главная | новое | каталог | учебники

Конституционное право зарубежных стран (Мишин А.А.) » Тенденции развития конституционного права постсоциалистических государств

Тенденции развития конституционного права постсоциалистических государств

  1. Общее и особенное в конституционном развитии постсоциалистических государств
  2. Особенности форм правления в постсоциалистических государствах

Общее и особенное в конституционном развитии постсоциалистических государств

1. Общая характеристика. Конституции постсоциалистических государств обладают рядом общих черт и закономерностей, что позволяет говорить о появлении новой, постсоциалистической модели Основного закона.

Прежде всего следует отметить, что конституции постсоциалистических государств исходят из общих начал конституционализма, таких как народный суверенитет, приоритет прав и свобод личности, правовое государство, разделение властей, представительная форма правления.

Вместе с тем в них широко использовались и традиции национальной государственности. Так, Конституция Литвы 1992 г. указывает, что правовой фундамент государства основан на Литовских статутах и предшествующих конституциях Литовской Республики. Конституция Чешской Республики 1992 г. призывает следовать "добрым традициям исторической государственности земель Короны чешской и государственности чехословацкой". В одном из постсоциалистических государств - Латвии восстановлено действие прежней Конституции (от 1922 г.), что свидетельствует не только о преемственности, но и о непрерывности конституционного развития страны.

В большей части постсоциалистических конституций создан особый конституционный механизм, препятствующий возрождению тоталитарного общества и государства. Этой цели служат конституционные нормы, которые запрещают захват государственной власти, провозглашают принцип политического плюрализма и многопартийности, не допускают создания чрезвычайных судов, подробно регламентируют не только права граждан, но и правовой механизм их защиты от произвола со стороны государства. Закрепление столь подробных норм - характерная черта конституций постсоциалистических государств, отражающая их стремление освободиться от тоталитарного прошлого.

2. Конституционные основы организации государственной власти. Практически все конституции провозглашают в качестве своей цели создание демократических, правовых, социальных и светских государств.

Демократические основы государственности раскрываются в конституционных институтах прямой и представительной демократии, при этом неизменно подчеркивается принадлежность суверенитета и верховной власти народу. Так, Конституция Венгрии устанавливает: "В Венгерской Республике вся власть принадлежит народу, который осуществляет свой суверенитет через избранных представителей, а также непосредственно" (ч. 2 ст. 2). Несколько иным образом принцип народовластия раскрыт в Конституции Чешской Республики: "Народ является источником всей государственной власти; он осуществляет ее через органы законодательной, исполнительной и судебной власти... Государственная власть служит всем гражданам и может осуществляться только в случаях, пределах и порядке, установленных законом. Каждый гражданин может делать то, что не запрещено законом, и никто не может быть принужден делать то, к чему закон не обязывает" (ст. 2).

Принцип правового государства закреплен в нормах о верховенстве и соблюдении Конституции и законов. Основной закон Болгарии гласит: "Республика Болгария является правовым государством. Управление в ней осуществляется согласно Конституции и законам страны" (ч. 2 ст. 4). Конституция Хорватии указывает: "В Республике Хорватия законы должны соответствовать Конституции, а остальные нормативные акты - Конституции и закону. Каждый должен придерживаться Конституции и закона и уважать правовой порядок Республики Хорватия" (ст. 5).

Большая часть постсоциалистических конституций провозглашает принцип социального государства, как правило, не раскрывая его содержания. Это объясняется отчасти тем обстоятельством, что авторы конституций стремились исключить любое сходство с прежними, социалистическими, основными законами, а также, по возможности, те положения, которые имели идеологический оттенок либо не обладали свойствами правовых норм.

Принцип "светского государства" раскрывается в положениях об отделении государства от церкви и недопустимости преимуществ для отдельных религий и культов. Наиболее подробно этот принцип раскрыт в Конституции Польши: "1. Церкви и иные вероисповедные союзы равноправны. 2. Публичные власти в Республике Польша сохраняют беспристрастность в вопросах религиозных, мировоззренческих и философских убеждений, обеспечивая свободу их выражения в публичной жизни. 3. Отношения между государством и церквами, иными вероисповедными союзами строятся на принципах уважения их автономии, а также взаимной независимости каждого в своей области, равно как и взаимодействия на благо человека и на общее благо. 4. Отношения между Республикой Польша и Католическим костелом определяются международным договором, заключенным с Апостольским престолом (Ватиканом. - Ред.), и законами. 5. Отношения между Республикой Польша и иными церквами, а также вероисповедными союзами определяются законами, принятыми на основе договоров, заключенных Советом министров с их компетентными представителями" (ст. 25).

3. Конституционные права и свободы. В конституциях постсоциалистических государств неизменно подчеркивается приоритет прав и свобод личности (он подтверждается также тем фактом, что разделы о правах и свободах, как правило, следуют непосредственно за разделами об общих конституционных положениях).

Перечень прав и свобод личности во многом совпадает, нередко конституции содержат единообразную регламентацию личных, политических, социально-экономических прав и свобод. Во многом это обусловлено тем, что в их тексты, по сути, инкорпорированы положения таких общепризнанных актов международного права, как Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г.

Вместе с тем между конституциями имеются существенные различия, обусловленные прежде всего тем, как строятся отношения между государством и личностью. Конституции многих постсоциалистических государств (за исключением в основном среднеазиатских республик) рассматриваются в качестве не только основы, но и "ограничителя" государственной власти (ст. 4 Конституции Албании). Неотчуждаемые права и свободы личности определяют пределы государственного вмешательства в частную жизнь граждан. При определенных обстоятельствах конституции допускают возможность соответствующих ограничений, например, "в целях защиты свобод и прав других людей, а также правопорядка, общественной морали и здоровья" (ст. 16 Конституции Хорватии), при этом в некоторых из них подчеркивается, что указанные ограничения "не должны нарушать сущность свобод и прав" (ст. 31 Конституции Польши).

Основным гарантом прав и свобод личности провозглашается судебная власть. Так, в Конституции Словацкой Республики роль судебной власти в этой сфере закреплена в следующих нормах: "1. Каждый может в установленном законом порядке отстаивать свое право в независимом и беспристрастном суде, а в случаях, установленных законом, - ином органе Словацкой Республики. 2. Каждый, кто утверждает, что его права были ущемлены решением органа публичной администрации, может обратиться в суд для проверки законности этого решения, если иное не установлено законом. Из компетенции суда не может быть исключена проверка решений, затрагивающих основные права и свободы. 3. Каждый имеет право на возмещение ущерба, причиненного незаконным решением суда, иного государственного органа или органа публичной администрации либо неправильной официальной процедурой. 4. Условия и подробности судебной и иной правовой защиты устанавливаются законом" (ст. 46).

Следует, впрочем, отметить, что отдельные конституции, в основном конституции государств Содружества Независимых Государств, ограничиваются общими декларациями о защите прав и свобод, не обеспечивая ее действенных форм.

4. Государственное устройство. В настоящее время практически все постсоциалистические государства отказались от федеративной формы государственного устройства. Долгое время федерация сохранялась в Югославии, но 14 марта 2002 г. она прекратила свое существование (на ее основе создано новое, фактически конфедеративное образование - Сербия и Черногория). Определенные элементы федерализма сохраняются сейчас только в государственном устройстве Боснии и Герцеговины (в отношениях между Федерацией Боснии и Герцеговины и Республикой Сербской).

Вместе с тем во многих постсоциалистических государствах (главным образом в пределах СНГ) созданы автономные образования. Так, в состав Украины входит Автономная Республика Крым, Азербайджана - Нахичеванская Автономная республика, Казахстана - Республика Каракалпакстан, Таджикистана - Горно-Бадахшанская автономная область. В Молдавии учреждено территориальное образование с особым статусом - территория гагаузов. В Грузии права автономии предоставлены Абхазии, Аджарии и Цхинвальскому региону.

В большей части стран Центральной и Восточной Европы автономий нет. Более того, в отдельных конституциях установлен прямой запрет на их создание. Так, например, в Конституции Болгарии говорится: "Республика Болгария - унитарное государство с местным самоуправлением. В ней не допускаются автономные территориальные образования" (ч. 1 ст. 2). Отказ от автономий как формы решения национального вопроса объясняется только одним - опасением, что в перспективе они могут расколоть страну. К сожалению, следует признать, что такие опасения имеют под собой основания, о чем свидетельствует опыт некоторых многонациональных государств.

5. Вопросы конституционной экономики. В постсоциалистических конституциях закреплены новые подходы к регулированию экономических отношений: в них провозглашаются общие принципы экономической системы, такие как многоукладность экономики, свобода предпринимательства, ограничение экономического регулирования со стороны государства, свобода перемещения лиц, товаров, капиталов и услуг, защита конкуренции, равенство экономических прав и свобод граждан.

Как правило, конституции закрепляют две формы собственности - государственную и частную и провозглашают их равный статус. Равенство форм собственности, впрочем, не исключает, с одной стороны, наличия особых гарантий неприкосновенности частной собственности, а с другой - закрепления в исключительной собственности государства определенных природных объектов либо отраслей экономики. Так, согласно Конституции Болгарии в исключительной собственности государства остаются "подземные богатства, прибрежная пляжная полоса, республиканские дороги, а также воды, леса и парки, имеющие национальное значение, природные и археологические резерваты, определенные в законе" (ч. 1 ст. 18). Кроме того, государство осуществляет суверенные права над континентальным шельфом и в особой экономической зоне, в отношении спектра радиочастот и позиций геостационарной орбиты (ч. ч. 2 и 3 ст. 18). Наконец, в Конституции особо подчеркивается, что "законом может быть установлена государственная монополия на железнодорожный транспорт, национальные почтовые и телекоммуникационные сети, использование ядерной энергетики, производство радиоактивных продуктов, оружия, взрывчатых и биологически сильнодействующих веществ" (ч. 4 ст. 18).

В отличие от прежних конституций основные законы постсоциалистических государств включают развернутую регламентацию вопросов налогообложения и бюджетного процесса, рассматривая их как основные инструменты экономической политики государства. Особое внимание конституции обращают на вопросы целевого использования бюджетных средств.

К новеллам конституционного регулирования можно отнести также закрепление вопросов денежной эмиссии и особого статуса центральных банков как институтов, которые отвечают за устойчивость национальных валют. Как правило, конституции закрепляют независимый статус центральных банков. Так, Основной закон Албании устанавливает: "Центральный государственный банк... имеет исключительное право выпуска и обращения албанских денег, проведения независимой денежной политики и сохранения и управления валютными резервами Республики Албания" (ст. 161), а Конституция Чехии гласит: "Чешский национальный банк является центральным банком государства. Главной его целью является забота об обеспечении стабильности валюты; вмешательство в его деятельность допускается только на основании закона" (ч. 1 ст. 98).

6. Конституции и вопросы международного права. Особенностью постсоциалистических конституций стало расширение блока конституционных норм, которые отражают развитие интеграционных процессов. В отдельные конституции включены положения о возможности передачи части суверенных прав государства международным наднациональным организациям. Практически все конституции признают обязательный характер общепризнанных принципов и норм международного права и необходимость приведения внутреннего законодательства в соответствие с ними. Нередко международные договоры рассматриваются как составная часть внутригосударственного права (Конституции Албании, Болгарии, Польши, Литвы, Македонии, Румынии, Словении и др.). Во многих конституциях провозглашено верховенство норм международных договоров над внутренним законодательством (в частности, Конституции Албании, Болгарии, Чехии, Словакии, Польши, Хорватии, Эстонии).

7. Правовые механизмы защиты конституций. Практически все постсоциалистические конституции содержат нормы о защите и обеспечении их действия. Особое значение в ряду правозащитных механизмов имеют конституционные суды, которые дают толкование конституции, выносят решения о конституционности законов и иных нормативных правовых актов, решают споры о компетенции органов государственной власти. В отдельных странах им придаются дополнительные функции. Так, в Болгарии Конституционный суд выносит решения о конституционности политических партий и объединений и законности выборов, оценивает обвинения, предъявленные Парламентом Президенту и вице-президенту (ст. 149). Конституционный трибунал Польши, помимо указанных общих полномочий, разрешает дела о соответствии законов ратифицированным международным договорам, о соответствии Конституции целей или деятельности политических партий (ст. 188).

В ряде стран конституционные суды наделены заметно меньшим объемом полномочий. Так, в Румынии Конституционный суд наделен правом только "высказываться о конституционности законов до их промульгации". Если Конституционный суд обнаруживает несоответствие закона Конституции, он повторно рассматривается Парламентом и в случае его утверждении большинством в две трети от общего числа депутатов обеих палат вступает в силу вопреки мнению Суда (ст. ст. 144 - 145 Конституции Румынии).

Помимо конституционных судов, функции защиты Конституции возложены на суды общей юрисдикции и специализированные правозащитные органы. В большей части стран к числу последних относятся уполномоченные по правам человека. Так, например, в Венгрии учреждены такие органы, как Комиссар Государственного Собрания по правам граждан и Комиссар Государственного Собрания по правам национальных и этнических меньшинств (ст. 32B).

В отдельных странах созданы особые органы, которые осуществляют надзор за конституционностью деятельности органов государственной власти. В Польше таким органом стал Государственный трибунал: он может привлечь к конституционной ответственности за нарушения Конституции или закона при исполнении должностных функций Президента Республики Польша и Председателя Совета министров, руководителей Национального банка, Верховной палаты контроля, Верховного командующего Вооруженными силами, депутатов, сенаторов, а также ряд других должностных лиц (ст. 198 Конституции Республики Польша).

К механизмам защиты постсоциалистических конституций можно отнести также усложненную процедуру принятия конституционных поправок. Как правило, изменения и дополнения вносятся в конституцию квалифицированным большинством в две трети от общего числа депутатов парламента. Нередко предусматриваются нормы об утверждении конституционных поправок на референдуме. Отдельные конституции ограничивают возможности пересмотра основных конституционных норм. Так, Конституция Украины запрещает такие конституционные изменения, которые "предусматривают упразднение либо ограничение прав и свобод человека и гражданина или если они направлены на ликвидацию независимости либо на нарушение территориальной целостности Украины" (ст. 157). Основной закон Румынии запрещает пересматривать положения, "касающиеся национального, независимого, единого и неделимого характера румынского государства, республиканской формы правления, территориальной целостности, независимости юстиции, политического плюрализма и официального языка" (ст. 148).

Более сложный порядок пересмотра основных законов, закрепленный в соответствующих нормах, обеспечивает стабильность конституционного регулирования и устойчивость конституционной системы в целом.

Особенности форм правления в постсоциалистических государствах

1. Общая характеристика форм правления. В основу организации государственной власти всех постсоциалистических государств положен принцип разделения властей. Например, Конституция Казахстана прямо указывает, что взаимоотношения трех ветвей власти складываются с использованием системы сдержек и противовесов (ч. 4 ст. 3). Фактически в этой Конституции доктрина разделения властей предстает в ее первоначальном варианте, при котором все власти в государстве должны действовать самостоятельно, но взаимодействуя между собой и уравновешивая друг друга.

Формы конституционной реализации принципа разделения властей в постсоциалистических государствах заметно различаются.

В большей части зарубежных стран СНГ преобладает президентская (например, Беларусь и Казахстан) либо "суперпрезидентская" форма правления (наиболее типичным примером в этом отношении служит Туркменистан).

В государствах Центральной и Восточной Европы в основном действует парламентарная форма правления. Некоторые элементы президентской республики присущи Польше и Румынии (они исторически ориентировались на французскую модель государственного устройства), что дает основание характеризовать их как парламентско-президентские республики. Тенденция к переходу к смешанной форме правления прослеживается также в конституционном развитии Болгарии.

2. Институт президентской власти. Следует подчеркнуть, что институт президента давно известен странам Центральной и Восточной Европы, в рамках режима народных демократий он существовал в Румынии, Чехословакии, Венгрии, Югославии. В настоящее время этот институт действует во всех постсоциалистических странах в тех формах, которые предопределены соответствующей формой правления.

В парламентских республиках президент наделен в основном представительскими функциями. Так, например, по Конституции Латвии Президент "представляет государство в международных отношениях, назначает латвийских и принимает иностранных дипломатических представителей" (ст. 41). Многие свои полномочия он осуществляет с санкции Сейма. Так, он ратифицирует международные договоры и объявляет войну на основании постановления Сейма (ст. ст. 41 и 43). Президент не несет политической ответственности за свою деятельность. Все его распоряжения должны быть контрассигнованы главой правительства либо министром, которые принимают на себя всю ответственность за политические либо иные последствия его распоряжений (ст. 53). Президент Республики может поставить вопрос о роспуске Сейма. В этом случае должен быть проведен референдум. Если за роспуск Сейма проголосует большинство избирателей, проводятся новые выборы, но если большинство избирателей высказывается против роспуска Сейма, в отставку должен уйти сам Президент (ст. ст. 48, 50). В целом правовой статус Президента Латвии заметно ослаблен даже в сравнении с президентами других парламентских республик. Во многом это обусловлено тем обстоятельством, что он не только избирается, но и может быть отрешен от должности большинством голосов членов Сейма (ст. ст. 36, 51).

В тех государствах Центральной и Восточной Европы, где восприняты элементы президентской формы правления, президент в политической системе занимает совершенно иное место.

Так, Конституция Польши устанавливает, что Президент "является верховным представителем Республики Польша и гарантом непрерывности государственной власти... следит за соблюдением Конституции, стоит на страже суверенитета и безопасности государства, а также нерушимости и неделимости его территории" (ст. 126).

Во многом сходным образом закреплен общий статус Президента Румынии. По Конституции он "представляет румынское государство и является гарантом национальной независимости, единства и территориальной целостности страны... следит за соблюдением Конституции и надлежащим функционированием публичных властей. В этих целях Президент осуществляет функцию посредничества между властями государства, а также между государством и обществом" (ст. 80).

Президенты Польши, Румынии, Болгарии, ряда других государств Центральной и Восточной Европы избираются непосредственно населением, что служит дополнительным источником их властных полномочий.

Впрочем, непосредственно в самих конституциях за ними закреплен самый широкий круг полномочий. Так, Президент Румынии предлагает кандидатуру на должность премьер-министра и назначает правительство на основе вотума доверия, выраженного Парламентом. В случае реорганизации правительства или образования в нем вакансии он по предложению премьер-министра отзывает и назначает отдельных членов правительства (ст. 85). Президент Румынии может принимать участие в заседаниях правительства, при этом он председательствует на таких заседаниях (ст. 87). Он может обращаться к Парламенту с посланиями по основным проблемам политического развития страны (ст. 88). Президент может распустить Парламент, если Парламент отказывает в доверии формируемому им правительству (ст. 89). Кроме того, он наделен правом проводить референдумы (ст. 90), заключать международные договоры и представлять их на ратификацию Парламенту (ст. 91), вводить военное или чрезвычайное положение (ст. 93) и т.д.

В конституциях стран СНГ формально различаются две модели института президентской власти: в Армении, Беларуси, Казахстане, Киргизии президент выступает как глава государства, в Азербайджане, Грузии, Туркмении, Узбекистане он наделен полномочиями главы государства и главы исполнительной власти. Впрочем, такие различия обусловливают незначительные расхождения в общей характеристике президентской власти. Во всех странах СНГ президенты избираются непосредственно населением, и практически повсеместно они выступают как центральные институты государственной власти, олицетворяя единство власти и незыблемость существующего конституционного строя.

Наблюдались и определенные заимствования из Конституции России 1993 г. Так, ряд знакомых положений присутствовал в последней редакции предыдущей Конституции Кыргызстана, утратившей силу в 2010 г. Часть 7 ст. 71 гласила, что в случае, если Жогорку Кенеш (однопалатный парламент) Кыргызской Республики в течение трех месяцев повторно примет решение о вотуме недоверия правительству Кыргызской Республики, Президент объявляет об отставке правительства или распускает Жогорку Кенеш. Часть 3 ст. 42 предыдущей Конституции Кыргызстана, как и ч. 3 ст. 80 Конституции РФ, нивелировала принцип разделения властей посредством воспроизведения сакральной формулировки "Президент определяет основные направления внутренней и внешней политики государства". Более того, предыдущая Конституция Кыргызстана содержала положение, в соответствии с которым Президент давал правительству указания в этой сфере без согласования с представителями других ветвей государственной власти (ч. 1 ст. 71 гласила, что Президент вправе выступать на заседаниях правительства, ставить перед ним цели и задачи по достижению основных направлений внутренней и внешней политики государства). При этом ст. 7 Конституции Кыргызстана, разумеется, устанавливала в качестве одного из основополагающих принципов принцип разделения властей. Кыргызский 17-летний опыт практического применения полупрезидентской модели был характерен тенденцией к дальнейшему усилению роли Президента, что особенно сильно проявилось в период пребывания на посту главы государства Курманбека Бакиева. Полупрезидентская республика чем дальше, тем больше напоминала восточную деспотию, и в начале апреля 2010 г. произошел мощный социальный взрыв: Бакиев был свергнут и бежал из страны, а политическая элита Кыргызстана сделала выводы из произошедшего - новая Конституция страны устанавливает в качестве формы правления парламентскую республику. Конституция Беларуси трактует правовой статус Президента Республики следующим образом: "Президент Республики Беларусь является главой государства, гарантом Конституции Республики Беларусь, прав и свобод человека и гражданина. Президент олицетворяет единство народа, гарантирует реализацию основных направлений внутренней и внешней политики, представляет Республику Беларусь в отношениях с другими государствами и международными организациями. Президент принимает меры по охране суверенитета Республики Беларусь, ее национальной безопасности и территориальной целостности, обеспечивает политическую и экономическую стабильность, преемственность и взаимодействие органов государственной власти, осуществляет посредничество между органами государственной власти. Президент обладает неприкосновенностью, его честь и достоинство охраняются законом" (ст. 79). Естественно, подобные общие формулировки самым подробным образом раскрываются в соответствующих конституционных нормах, в которых закреплены полномочия Президента Республики Беларусь (ст. ст. 84 - 85 и др.).

3. Правовой статус правительства. Порядок формирования и правовой статус правительств постсоциалистических государств различаются в зависимости от существующей формы правления.

В президентских республиках правительство формируется президентом в основном безотносительно к воле парламента. Так, например, в Казахстане Президент представляет депутатам только кандидатуру премьер-министра. Остальные члены правительства назначаются Президентом по представлению премьер-министра. По Конституции правительство несет ответственность перед Президентом. Он может "по собственной инициативе принять решение о прекращении полномочий Правительства и освободить от должности любого его члена" (подп. 7 ст. 70). Вместе с тем Конституция Казахстана закрепляет соответствующие формы подотчетности правительства перед Парламентом: Парламент не только заслушивает программы и отчеты правительства, но и может вынести ему вотум недоверия (подп. 6 ст. 53). Впрочем, право принятия решений по этому вопросу принадлежит Президенту. Он может не согласиться с отставкой правительства. В этом случае распускается Парламент, а правительство продолжает исполнять свои функции до следующих выборов и формирования нового депутатского корпуса. Каждая из палат Парламента может потребовать также отставки отдельных министров в случае неисполнения ими законов Республики (подп. 6 ст. 57). Но и в этом случае Президент может не согласиться с мнением депутатов. И только повторное (не ранее чем через шесть месяцев) решение палаты Парламента, принятое большинством в две трети голосов, автоматически влечет за собой отставку члена Правительства.

Иным образом складывается порядок формирования правительства в государствах со смешанной формой правления. Так, в Румынии Президент представляет кандидатуру на должность премьер-министра только после консультаций с партией либо коалицией партий, которые имеют большинство мест в Парламенте. Кандидат на должность премьер-министра представляет Парламенту программу и состав будущего правительства. Вотум доверия правительству обсуждается на совместном заседании палат Парламента и принимается большинством голосов сенаторов и депутатов (ст. 102). Правительство несет политическую ответственность только перед Парламентом (ч. 1 ст. 108) и уходит в отставку в случае вынесения ему вотума недоверия большинством голосов сенаторов и депутатов (ст. 112).

В Литве премьер-министр назначается на должность и освобождается с должности Президентом с согласия Сейма. Назначенный Сеймом премьер-министр представляет Президенту для назначения кандидатуры на должности министров. Утвержденный таким образом состав правительства, а также правительственная программа должны быть переданы на рассмотрение Сейма в течение 15 дней со дня формирования правительства. Полномочия по осуществлению своей деятельности правительство получает в случае одобрения его программы большинством голосов участвующих в голосовании членов Сейма (ст. 92). Правительство несет солидарную ответственность перед Сеймом за свою деятельность (ст. 96), при этом Конституция устанавливает следующие основания для его отставки: повторное неодобрение Сеймом программы вновь образованного правительства; вотум недоверия правительству или премьер-министру, вынесенный большинством голосов членов Сейма; отставка или смерть премьер-министра; формирование нового правительства после выборов сейма; отказ в утверждении правительства в случае смены более половины его состава. Сейм Литвы может отправить в отставку также отдельных министров, приняв такое решение большинством голосов от общего состава своих членов (ст. 101).

Конституции, по сути, закрепляют две модели оформления компетенции правительства. Некоторые из них ограничиваются общей констатацией, что правительство осуществляет исполнительную власть (например, в Чехии). Столь же кратко определяет компетенцию правительства Конституция Румынии: "Правительство согласно своей программе правления, одобренной Парламентом, обеспечивает реализацию внутренней и внешней политики страны и осуществляет общее руководство публичной администрацией" (ч. 1 ст. 101). В других конституциях компетенция правительства закреплена в достаточно подробной форме. Так, согласно Конституции Венгрии правительство "охраняет конституционный строй, защищает и гарантирует права граждан; обеспечивает исполнение законов; направляет работу министерств и непосредственно подчиненных ему органов, согласовывает их деятельность; посредством сотрудничества министра внутренних дел организует законный контроль за деятельностью местных самоуправлений; обеспечивает разработку социально-экономических планов, принимает меры по их осуществлению; определяет государственные задачи научного и культурного развития и обеспечивает необходимые условия для их осуществления; определяет государственную систему социального и медицинского обеспечения и заботится о материальных средствах, необходимых для ее деятельности; руководит деятельностью Вооруженных сил, полиции и органов охраны порядка; проводит необходимые мероприятия в интересах предотвращения и ликвидации последствий стихийных бедствий (в дальнейшем опасное положение), угрожающих жизни и безопасности имущества граждан, а также в интересах защиты общественного порядка и общественной безопасности; принимает участие в определении внешней политики, заключает международные договоры от имени Венгерской Республики; обеспечивает решение всех тех задач, которые закон относит к сфере его компетенции" (ст. 35).

4. Законодательная власть. Роль парламента в постсоциалистических государствах неоднозначна. В отдельных странах (преимущественно Центральной и Восточной Европы) действует традиционная модель парламентаризма: законодательная власть наделена в них не просто весомыми полномочиями, фактически она имеет статус первой власти в ряду других разделенных властей. Об этом можно судить, в частности, по тому факту, что в текстах конституций этих стран на первое место поставлены разделы, посвященные парламенту, и только затем конституции обращаются к вопросам организации и полномочий президента, правительства и судебной власти (в странах СНГ таким образом построена только Конституция Азербайджана).

Особенности этой модели парламентаризма можно раскрыть на примере Литовской Республики. Парламент Литвы - Сейм является высшим представительным и постоянно действующим законодательным органом. В его состав входит 141 депутат, избираемый на основе всеобщего, равного, прямого избирательного права посредством тайного голосования. Конституция закрепляет за Сеймом широкий круг полномочий: он обсуждает и принимает поправки к Конституции; издает законы; принимает постановления о проведении референдумов; назначает выборы Президента; утверждает предусмотренные законом государственные органы, а также назначает и освобождает от должности их руководителей; одобряет кандидатуру премьер-министра, представленную Президентом; рассматривает и одобряет представленную премьер-министром программу правительства; по предложению Правительства образует или упраздняет министерства; осуществляет контроль за деятельностью правительства, может выражать недоверие премьер-министру или министру; назначает судей Конституционного суда, судей Верховного суда, а также председателей указанных судов; назначает и освобождает от должности Государственного контролера, председателя правления Банка Литвы; назначает выборы советов самоуправлений; образует Главную избирательную комиссию и вносит изменения в ее состав; утверждает государственный бюджет и осуществляет контроль за его исполнением; устанавливает государственные налоги и другие обязательные платежи; ратифицирует и денонсирует международные договоры, рассматривает другие вопросы внешней политики; устанавливает административное деление Республики; учреждает государственные награды; издает акты об амнистии; вводит прямое правление, военное и чрезвычайное положение, объявляет мобилизацию и принимает решения об использовании Вооруженных сил (ст. 67).

Не менее широкими полномочиями наделены парламенты Болгарии, Венгрии, Македонии, Словакии, Хорватии, Эстонии, ряда других государств.

Иная модель парламентаризма представлена конституциями государств - участников СНГ. Как правило, функции законодательной власти в них ограничены. Так, например, по Конституции Казахстана Парламент может издавать только те законы, которые касаются вопросов правосубъектности физических и юридических лиц, гражданских прав и свобод, обязательств и ответственности физических и юридических лиц; режима собственности и иных вещных прав; основ организации и деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, государственной и воинской службы; налогообложения, установления сборов и других обязательных платежей; республиканского бюджета; вопросов судоустройства и судопроизводства; образования, здравоохранения и социального обеспечения; приватизации предприятий и их имущества; охраны окружающей среды; административно-территориального устройства Республики; обеспечения обороны и безопасности государства. Все иные отношения должны регулироваться подзаконными актами (ст. 61).

Как уже было сказано, конституции многих зарубежных государств - участников СНГ ограничивают права парламента по формированию правительства и контролю за деятельностью органов исполнительной власти.

Отдельными конституциями допускается возможность подмены представительных органов власти. Так, согласно Конституции Туркменистана Меджлис (парламент) может передать свое право на принятие законов Президенту, впрочем, делегирование не распространяется на вопросы изменения и дополнения Конституции, уголовного и административного законодательства, а также судопроизводства. Законы, изданные Президентом в порядке делегирования, должны быть утверждены Меджлисом. Помимо Меджлиса, в состав которого входят 50 депутатов, законодательная власть принадлежит Халк Маслахаты (Народному Собранию) - высшему представительному органу Республики. В состав Халк Маслахаты входят народные депутаты от каждого административного центра, представители от всех ветвей власти: Президент, депутаты Меджлиса, члены Кабинета министров, председатели Верховного суда, Высшего Хозяйственного суда, Генеральный прокурор, главы административно-территориальных образований среднего и низового звена. К компетенции Халк Маслахаты относятся рассмотрение вопросов о внесении поправок в Конституцию либо принятии новой конституции; заслушивание отчетов Президента о проделанной работе; решение вопросов о проведении референдумов; выработка рекомендаций по основным направлениям социально-экономического и общественно-политического развития страны; решение вопроса об изменении государственной границы и административно-территориальном делении Республики; ратификация и денонсация договоров о межгосударственных союзах и иных международно-правовых образованиях; объявление войны и мира; решение других вопросов, отнесенных к его ведению Конституцией и законами Республики. Работой Халк Маслахаты руководит Президент Туркменистана либо иной избираемый для этой цели член этого органа.

В заключение следует отметить, что для конституционного развития постсоциалистических государств в целом характерна тенденция к недооценке ценностей парламентаризма, что ведет к относительному снижению роли парламента.