главная | новое | каталог | учебники

Комментарий к Федеральному закону Российской Федерации № 297 от 3 ноября 2015 года О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации.

Право/13. Международное право

Ушакова А.В., студентка 4-го курса Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Всероссийский государственный университет юстиции»

Прокопьев Евгений Вячеславович,  

доцент, кандидат юридических наук, доцент

кафедры международного права, адвокатуры и нотариата Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Всероссийский государственный университет юстиции»

 

Комментарий к Федеральному закону Российской  Федерации  № 297                      от 3 ноября 2015 года "О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации».

С 1-го января 2016 года вступает в силу закон "О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации», который  устанавливает  правовой режим юрисдикционного иммунитета иностранного государства и его имущества на территорииРоссийскойФедерации.

Целью Федерального закона "О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» и являлось регулирование юрисдикционного иммунитета иностранных государств в Российской Федерации.

 До вступления в силу настоящего закона действующее процессуальное законодательство Российской  Федерации предполагало, что предъявление  в национальных судах исков к иностранному государству, как и  наложение ареста на имущество такого государства или принудительное исполнение вынесенного против него (государства) судебного решения допускаются лишь с согласия соответствующего государства, основываясь, таким образом, на концепции абсолютного иммунитета действующей в законодательстве  Российской  Федерации.

Вместе с тем, если рассматривать практику взаимодействия РФ с иностранными государствами во внешнеэкономической деятельности, можно отметить, что  Российская Федерация отказывалась от иммунитета.

Так, например, в ряде международных договоров по внешнеэкономическим вопросам Российская Федерация отказалась от иммунитета в отношении определенных категорий сделок, в частности по сделкам об имуществе, заключенным или гарантированным торговыми представительствами иностранных государств.

В связи с расширением внешнеэкономической деятельности и привлечением иностранных инвестиций Российская Федерация заключила ряд международных договоров о взаимной защите инвестиций, которые предусматривают, что споры, связанные с инвестициями, инвестиционной деятельностью и разработкой инвестиционных проектов между государствами, рассматриваются в международном  коммерческом  арбитраже. Количество подобных договоров с каждым годом увеличивается.

Однако в действующем законодательстве ряда зарубежных стран это означает отказ от юрисдикционного иммунитета.

Таким образом, практика внешнеэкономической деятельности Российской Федерации, действующая, как правило, на основе международных договоров показывает, что возникла определенная направленность экономических процессов, в которой Российская Федерация признает юрисдикции иностранных судов, что, по своей сути, является  ее отказом от иммунитета.

Важно отметить, что в законодательстве зарубежных стран широкое распространение получила концепция ограниченного иммунитета государства, в соответствии с которой иностранное государство, его органы и организации, а также их собственность не пользуются иммунитетом в отношении требований, вытекающих из коммерческой деятельности указанных субъектов.

 К таким странам относится Великобритания,  США, Канада, Австралия, ЮАР,  Сингапур. Например, секция 14(2) Акта Великобритании о государственном иммунитете и секция 16(2) Акта Сингапура о государственном иммунитете устанавливают, что иностранная самостоятельная организация (separate entity) обладает иммунитетом в отношении совершенных ею суверенно-властных действий, если само государство обладало иммунитетом в отношении таких действий. Подобный подход в настоящее время не очень распространен, однако он интересен тем, что обособлен как от теории абсолютного, так и от теории ограниченного иммунитета.

Если первая теория является субъектной (иммунитет признается в силу природы субъекта как иностранного суверенного государства независимо от природы осуществляемых им действий), вторая - субъектно-функциональной (иммунитет признается при условии сочетания двух факторов: природы субъекта-суверена и природы осуществляемых им суверенно-властных действий), то указанный выше подход можно охарактеризовать как чисто функциональный: иммунитет признается в силу осуществления субъектом суверенно-властных действий независимо от природы этого субъекта. Секция 14(2) Акта Великобритании о государственном иммунитете (State Immunity Act) 1978 г.: "Самостоятельная организация [которая отлична от исполнительных органов правительства государства и может выступать истцом и ответчиком в суде] обладает иммунитетом от юрисдикции судов Соединенного Королевства, если и только если (a) судебный процесс имеет место в отношении действия, совершенного ею в осуществление суверенной власти; и (b) обстоятельства таковы, что государство... обладало бы таким иммунитетом". Это положение применительно к судам Сингапура дословно воспроизведено в секции 16(2) Акта Сингапура о государственном иммунитете (State Immunity Act) 1979 г.

 В некоторых других странах концепция ограниченного иммунитета иностранного государства не закреплена в законодательстве, а реализуется на практике: Италия, ФРГ, Франция, Дания, Норвегия, Греция.

В настоящее время количество исков, предъявляемых  иностранными государствами к Российской Федерации  и  ее органам в иностранных судах, неуклонно увеличивается, при этом согласия Российской Федерации на ее участие в деле  не  испрашивается.

Организацией Объединенных Наций 2 декабря 2004 г.  принята Конвенция о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, требования и нормы которой обязательны для  их исполнения всеми ее  государствами участниками.

1 декабря 2006 г. Российская Федерация  подписала Конвенцию о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, в соответствии с  учетом положений которой законопроектом предлагается установить правовой режим юрисдикционного иммунитета иностранного государства и его имущества на территории Российской Федерации.

 Также законом устанавливаются предмет его правового регулирования, приоритет международного договора, а также дается содержание используемых в законопроекте понятий таких как "иностранное государство", "юрисдикционный иммунитет", "судебный иммунитет" и других.

В соответствии с нормами международного права, законодательством и судебной практикой зарубежных стран настоящий закон устанавливает пределы юрисдикционного иммунитета иностранных государств и их имущества, определяются случаи, когда иностранное государство и его имущество не пользуются юрисдикционным иммунитетом, и предусматривается возможность отказа иностранного государства от юрисдикционного иммунитета.

Настоящий  закон является  актуальным, так как способствует стабилизации  правового  режима  юрисдикционного  иммунитета Российской Федерации и обеспечения баланса юрисдикционного иммунитета, предоставляемого иностранному государству в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, и юрисдикционного иммунитета, предоставляемого Российской Федерации в данном иностранном государстве.

Закон также рассматривает возможность ограничения судом Российской Федерации на основе принципа взаимности юрисдикционного иммунитета иностранного государства, если установлено, что в иностранном государстве, в отношении которого возник вопрос о юрисдикционном иммунитете, Российской Федерации предоставляется юрисдикционный иммунитет в более ограниченном объеме, чем тот, который предоставляется иностранному государству.

В российском законодательстве сегодня закреплены обе теории юрисдикционного иммунитета: как теория абсолютного иммунитета (ст. 401 ГПК РФ).

С принятием в действие закона "О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» потребуется внесение изменений и дополнений в действующее законодательство Российской Федерации: Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон  от  2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".

Таким образом, в   российском   законодательстве   сегодня   закреплены   две теории юрисдикционного иммунитета: абсолютный иммунитет, предусмотренный ст. 401 ГПК РФ и ограниченный  иммунитет, предусмотренный ст. 251 АПК РФ, однако, в России при решении экономических споров, при участии иностранных центральных банков, применяется теория именно ограниченного иммунитета

         Международный суд ООН указывает, что «… иммунитет имеет в основном процессуально- правовую природу», определение действий которой как несуверенных, либо суверенных не влияет на решение вопроса об их правомерности или неправомерности.

 Для  действия иммунитета имущества иностранного государства имеет значение его предназначения для суверенных целей иностранного государства и  факт его  реального использования.

В международном праве, в большинстве  иностранных законов, регулирующих вопросы юрисдикционного иммунитета, отсутствует определение  понятия «центральный банк». Некоторые иностранные государства используют термин «центральный банк или равные ему органы финансовой  власти», так, например,  Закон о  гражданской юрисдикции Японии (ст.19(1)).

В некоторых государствах понятие «иностранный центральный банк» закреплен в законах  самого государства, регулирующих вопросы  юрисдикционного иммунитета. Так, например, в Законе Израиля об                            иммунитете иностранных государств 2008 г. (Секция 1) указано, что понятие                                   «центральный банк» включает любое агентство, представляющий собой центральный орган валютного регулирования иностранного государства.

         А вот в ст.2 Закона  КНР о судебном иммунитете от принудительных мер в отношении собственности иностранных центральных банков 2005 г. указано, что под «… иностранным центральным банком понимается центральный банк иностранного государства и региональной организации экономической интеграции или орган финансовой администрации, осуществляющей функции центрального банка». Также  вышеуказанный  Закон  КНР распространяет  юрисдикционный  иммунитет и на центральные банки региональных организаций экономической интеграции.

         Вместе с тем, существуют и трудности, относящиеся к статусу имущества иностранного центрального банка, так как  центральный банк может иметь имущественные права в отношении тех объектов права, на которые распространяются на права частных лиц. Также важно, для каких целей предназначено и фактически используется имущество иностранного центрального банка.

          Однако нормы о юрисдикционном иммунитете могут не применяться, если иностранное государство выражает отказ от своего иммунитета, при этом возможна оговорка, что государство может не выражать общий отказ от иммунитета, а предназначить конкретное имущество для применения к этому имуществу принудительных мер. Данные нормы отражены  в ст.17(2) Закона о гражданской юрисдикции Японии в отношении  иностранного государства                    2009 г., а также свойственны ст. Закона КНР о судебном иммунитете от принудительных мер в отношении собственности  иностранных центральных банков 2005 г.

 В международном праве указанные положения отражены в ст.19(b) Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности. 

 В российском действующем законодательстве предусмотрено, что Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере международных отношений Российской Федерации, в порядке, установленном процессуальным законодательством Российской Федерации, дает заключения по вопросам предоставления юрисдикционных иммунитетов Российской Федерации и ее имуществу в иностранном государстве.

         В сравнении с иностранными государствами законодательством    Российской Федерации: ст.6 Федерального закона РФ от 03.11.2015 г.                            № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации", предусмотрен отказ от судебного иммунитета:

«иностранное государство признается отказавшимся от судебного иммунитета, если данное иностранное государство предъявило иск в суд Российской Федерации, вступило в судебный процесс в суде Российской Федерации по существу спора в качестве лица, участвующего в деле, или предприняло иное действие по существу дела».

В соответствии с действующим законодательством РФ иностранные государства  не  пользуются  судебным иммунитетом, предусмотренными нормами закона, в частности:

 ст.7. в отношении споров, связанных с участием иностранного государства в гражданско-правовых сделках и (или) осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности; ст. 8. в отношении трудовых споров;                   ст.  9. в отношении споров, связанных с участием в юридических лицах или иных образованиях, не имеющих статуса юридического лица;

ст. 10. в отношении споров о правах на имущество;

ст. 11. в отношении споров о возмещении вреда;

ст.12.в отношении споров, связанных с интеллектуальной собственностью;

ст. 13. в отношении споров, связанных с эксплуатацией судна.

         Магистр юриспруденции МГИМО(У) МИД России Щеголев Святослав Игоревич в своей статье «Юрисдикционный иммунитет иностранных центральных банков: международное и зарубежное правовое регулирование»

 отметил актуальность и необходимость повышения степени экономической интеграции различных государств, которая значительно влияет на развитие международного и внутригосударственного права, при этом правовое регулирование деятельности иностранных государств имеет множество особенностей, которые не в полном объеме изучены  юристами  разных уровней Российской Федерации.

         В статье   утверждается, что юрисдикционный иммунитет является действительной и важной частью обычного международного права, но есть немало вопросов о пределах и объеме нормы юрисдикционного иммунитета, в связи с чем определяются различные механизмы пределов и объема юрисдикционного  иммунитета.  Для этого существуют различные варианты: создание соответствующих международных договоров, в  зарубежных  государствах принимаются особые законы, содержащие нормы юрисдикционного  иммунитета  иностранных  центральных  банков, вследствие чего необходимо их детальное толкование в правоприменительной практике.

Центральные иностранные банки  зарубежных государств и их имущество имеют особый  международно - правовой статус, а их юрисдикционный иммунитет имеет целый ряд обстоятельств, которые нельзя не учитывать в  правоприменительной практике российского законодательства.

Наличие двух иммунитетов в РФ создает существенные трудности в правоприменительной практике России, в связи с чем считаю, что использование ограниченного иммунитета  необходимо использовать  в полном объеме  юрисдикционного  иммунитета  Российской  Федерации.

 Таким  образом, принятие Федерального закона РФ от 03.11.2015 г.                         № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества  иностранного  государства  в  Российской  Федерации"  актуально, так как  способствует более эффективному решению вопросов юрисдикционного  иммунитета  РФ  и  зарубежных государств.

Литература:

1. Федеральный закон Российской  Федерации  № 297 от 3 ноября 2015 года "О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации».

2. Закон  о гражданской юрисдикции Японии в отношении иностранного государства,  2009 г.

3. Акт о государственном иммунитете 1978 г., Великобритания (State Immunity Act 1978).

4. Акт Сингапура об иммунитете иностранного государства 1979 г. (State Immunity Act).

5. Законе Израиля об иммунитете иностранных государств 2008 г.

6. Научная статья Щеголева Святослава Игоревича , «Юрисдикционный иммунитет иностранных центральных банков: международное и зарубежное правовое регулирование».