития страны. Просто проявления этого зла в разных странах разные. И если в демократически развитых государствах эта проблема решается на уровне правительства, то в странах третьего мира законодательство требует совершенствования. С некоторых пор этот вопрос стал носить статус общегосударственного и в нашей республике. Как показывает практика, распространенность в Казахстане бытового насилия в отношении женщин и детей представляет серьезную проблему.

Бытовое насилие увеличивает число неблагополучных семей, приводит к разводам, лишению родительских прав, росту детской преступности, суициду, убийствам, не говоря уже о причинении тяжкого вреда здоровью и моральному состоянию человека. Как правило, многие факты насилия в отношении женщин остаются незафиксированными, да и в реальности их гораздо больше, нежели это демонстрирует статистика. Таким образом, наличие подобных фактов, поистине делает такого рода преступления - преступлениями без наказания.

Несмотря на попытки искоренения проблемы бытового насилия в семье, вопрос этот остается открытым и сейчас. Как показывает официальная статистика Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры за последние четыре года (2009-2013 г.г.) на территории Республики Казахстан зарегистрировано 153178 преступлений в отношении женщин. Из них: убийств и покушений на убийство – 1851 случаев; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью – 1418; умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести – 2 352 случая; побои – 1102, истязание – 172[1,с.35].

Поскольку проблему бытового насилия нужно искоренять с самых истоков, а не заниматься одной ликвидацией последствий, важно решать круг наболевших вопросов. К примеру, необходимо восстановить институт социальных педагогов в школах и других учебных заведениях, при этом нелишним было бы предусмотреть механизм выявления учреждениями образования лиц, подвергающимся насилию. Кроме того, нужно определить роль правоохранительных органов в данном вопросе, чтобы, к примеру, тот же участковый полицейский при установлении фактов насилия сообщал об этом факте центрам помощи лицам, пострадавшим от насилия. При этом необходимо предусмотреть обязательность, вплоть до административной ответственности, сообщения должностными лицами о фактах насилия компетентными органам. Для большей эффективности принимаемых мер нельзя забывать и о постоянном совершенствовании образовательных программ для курсантов полицейской академии, полицейских, работников прокуратуры и судов, адвокатов.

Жертва насилия не должна быть социально-уязвимым субъектом. Постоянные побои, наносимый вред здоровью, истязания в конечном итоге приводят к тяжким последствиям. Помимо психологической поддержки, жертве должны разъясняться её права, но, как показывает практика, правовой помощи женщины в большинстве своём не получают, а ведь домашнее насилие тоже преступление, за которое тиран и истязатель должен нести уголовную ответственность.

Что поражает во всех историях с бытовым насилием так это не столько жестокость и изощренность по части избиения мужьями своих благоверных, сколько прямо таки ангельская покорность супруги и терпение. Бьет, значит любит? Даже если такая неоднократно битая женщина напишет заявление в правоохранительные органы на мужа, скорей всего уже через день заявление она заберет. В работе с такими женщинами очень важна психологическая поддержка, которую и оказывают специалисты кризисных центров, ведь консультант помогает разрабатывать варианты поведения в ситуации насилия, знакомит с законами, разъясняет права, которыми женщина может воспользоваться. И хотя право на получение квалифицированной помощи за счет госбюджета по гражданским делам имеется, механизм выработан не до конца.

Как это ни странно, бытовое насилие является в Казахстане распространенным видом правонарушений, однако сложным представляется найти по данной тематике какие - либо сведения. Отсутствует конкретная статистика по данному виду правонарушений, нет конкретных научных трудов, в которых бы были отражены хотя бы приблизительные цифры о количестве происходящих правонарушений на тему бытового насилия в Республике Казахстан.

Думается, не случайно эта тема остаётся не проработанной до конца, ввиду того, что мы говорим о щепетильной и сложной теме отношений, складывающихся внутри семьи. В нашей стране, где существует, в основном, патриархальный уклад жизни, сложно представить себе женщин и детей, способных откровенничать на темы семейных скандалов. Великий казахский поэт Абай Кунанбаев по такому поводу изрёк следующее: «Скромность, которая происходит от слабости, не есть достоинство» [2, c.62].

Здесь именно следует говорить о слабости духа и характера личностей, становящихся жертвами подобных преступлений. Ещё в 15 веке итальянский проповедник, общественный деятель Джироламо Савонарола (1452 - 1498 г.г.) сказал, что «нет более вредного животного, чем человек, не следующий законам» [2, c.11]. Это высказывание одинаково верно как по отношению к правонарушителю, так и по отношению к его жертве. Именно осознание своей безнаказанности воодушевляет семейного тирана на новые проявления его безграничной власти в семье.

Главный Закон нашего государства - Конституция - гарантирует нам защиту наших законных прав и интересов. Этой теме посвящён целый раздел под названием «Человек и гражданин». Более остальных хотелось бы обратить внимание потенциальных жертв бытового насилия на статьи 13 и 17 Конституции Республики Казахстан, где регламентировано, что “каждый имеет право на признание его правосубъектности и вправе защищать свои права и свободы всеми не противоречащими закону способами, включая необходимую оборону; каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод; каждый имеет право на получение квалифицированной юридической помощи.”[3]. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. А статья 17 прямо говорит о неприкосновенности достоинства человека и о том, что никто не может подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Если говорить об официальной постановке проблемы, то еще не так давно насилие в семье вообще не рассматривалось в качестве правового вопроса - оно рассматривалось как проявление семейных неурядиц. Затем проблема постепенно начала осознаваться как объект юриспруденции, но в очень усеченном виде. Юрист Т. Сидоренкова в статье «Насилие в семье: частное дело или социальная проблема?» [4c.12] замечает, что в Советском Союзе изучение насилия в семье сводилось в основном к рассмотрению случаев физического насилия, которые фактически подпадали под действие Уголовного кодекса, а все остальные его проявления упоминались в контексте взаимосвязи с физическим насилием.

         Считается, что физическое насилие может выражаться в нанесении ударов, побоев, ранений и в ином воздействии на наружные покровы тела человека посредством применения физической силы, холодного и огнестрельного оружия либо иных предметов, жидкостей, сыпучих веществ и т. д., а также в воздействии на внутренние органы человека без повреждений наружных тканей путем отравления или спаивания одурманивающими средствами. В настоящее время, по мнению Т. Сидоренковой, термин «насилие в семье» в юридическом контексте означает ненормальное, жестокое обращение одного человека в отношении другого/гой, состоящего/щей с ним в близких отношениях. Такая дефиниция сама по себе уже задает вполне определенные параметры понимания проблемы - определение насилия здесь происходит через такие термины, как «ненормальное» и «жестокое» [4, c.12].

         Мы попытаемся показать, что ни тот, ни другой термин в определении насилия работать не может. Однако вполне понятна логика, в силу которой возник такой тип определения: в юридическом понимании насилия до сих пор еще влиятелен старый подход, сводящий все проявления насилия к физическим эпизодам (подлежащим уголовно-правовому регулированию). Но среди юристов уже бытует и другой подход, согласно которому насильственные преступления понимаются более широко - как включающие в себя не только случаи применения насилия, но и случаи угрозы такого применения. С юридической точки зрения, в первом варианте мы имеем дело с физическими проявлениями насилия, во втором с психологическими.

         Психологическое насилие, выраженное словосочетанием «угроза применения, понимается как устрашение, запугивание жертвы применением физического насилия, оно чаще всего выражается в создании впечатления неизбежной расправы при помощи определенных словесных заявлений, жестов, демонстрации оружия или других предметов. Наконец, совсем недавно в поле зрения юридической науки попало собственно сексуальное домашнее насилие (в старом УК оно трактовалось как часть физического насилия). Лишь несколько лет назад было признано, что оно связано с посягательством на честь и достоинство жертвы, после чего были оформлены статьи специального раздела в УК РК - «Преступления против личности».

         К преступлениям против личности (связанным с сексуальным домашним насилием) в УК РК относятся, в частности, убийство (ст. 96 УК РК), доведение до самоубийства (ст. 102 УК РК), истязание (ст. 107 УК РК), оскорбление (ст. 130 УК РК), изнасилование (ст. 120 УК РК), насильственные действия сексуального характера (ст. 121 УК РК), понуждение к действиям сексуального характера (ст. 123 УК РК), половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 122 УК РК), развращение малолетних (ст. 124 УК РК), хулиганство (ст. 257 УК РК), вовлечение в занятие проституцией (ст. 132 УК РК) [5].

         Таким образом, даже после того, как было признано, что семейное насилие имеет не только физические проявления, постановка вопроса, предлагаемая в современной юридической науке, остается достаточно узкой в силу самого подхода. Понятно, что в целях достижения ясности в судебных действиях нужны точные формулировки. Однако сам способ выделения сферы насилия путем перечисления деяний, подвергаемых правовым санкциям, на наш взгляд, явно недостаточен: за перечисленными случаями могут стоять весьма различные ситуации, обсуждению которых, как правило, и посвящено судебное разбирательство. При такой постановке вопроса за прозрачностью принятых формулировок скрывается невозможность учета многих ситуаций в семейных взаимоотношениях, что нередко отражается и на качестве судебной практики.

         Поэтому, признавая важность юридически выверенной фиксации типов насилия, мы считаем правомерным дополнить его обсуждением проблемы под другим углом зрения, развернуть анализ не в плане рассмотрения отдельных случаев, а применительно к контексту, с которым связаны ситуации, приводящие к правонарушениям, и прочтения этих контекстов.

Литература:

1. А.А.Бейсенова. Домашнее насилие в отношении женщин.Астана. 2007-с.35

2. Б. Тугельбаева. Насилие в отношении женщин: предупреждение и борьба с последствиями. Бишкек. 2004-c.11

3. Конституция РК от 30.08.1995г

4. Горшкова И.Д., Шурыгина И.И. Насилие над женами в современных российских семьях.М.2004- c.12

5. Уголовный кодекс РК от 16.07.1997г